Что делать, если силы на нуле — рекомендации анастасии изюмской молодым мамам

 

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

4 стадии родительского выгорания. Как пережить и прекратить ощущать себя «ужасной матерью»

Что делать, если силы на нуле — рекомендации анастасии изюмской молодым мамам

4 стадии родительского выгорания. Как пережить и прекратить ощущать себя «ужасной матерью»

Материнство прикрывают счастливыми фотографиями в социальных сетях. Все также мало кто честно говорит про слабость и раздражение от того, что больше не хватает времени побыть одной или спокойно сходить в санузел.

А потом обнаруживается, что вам необходимо не свободное время — а психотерапевт. Чтобы помочь молодым мамам, Анастасия Изюмская и Анна Куусмаа написали путеводитель по эмоциональному выгоранию родителей «Мама на нуле».

В книге собрано 15 историй женщин и 3 истории мужчин (мужей героинь), которые приняли решение откровенно побеседовать об отцовстве.

А психологи Людмила Петрановская, Екатерина Бурмистрова, Елена Млодик, Дарья Утина, Галина Филиппова дополнили сборник собственными рассказами про то, что происходит с родителем в состоянии подавлености и эмоционального выгорания. В книге имеется множество практик самопомощи, быстрых техник восстановления, перечней фильмов, книг, сайтов, полезных для родителей.

Одинокое родительство: история одной мамы

Каждая история мамы, приведённая в книге, содержит теги #кризисВпаре #двойня #депрессия #особыйРебенок #финансовоеНеблагополучие и остальные.
К примеру, история журналистки Алины Фаркаш про: #развод #одиночество #первыйРебенок #сложныеОтношенияСмамой и #отсутствиеПомощи.

Когда 11-летнему сыну Алины было 4 месяца, она обнаружила себя на подоконнике со хныкающим сыном на руках.

Ей хотелось выкинуть ребёнка и напоследок хорошенько отоспаться. В тот момент она испугалась собственных мыслей и сделала кое-что другое.

Доставила в пустую детскую гору одеял, положила на них ребёнка, закрыла дверь, чтобы не слышать его плача, ушла в иную комнату и прочно уснула. Проснувшись, она осознала, что натворила.

Но оказалось, что ребенок спокойно лежал на полу и играл с одеялом. Не бойтесь не случилось.

Это было первый беспокойный звонок — нужно было согласиться, насколько она устала быть матерью-одиночкой и попросить чьей-то помощи

Нечасто кто признаётся в том, насколько тяжело быть мамой. Молчание этого приводит к катастрофическим последствиям — подавлености и эмоциональному выгоранию.

Чтобы завершить вынужденную изоляцию, Фаркаш начала ездить с сыном по городу — на вечеринки и встречи. Когда ему выполнилось восемь месяцев, она вышла на работу и писала-писала-писала едва ли не округлыми сутками.

Ей казалось, что у неё много энергии. Но в конце концов эта перегруженность нагнала её, и через три года, уже после знакомства со вторым мужем, Алина появилась в подавлености.

Она ничего не имела возможности делать и уволилась со всей работы.

В настоящий момент сыну Алины 11 лет, а дочурки — 4-ре. Она даже в наше время себя чувствует ужасной матерью в отношении к сыну, зато воспитание дочурки наряду с мужем дало осознание, что во второй раз она смогла стать хорошей мамой.

Когда родители тоже выгорают и как это происходит

Психолог для семьи Людмила Петрановская рассказывает, что первый раз синдром эмоционального выгорания (СЭВ) описывал людей хелперской профессии (с англ. helper — дающий) — докторов, учителей, психологов и так дальше. В 70-х годах 20 века в американском городе создавалась социальная служба, куда отбирали самых мотивированных сотрудников.

Спустя несколько лет с ними что-то произошло.

Клиенты начали пожаловаться, что работники хамят, невнимательны, их помощи нельзя подождать. Это традиционный случай эмоционального выгорания, у которого есть 4-ре стадии.

1.

Стадия мобилизации. Когда мы начнем новый проект, приходим на новую работу, мы чувствуем упоение.

Энергии масса, хочется делать-делать-делать, забываешь о сне и отдыхе, без отдыха отдаёшь себя. Это идеальное состояние, но сложность в том, что эйфория не может быть вечной.

У молодых родителей начинается стадия эйфории, если, разумеется, роды прошли хорошо, ребёнок здоров, а послеродовая депрессия не накрыла. Родители находятся в состоянии счастья и наслаждения, но недосып и утомленность собираются, и начинается вторая стадия СЭВ.

2. Стадия выдерживания. Когда человек много работает, но все выдержит.

Его держат ощущение долга, преданность команде, знание, что ему это работа необходима, определённый рабочий результат. Эта стадия может продолжаться продолжительно, и если ничего стрессового не происходит, человек может годами существовать в этом состоянии.

Непростые периоды чередуются обычными, неудачи — успехами, одни задачи решаются, появляются новые. На данной стадии человек желает расслабиться, уехать куда-нибудь, заменить обстановку.

Включается режим экономии энергии. У мамы и папы эта стадия проходит ориентировочно также.

Забота о ребёнке уже не так вдохновляет, но, в общем, это терпимо.

3. Стадия невыдерживания.

Если нагрузка не уменьшается, приходит стадия третья. Происходит стрессовая ситуация, болезнь, невезение или сильное разочарование.

Отдых не наступит — человек живёт в вечном аврале. Тогда возникает чувство «Я на нуле».

Третья, астеническая стадия, — нервное истощение.

Утомленность меняется раздражением, все начинает бесить
Больше нет сил на развитие, психика блокирует любые возможности.

Вот здесь родители ощущают: хочу лечь и скончаться именно сейчас. «Все валится из рук, я больше не могу, не хочу, отвяжитесь от меня», — вот оно состояние усталости и опустившихся рук.

Начинаются проблемы со сном: безумно устал, но заснуть не можешь и после того, как заснул ребёнок, ещё 2-3 часа сидишь и пялишься в телефон из-за желания с кем-нибудь поговорить, выключиться, и это все ещё больше ухудшает состояние.
4.

Стадия деформации.

Кажется, человек уже на дне эмоционального выгорания, куда дальше? Однако есть ещё одна стадия, когда человек меняется и становится максимально циничным, ему уже «не больно».

Он начинает злоупотреблять алкоголем (либо даже наркотиками), крепится на деньгах и титулах и больше не может общаться.

Но каким бы самодовольным он ни смотрелся, в середине он страдает: больше нет жизненные радости и заинтересованности. Стадия деформации для родителя — когда он больше не желает видеть собственного ребёнка, начинает поступать жёстко и даже не замечает этого.

7 возможностей помочь себе (и прекратить ощущать вину)

«Синдром выгорания — это реакция защиты человеческие психики на долгий стресс. Нереально весь день — и изо дня в день — находиться в состоянии активного сочувствия чужим проблемам», — говорит Петрановская.

Важно не только прочесть данные слова, но и понять их.

Вы не можете быть замечательным родителем. Разумеется, попадая в ситуацию эмоционального выгорания, человек начинает себя обвинять, говорить, какой он плохой, и бранить за срывы.

Это меняет ситуацию лишь в худшую сторону.

Важно согласиться собственные чувства.

Задача каждого родителя — обучиться переносить фокус внимания с ребёнка на себя, беспокоиться о себе, уходить от состояния «это меня бесит» к состоянию «мне плохо». Петрановская советует простой приём:
«Как только вы ощущаете, что атмосфера накаляется, ребёнок что-то не выполняет, капризничает, начинает тормозить, а вы торопитесь, — в данный момент сделайте паузу, остановитесь, задайтесь вопросом „Что я чувствую, что со мной в настоящий момент происходит?“ Назовите собственные эмоции: я чувствую гнев, уныние, страх.

Потом спроситье себя: „Что я могу для себя сделать?“.

Можно выпить стакан воды, глубоко подышать, попросить кого-то помочь. Лучше всего, чтобы кто-то помогал: родные, друзья или психолог».

Не забывайте, что эмоциональное выгорание — это не проблема одного единственного родителя.

Это нередкий синдром, тем более если в семье малыш или двое-трое детей. Когда человек осознаёт «я больше так не могу», важно относиться к этому как к недомоганию.

Вы приболели, необходимо создать условия для выздоровления.

Выход из эмоционального выгорания — это медлительный процесс. Однако важно наметить себе цель и потихоньку идти к ней.

При этом исполнять несколько условий:
1.

Не вините себя и прочих.
2.

Молите о помощи у близких и близких людей.
3.

Скинуть баласт, к примеру, уменьшить требования к уборке дома или отложить работу на определенный период времени.

Где взять СИЛЫ? Качаем ЭНЕРГИЮ

4.

Обезоружить «3-го лишнего». Другими словами реагировать на высказывания окружающих, которые полагают, что вы как мама делаете что-то не так, так: «Помогите мне…».

Любая критика должна быть наказуема (в хорошем смысле).

Критик или поможет, или уйдёт. Два варианта хороши.

А с теми, кто намеренно желает самоутвердиться за счёт унижения матери, стоит просто остановить отношения.
5.

Искать ресурсы. Нужно обучиться получать удовольствие от несложных манипуляций.

Для этого не нужно ехать на Мальдивы, можно даже простой ужин скушать спокойно и с радостью.

6. Самый важный ресурс — сон.

Нужно усвоить, что пока вы не будете спать 7,5 часов в день, истощение некуда не убежит. Стоит подумать, что можно создать для увеличения качества сна — приобрести подушку поудобнее, гардины поплотнее, спать с ребёнком либо, наоборот, отдельно от него.

7. Обратитесь к доктору. Тут необходим психоневролог.

Петрановская уверяет, что подобные профессионалы в большинстве случаев предписывают успокоительные, препараты для питания мозга и нервной системы.
Иллюстрации: Shutterstock (KateDemianov)

Что сделать, если силы на нуле — советы Анастасии Изюмской молодым мамам

Команда профессионалов журнала
Первые месяцы жизни ребенка — настоящее проверки на крепость для каждой молодоенькой мамы.

Как освободится от постоянной усталости и избежать эмоционального выгорания?

Ответы на данные вопросы можно отыскать в книге Анастасии Изюмской «Мама на нуле»!

1. Поручать обязанности

Большинство юных мам в РФ считают уход за малышом исключительно женской обязанностью. Мысль эта считается ошибочной: ответственность за ребенка и его состояние несут оба родителя.

Не бойтесь передавать отцу новорожденного часть важных дел. В вечернее время он вполне может посидеть с ребенком, чтобы дать маме немного свободного времени.

И расходовать данное время женщина должна не на стирку и готовку, а на себя.

2. Не бояться посещать психолога

Иногда справиться с послеродовой депрессией собственными силами не получается. Если настроение регулярно снижено, сил нет, а материнство не приносит радости, необходимо обратиться к психологу или психотерапевту.

Сделать это нужно как можно до недавнего времени: чем дольше продолжается депрессия, тем тяжелее она лечиться.

Ближайшим молодоенькой мамы важно быть внимательными к ее состоянию. Не стоит списывать все на адаптацию к новой социальной роли.

Иногда женщине требуется помощь профессионалов, но она сама не может в этом сознаться, опасаясь, что ее сочтут «плохой матерью».

3. Заниматься самопомощью

Анастасия Изюмская приводит ряд техник, которые помогают убрать стресс и привести эмоции в норму. Применять можно физические процедуры, гимнастика для дыхания, медитацию.

Подбирайте метод, который подойдет для вас намного лучше, и пользуйтесь им, когда почувствуете, что силы на исходе.

4. Создать для себя методы эмоциональной «скорой помощи»

У любой молодоенькой мамы обязаны быть свои способы эмоциональной «скорой помощи». Хорошие фильмы, музыка, прогулка с подружкой, шоппинг и покупка милых мелочей… Все это поможет быстро прийти в норму и вернуть силы.

5. «Спускайте пар» правильно

Утомленность может делать человека раздражительным. А нервозность, со своей стороны, выливается в агрессию.

Женщина может срываться на муже и даже на ребенке, благодаря чему чувствует невыносимые муки совести. Благодаря этому важно обучиться правильно «спускать пар».

Помочь могут танцы, нагрузки физического плана, дыхательные техники и даже битье импровизированной груши для бокса, выполненного из подушек для дивана.

6. Прощайте себя

Молодой маме не стоит стремиться к идеальности. Перфекционизм и довольно большие требования к себе — дорога к стрессу.

Стоит прощать себе небольшие недочеты и правильно расставлять приоритеты.

Важнее скоротать время с малышом, а не подготовить обед из трех блюд. Когда предоставляется свободный час, лучше спать или полежать в ванной и расслабиться, а не кидаться мыть полы.

Быть мамой сложно. Впрочем любая женщина способна управится с этой ролью.

Не нужно забывать о себе, не нужно боятся молить о помощи и не нужно забывать про то, что даже очень непростой срок жизни со временем кончается!

Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию Текст

Посоветуйте книгу друзьям! Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

Истории нуля
Доктрина выгорания
Практики самопомощи

Взамен вступления

Девушки, не холивара ради, а положа руку на сердце: а все из вас поголовно испытывают счастье от наличия детей и никогда про это не жалели?
У меня двойня, пол года, это адски тяжело, и никакого двойного счастья я не испытываю.

Я вообще никогда особо детей не хотела, все мне утверждали: «Ты что, дети – это же такое счастье, такие эмоции!» Я повелась на эти «эмоции», осмелилась на беременность. И теперь изо дня в день задаю вопросы себя: для чего?!

Для чего я (другими словами мы) это выполнили?! Обратно уже не засунешь и, как кошку, не отдашь никому… При этом чувство, что мы с мужем жестко лоханулись, так как до рождения детей жили счастливее, чем после.

Простите, если повергла в шок.

У нас не принято это обговаривать…
Бывают дни, когда мне хочется открыть окно и заорать во все горло.

Или расшвырять все вокруг на пол и топтать ногами.

Поймать подушку и выпотрошить ее.
Побить посуду или разрушить шкафы.

Но потом я просто смотрю на бардак, который остался после Тишиного дня, и словно уже и достаточно. Можно и чайку попить.

Когда ребенок напоследок заснул, основное – сохранять хладнокровие и не носиться сломя голову по дому с вытаращенными глазами, стараясь осуществить все собственные желания и наверстать все упущенное за один день.

Нужно просто честно согласиться, что нереально за два часа убрать весь этот ужас в тематике «просто приходил Сережка», сделать зарядку, маникюр, педикюр, принять душ, сделать волосы сухими, сделать маску для лица, натереться скрабом, скушать заждавшуюся с обеда котлету и новоприбывший торт, выложить интервью, оновить рабочие социальные сети, почитать книгу, написать книгу и еще несколько десятков необходимых и приятных дел.
Первый раз за много месяцев спустилась в метро.

Первый порыв – начать жалобным голосом выпрашивать у пассажиров деньги на няню, шатаясь по вагонам с фотографией приплода.

Еле взяла себя в руки. При виде людей навернулись слезы.

От возможности спокойно постоять у поручня практически наступил оргазм.

Никто не подползал, не хватал за ногу, не плакал и не грыз пальцы. Удивительно и отлично.

Целых полтора часа вне дома мне никто не пытался вытащить волосы с пожухлой головы!

Не срыгивал на замшевый сапог. Это ли не счастье?!

Вид у меня, если судить по всему, дикий и совсем уж печальный – мужчины два раза уступали место. Где они были, спрашивается, когда я беременное брюхо на работу возила?

Нужно много всего делать, решать, ходить, договариваться, что-то выдумывать, узнавать. А хочется забраться под одеяло, реветь и кричать оттуда: «Не трогайте меня!

Я больше не хочу ничего решать, я сдаюсь. Пускай Саша вырастет хоть дворником, его иврита абсолютно хватит на то, чтобы быть дворником, просто не трогайте меня и не заставляйте больше ничего решать.

Я кончилась».

За годы материнства нон-стоп я многое узнала про дефицит. Дефицит очень разных ресурсов: свободы распоряжения собственным временем, телом и мыслями, отдыха и сна, работы и практики, денег и путешествий… Однако главной сложностью для меня стал дефицит тишины.

Тишина. Время, когда я – это просто я, вне роли матери, жены или какой-нибудь еще.

Время, когда я сама выбираю, чем мне заняться.

Когда мое внимание направлено внутрь, я ощущаю собственное дыхание, тело, могу помедитировать, спокойно прислушаться к собственным мыслям, получить инсайт, ощутить себя частью мироздания и обратиться к высшим силам. Когда я останавливаюсь и могу понять, что какой-то из моих обыкновенных способов действий устарел, неэффективен или же просто «не мой».

Из тишины я набираюсь сил для следующего марш-броска.

В тишине мне не нужно все время напрягать ум, разговаривая, давая ответ на вопросы, планируя день, решая проблемы, пребывав в постоянной включенности и готовности. Тишина для меня – отдых и кайф, ценность, «пряник», релаксация.

Я сегодня проснулась очень странным способом – мне одновременно кто-то наступил на голову и кто-то упал на ноги.

Но очень малоприятное в этом было то, что часы показывали 6 часов 16 минут.
Когда я жаловалась, что 6:16 – не очень прекрасное время для подъема, я не имела в виду любое другое.

Только позднее, блин!

5:24 – это еще хуже.
– Эрик, блин! Ну это же нереально так рано вставать!

– Возможно, мамочка. Нет ничего невозможного.

Я зла. Но сама виновата: нужно четче формулировать запросы.

Работу из дома с 2-мя детьми, один из которых сидит на ингаляторе день 2, можно коротко обозначить лишь как мартышкин труд. За один день я убралась в комнате и кухонной комнате (от состояния «после бомбежки»), вымыла полы везде (+ванна и коридор), приготовила завтрак, обед, ужин, кухню помыла еще раз после завтрака и обеда (после ужина вот пока не сподобилась), отмыла всю сантехническую технику, потом младшая детка нашла где нибудь банку пальчиковых красок (а я-то считала, что они кончились), сантехнику отмыла еще раз, и также постирала подушку с одеялом.

В промежутках читала книжки, была два раза роботом-убийцей и 1 раз – дроидом, слушала, как Эрик читает установленное логопедом (лучше бы я была еще раз роботом-убийцей), слушала, как поет Адель, и по ее просьбе подпевала (ну, вы убедились про робота, да?).

А по официальной версии я сижу и работу работаю, и при этом мне-то работать намного легче, чем остальным, я ведь даже на дорогу не трачу ни сил, ни времени.
Алиса Веремеенко, Екатерина Суворова, Дарья Яушева, Юлия Сианто, Татьяна Коровякова, Алина Фаркаш, Степанида Мальцева, Виктория Лемешева, Татьяна Карчевская, Анна Болотова, еще одна Анна, Лиза и остальные, кому приходилось становиться роботом-убийцей, мечтать о тишине, хотеть спрятаться под одеяло, выходить в люди первый раз за считанные месяцы, а когда ребенок напоследок заснул – писать в «Фейсбук» о том,
как было хреново на той стороне материнства, о которой никто не предупреждал,
о чем не принято говорить,
откуда хочется улизнуть обратно,
когда всего этого не было,
и где ни одна из них не подозревала, что быть мамой —
В данной книге пересечены пути, встречается темное и яркое, тут плачут и смеются, ищут ответы на вопросы, которые неоднократно оставались без ответов.

Почему родительство становится заточением?
Почему близкие не хотят услышать?

Кого попросить о помощи, когда рядом нет никого?

Как не закричать, когда появляется желание закричать?
И будет ли счастье?

Потом-потом, в конце всех испытаний, будет ли хеппи-энд?
Людмила Петрановская, Елена Млодик, Екатерина Бурмистрова, Павел Лебедько, Дарья Уткина, Галина Филиппова, Елена Мурадова, Юлия Бурлакова,
на той стороне материнства, о которой никто не предупреждал,
и в данной книге смогут помочь не затеряться,

Анастасия Изюмская и Анна Куусмаа,
журналисты, вызвавшие всех героев на открытый разговор,
который мог бы быть светлее,

От авторов

Нам бы хотелось, чтобы это не было тайным знанием, соединяющим мам в закрытых группах. Такие признания появляются в соцсетях через день: «Сегодня сорвалась на ребенка, ненавижу себя за это, но я так больше не могу».

И сотни мам виртуально обнимаются в комментариях. У любой одна история на всех: как то – и неоднократно, и не два, и не три – все плакали, кричали и безутешно скучали по тому времени, когда принадлежали себе.

 

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

Как было бы классно, не таясь, сознаваться в этом в открытую и не бояться, что твоя правдивость обернется массовым выгулом «белого пальто» среди тех, кто «просто умеет справляться лучше».

«Все справлялись – и ты справишься!»
Свои родители, супруг, друзья, случайные знакомые иногда готовы согласиться все все что угодно, помимо того, что ты правда чувствуешь то, что чувствуешь:

Это словно ты купила билеты из пункта А в пункт Б, но тебя никто не предупредил о транзитной станции на безлюдном острове.

Вдруг, из ниоткуда, тебе необходимо обучиться выживать в обстоятельствах, о которых не было и речи. Тебе утверждали, как ты полюбишь ребенка на первый взгляд, советовали коляску и крем под подгузник, но ни одна живая душа не призналась, что ровно в то же миг ты потеряешь все прежние координаты связи с действительностью.

Нам бы хотелось меньше радужных красок и больше земного притяжения во всем, что же касается материнства. Нам бы хотелось, чтобы каждая мама могла попросить о помощи и услышать:
«Разумеется.

Что я могу для тебя сделать?»

Мы столько говорим про то, как актуальны слезы для малышей и что детские нытье и жалобы не появляются на пустом месте, мы учимся справляться с детской фрустрацией – и запрещаем все то же самое мамам!
Нам бы хотелось, чтобы эта книжка стала одновременно объятием и плечом поддержки.

Без печали нет радости. Без темного – светлого.

Нельзя стать сильным, не почувствовав в себе слабости.

Как устроена эта книжка

Эта книжка – прежде всего об умении бережно относиться к себе, ребенку, семье в общем. Навык оберегать себя срабатывает как подушка безопасности в столкновении с обстоятельствами и факторами, которые провоцируют эмоциональное выгорание.

Родители, которые умеют оберегать себя, учат этому и собственных детей. И благодаря этому оберегают их от многих бед, с которыми им неминуемо придется повстречаться, когда взрослых не окажется рядом.

Дети управятся, если будут знать, что в самых разных обстоятельствах жизненно важно уметь побеспокоиться о себе.

Но собственно этому – бережному отношению к себе – в первую очередь нужно обучить самих родителей.
Мы пишем о сложных моментах в родительстве не с целью напугать или отговорить от намерения завести детей.

Трудные моменты постоянно были, есть и будут. Вы не одни на этом пути.

Каждая глава в данной книге написана, чтобы поддержать.

Предлагаем читать книгу выборочно, путешествуя по главам при помощи тегов и обычный вводной инструкции.
15 историй женщин в различных жизненных обстоятельствах, когда справляться с материнской ролью было сложно, и три истории мужчин, которые были рядом с женщинами, переживающими выгорание.

Конкретно здесь, рядом с рассказами, вы сможете найти теги, которые станут своеобразными указательными знаками для поездки по книге.

К примеру, если в родительстве вы остро чувствуете изоляцию, прочитайте части с тегом #изоляция.
Некоторые истории рассказаны с продолжением в виде рефлексивных вопросов, которые конкретно для героинь составила психолог, нарративный терапевт Екатерина Бурмистрова.

ГДЕ БРАТЬ ЭНЕРГИЮ ДЛЯ ЖИЗНИ? Восстановите силы за 3 ШАГА!

«Письменные психологические практики, в особенности письменные ответы на вопросы – мощный инструмент изменения.

Они растят крылья», – поясняет она.

Вы можете задать их себе, вслед за героинями, и также попытаться на них дать ответ. Не любой вопрос может подойти собственно вам.

Однако если, читая какой-то из них, вы ощущаете говоря иначе «ага-реакцию» (приходит мысль: какой замечательный вопрос!) – значит, в настоящий момент он вам подойдет.

А для других вопросов либо еще не настало время, либо они не ваши. Если вопрос вызывает раздражение, попробуйте его переформулировать.

Если нет вопроса, какой подходит к вашей истории, стоит подумать, какой вопрос мог бы прозвучать в вашем случае, и отправьте его создателям книги. Мы озвучим ваши вопросы в следующем издании.

Внимание! Этот формат лучше применять очень осторожно, если в этот момент вы испытываете крепкий долгий стресс, не связанный конкретно с темой вопросов.

В данном варианте можно задать их самому себе и, не отвечая в письменном виде, просто подумать над ними. Ответ не должен выскакивать автоматично – ему необходимо время, чтобы прийти.

Пускай вопрос полежит «в кармане».

В главе «Путешествие к иному берегу» Екатерина Бурмистрова также подготовила серию общих рефлексивных вопросов ко всем читателям.
Тут вы сможете найти информацию от психологов и психотерапевтов, которая поможет лучше понять, что происходит с родителем в состоянии выгорания или подавлености, откуда возникает враждебность, нередкий спутник выгорания, и какие иные трансформации могут стать частью поездки с названием «Родительство».

В тяжёлой ситуации нет ничего лучше индивидуальной помощи профессиональных мастеров. Однако бывает часто, что родитель не располагает возможностью обратиться к такому ресурсу и не находит точек опоры в ближнем окружении.

В данной главе вы сможете найти техники, которыми сумеете помочь себе сами, когда почувствуете утомленность или истощение.

Эффективные и простые практики заботливого отношения к себе. Мы проверяли.

Эту главу мы могли бы назвать «Шкатулка настроения».

Открывайте ее в минуты грусти и перебирайте находки, как раньше в раннем возрасте перебирали мамины украшения. Рецепты, фильмы, книги, сайты и мотиваторы – что-нибудь из наших перечней обязательно откликнется прямо в сердце, вызовет улыбку и вернет радость быть тут и в настоящий момент.

Часть I. Истории нуля
Пятнадцать историй родительского выгорания

История первая
Алина

«В одиноком родительстве страшнее всего бессменность»
Алина Фаркаш.

36 лет. В другом браке (8 лет). Двое детей: сын от первого брака (11 лет), дочь от второго брака (4 года).

Появилась на свет в Москве. Живёт в Раанане (Израиль)

Когда сыну было 4-ре месяца, как-то ночью я обнаружила себя на подоконнике с ним, хнычущим, в руках.

Я точно помню план, который сложился у меня в голове: в настоящий момент выброшу его в окно, потом лягу спать, высплюсь сильно-сильно, до самого донышка, а утром прыгну вслед за ним. И все напоследок окончится.

Вот такой был план. И в данный момент я испугалась и совершила нечто страшное.
Мы жили в квартире-новостройке, мебель была еще не в каждой комнате, благодаря этому я доставила в пустую детскую несколько одеял и пледов, застелила ими пол, уложила сверху сына, закрыла дверь в детскую.

Зашла в спальную комнату, закрыла дверь – так, через две двери, плача было абсолютно не слышно. Забралась под одеяло и быстро заснула.

Проснулась поздно, когда было уже совсем светло, неимоверно счастливая, доли секунды лежала, улыбаясь, на кровати – абсолютно одна! – когда неожиданно вспомнила, что я наделала. Что.

Я. Наделала.
Я была абсолютно убеждена, что убила собственного ребенка, что он запутался в одеялах и задохнулся, что он сполз на нагой пол и ушёл из жизни от холода.

Что он просто-напросто ушёл из жизни от ужаса, одиночества и голода – он всегда спал со мной, я его не оставляла ни на минуту!

Я была полностью убеждена в том, что одинокая ночь для подобного ребенка будет смертельной. Непоправимой.

Когда я добежала до детской, то обнаружила там нечто изумительное.

Во-первых, он был жив. Второе, не плакал.

Сыну получилось сползти с одеяла на пол, однако это его не убило, он с очень довольным видом грыз угол пододеяльника, смеялся и играл с ним.

Это был начальный этап. В тот момент я поняла, что дети – намного более крепкие, чем принято думать.

А мамы – наоборот.

Как правило, сын был очень спокойным ребенком, подарочным вариантом. Проблема заключалась лишь в том, что с его месяца я растила его одна и параллельно работала.

И еще в том, что у меня метеозависимость: как только происходит гроза или резкая погодная перемена, так я сразу падаю с мигренью.
Затрудненность в том, что у сына – ровно аналогичная зависимость.

Благодаря этому плакал и кричал он только в те дни и ночи, когда я валялась на кровати полностью без сил, с черной пеленой перед глазами, свето- и звукобоязнью. Вот в те дни и ночи было ужаснее всего.

В одиноком родительстве страшнее всего бессменность.

Я помню, что готова была отдать десять лет жизни за то, чтобы хоть кто то хотя бы 1 раз поменял подгузник сыну. Через семь с половиной лет, когда у нас со вторым мужем появилась на свет дочь, я длительное время совсем не притрагивалась к ее подгузникам – просто не могла.

Однако, границы невозможного раздвигаются В то время, когда ты неделями, месяцами, годами находишься наедине с ребенком.
Как то мне плохо удалили зуб мудрости – так что отек горла был виден, кажется, из космоса.

Я не имела возможности есть и общаться, только цедить воду через трубочку.

Из-за вскармливания грудью я (идиотка!) не пила ни антибиотиков, ни обезболивающих и 14 дней валялась в болезненном забытьи. Что, однако, не избавляло от надобности менять подгузники и кормить сына.

И хоть немного его веселить. И работать.

Одну из очень забавных собственных статей я писала так: сидела за столом с компьютером, на моих коленях лежала подушка, на подушке – сын, обоими руками вцепившийся в мою грудь.

Я рыдала в голос – до крика, меня спасали утолщенные стены и отсутствие соседей в нашей новостройке – и набирала-набирала-набирала веселые забавные буквы.
Больше всего удивляет во всем этом, что мне не приходило в голову молить о помощи.

Да, собственно, и не у кого было. Бывший супруг сказал, что раз я собираюсь разводиться и «рушить семью», то он умывает руки и не будет помогать с ребенком – это ведь я с ним развожусь и, значит, осознанно лишаю ребенка отца.

Мама жила на соседней улице, впрочем после ее «посещений помощи» я неделю приходила в себя.
От нее не укрывалась ни одна малейшая деталь: она замечала коробки из-под готовой еды, которую я заказывала из близлежащего кафе.

Более того мне очень хотелось хоть что-то в жизни делать не самой. Благодаря этому я заказывала еду – редко, пару раз на протяжении недели.

Мама это осуждала.

Во-первых, дорого. Второе, абсолютно не согласуется с диетой кормящей матери. Третье, сам факт этакого барства ее возмущал. «Ты же молодая девочка, – говорила она, – встала, быстро помыла полы, побежала проветриться и гулять с ребенком, написала текст – и отдыхаешь!» Я же ползала отварной мухой и убивалась о свое несовершенство.

В настоящий момент мне дико про это помнить, но тогда споры с мамой отнимали у меня какое-то безграничное кол-во сил. Мы спорили практически обо всем.

Она осуждала меня за то, что я пользуюсь подгузниками, предлагала одевать на сына костюмы наизнанку, из-за того что правильная одежда для детей шьется швами наружу; стоило мне отвернуться или выйти из комнаты, как мама здесь же туго, «бревнышком», пеленала сына и пыталась напоить его, полностью грудного, водой или смесью. Благодаря этому я старалась не отступать от них далеко.

Перед каждым ее пришествием я образцово наглаживала стопку пеленок – я никогда не пеленала сына, но мне легче было их погладить, чем объяснять маме, почему их нет.

Однако, это не помогало, от зоркого взгляда не укрывалась ни одна моя материнская ошибка. То, что я гуляю не изо дня в день.

То, что я купаю не изо дня в день.

А если и купаю, то в обыкновенной ванне обыкновенной водой, а не заблаговременно прокипяченной и с отваром трав. «Когда ты была небольшой, я мыла полы два раза в течении дня!» – говорила мама. Когда сын был небольшой, я полов, кажется, совсем не мыла.

В любом случае, ничего про это не помню.
Намного лучше мое состояние в те месяцы описывает рассказ Чехова «Спать хочется».

Я была полным, погруженным в себя зомби, который реагировал исключительно на самые острые раздражители.

Это длилось до той поры, пока я через восемь месяцев не вышла на работу и с нами не поселилась няня.
Самое печальное, что я была первой родившей из всех собственных подружек, и они то ли не знали, как реагировать на мой новый статус, то ли боялись потревожить, благодаря этому просто исчезли.

Иногда я неделями не слышала человеческого голоса. Я тогда ничего не знала о маске, которую нужно одеть сначала на себя, а потом на ребенка.

Или про то, что мамы тоже нуждаются в поддержке и любви.

Я чувствовала полную, бесконечную вину за все собственное материнство. За то, что ращу сына без отца, за то, что не смогла родить без эпидурала, стимуляций и выдавливания локтями.

За то, что не мою полы, не гуляю, не развиваю и еще много «не». За то, что поправилась и подурнела.

За то, что не могу прыгать веселой молоденькой девочкой и все собственные силы трачу на стандартное выживание.
Даже за то, что во время кормления сына я читаю книжки и смотрю фильмы, меня легонько, но подъедал маленький червячок.

Он появился после того, как мама заметила этакий разврат и леность: я кормила, лежа на кровати с книжкой в руках, – и страшно возразила. «Во время кормления нужно сидеть, чтобы было комфортно ребенку, – сказала мама, – и не отвлекаться, а смотреть на собственного ребенка, восхищаться им и испытывать радость материнства!» В глубине души я осознавала бредовость такой идеи, но червячок все же поселился и грыз.

5 ВОРОВ твоей энергии ► Это лишает тебя жизненных сил!

В то бешено одинокое время у меня была ровно одна отдушина и группа поддержки – форум «Мама. ру».

Он был совсем старинный, там даже не нужно было регистрироваться и можно было писать анонимно.

Там систематически случались скандалы и группы девушек дружили друг против друга. Но собственно форум помог мне отремонтировать неожиданно поломавшийся молокоотсос.

В три ночи, когда сын счастливо проспал все кормления и моя грудь лопалась от молока.

Собственно с форума ко мне приехала неизвестная девушка, когда я рассталась с мужем. Приехала, вытерла мои слезы, показала переноску для младенцев – даже не слинг еще, не рюкзачок, а этакую сумку на плечо, в настоящий момент подобных уже не выполняют.

И это было для меня окном в новый мир, настоящим открытием, обещанием другой, новой, свободной жизни.
Так как моя коляска не помещалась в автомобиль, я просто не имела возможности никуда поехать с ребенком.

И все знакомые подтверждали: «Да-да, младенцам вредно ездить куда-то, помимо парков и площадок для детей.

Родила – посвящай себя ребенку!»
В настоящий момент я понимаю, насколько дико все это звучало, но мой сын был первым младенцем, которого я заметила вблизи, у меня не было никакого опыта, я не видела вокруг себя ни одной мамы, которая бы ходила с ребенком в музеи, кафе или хотя бы на встречу с компанией друзей.

Две девочки нашего курса, которые родили до недавнего времени меня, немедленно исчезли со всех радаров и полностью погрузились в материнство.

Весь мой здоровый смысл кричал про то, что так нельзя, что закрытый в четырех стенах с младенцем человек обязательно сойдет с ума и одичает, – и разбивался о чужой опыт. О бесчисленные страхи, которые храбро насаждали с каждой стороны.

До месяца ребенка никому нельзя демонстрировать, он еще чрезмерно слабый. Пока не сделают все прививки (другими словами до трех лет), с ним нельзя ходить в социальные места.

Сколько вокруг людей, больных туберкулезом и еще черт знает чем! И так дальше, так дальше.

Казалось, что их – опытных мам, бабушек, педиатров, авторитетных подружек – много. А я, с собственным мальчиком, – одна против всего мира.

Благодаря этому было таким счастьем встретить объединение молодых мам.

Разумеется, там у всех были различные взгляды, ситуации в жизни и принципы воспитания. Важно было то, что большинство из них, как и я, остались один на один с собственным ребенком и собственными проблемами.

Хотя у большинства из данных девушек были мужья, помогающие бабушки и большой круг близких людей, глобально мы все были очень одиноки.

И множество были должны этому миру. Просто за один факт того, что мы родили детей.

Собственно там мне рассказали про слинги, и я немедленно заказала себе один. Мне его привезла девушка с годовалой девочкой на груди: ее оставил супруг, и она работала курьером: в зимний период, в Москве, на метро и автобусах с пересадками развозила заказы из магазина для детей.

В передней части у нее была в слинге дочь, а сзади – очень большой рюкзак с заказами. Я помню, как меня поразила эта встреча: мне казалось, что не может быть страшнее данной работы и такой судьбы.

На протяжении дня по восемь часов в течении дня шататься из конца в конец города с крошечным ребенком на руках.

Но девушка была веселой и прекрасной, рыжеволосой, а ее дочка – кажется, самым спокойным ребенком на свете. Она показала мне, как превосходно похудела на данной работе: джинсы буквально сваливаются, – какая у нее стала выносливая спина.

И вообще – чистый воздух и куча времени для того, чтобы читать книги и общаться с дочкой. В ее необъятном рюкзаке были мыльные пузырьки, яркие детские книжки и куклы для пальчиков, чтобы разыгрывать представления.

Ее ребенок, который, по существу, рос в дороге и в метро, был развит намного лучше многих сверстников.

Удивительно, сколько душевных и физических сил нужно было этой маме для того, чтобы сделать дочке счастливое детство в подобных условиях.
Через десятилетие мы с этой девушкой опять пересеклись в Сети – и все у нее было хорошо.

Она владела знаменитым online-магазином, опять вышла замуж, на этот раз за очень отличного мужчину, и родила еще одну дочь.

Но тогда, когда я повстречала человека, находящегося в ситуациях, похожей на мою, только в тысячу раз хуже, – спокойного, веселого и уверенного в том, что все будет хорошо, – это произвело на меня большое впечатление. Это не было похоже на упреки, вроде того что в Африке дети недоедают.

Или на «соберись, тряпка, кому-то хуже, чем тебе». Это было похоже на свет в конце туннеля. На луч надежды.

На то, что самую ужасную жизнь можно организовать таким образом, чтобы в ней было хотя бы немного радости и счастья.
С той поры я стала много ездить наряду с сыном – на свидания, вечеринки и в гости.

В его восемь месяцев я вышла на работу и никогда в жизни не работала так сложно, как В то время. Мне все время казалось, что еще немного – и мы умрем с голоду.

Я не смогу заплатить няне, не смогу прокормить нас с сыном. Я хваталась за все предложения и писала-писала-писала сутками напролет.

Коллеги меня предупреждали про то, что можно перегореть, что такое не доводит до добра, но я не понимала, в чем здесь опасность. Я делаю любимую работу в самоё приятное журнале в мире, среди клевых, привлекательных и талантливых людей!

В чем проблема?

КОГДА СИЛЫ НА НУЛЕ// МАМА УСТАЛА// МОИ СПОСОБЫ ВОССТАНОВЛЕНИЯ

Собственно, проблема случилась не сразу.

Она копилась понемногу, и меня сорвало лишь через три года после рождения сына, когда я познакомилась с собственным мужем – тогда еще будущим.
Неожиданно я поняла, что у меня вообще ни на что нет сил.

Совсем. Сначала я перестала заниматься всеми фрилансами, которые у меня были дополнительно к главной работе.

Потом перешла на полставки. Потом на фриланс. Потом перестала справляться и с ним.

Сутками я или лежала на кровати, лицом к стенке, или читала сайт с отзывами о косметике. В данное время грядущий супруг занимался домом, моим сыном и работой.

Мне было стыдно. Мне казалось, что я просто очень-очень ленивая. Не могу собраться, не могу успокоиться.

У меня настолько не было сил, что даже до душа я доходила не больше раза или 2-ух на протяжении недели. Прозрение наступило в тот день, когда я не смогла прочитать следующий отзыв о какой-то помаде.

Я перечитывала и перечитывала тот абзац, но смысл ускользал от меня, этот текст казался мне чрезмерно сложным. Я чувствовала себя героем рассказа «Цветы для Элджернона», который понемногу терял интеллект и понимал это.

И в данный момент я испугалась.

А потом было много всего: психиатр, антидепрессанты, работа с психотерапевтом и постепенное научение бережному обращению с собой. В настоящий момент моему сыну одиннадцать лет.

Моей дочке – практически 4-ре. Я все еще чувствую себя ужасной матерью для него, мне не получилось одолеть весь этот груз вины и комплексов.

Зато я ощущаю себя образцовой мамой младшей дочки. В любом случае, лучшей из потенциальных для нее.

Я продолжаю приятельствовать с теми девочками с форума «Мама. ру», хотя нас давно раскидало по самым разнообразным странам.
И основное, я очень стараюсь поддерживать молодых мам, которых даже в наше время нагружают таким возом вины, обязанностей, ответственности: «Твой ребенок должен быть радостным, правильным, успешным, уютным для общества, но одновременно не таким, как все, он обязан быть развитым, но ты не должна быть сумасшедшей наседкой и заниматься только ребенком, и вдобавок ты должна замечательно выглядеть, иметь увлечения и уверенную работу, быть ухоженной, веселой и никогда не просить ни у кого помощи, из-за того что ты взрослая женщина и рожала осознанно и для себя».

Я думаю ужасным весь данный список безумных и неоднозначных требований, которым так или по другому пытается отвечать каждая молодая мама.

И хочется, чтобы любая из них остановилась. Присела.

Вздохнула. Выдохнула.

И участка маску на себя.

 

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 − 9 =