Евгения некрасова я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!

 

Я ненавижу фотографироваться!

Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!
Среди нас есть те, кто бежит от фотообъектива как от огня. К примеру, 33-летняя Галина. «Не люблю себя на фото, не из-за того что считаю некрасивой.

Просто между моим представлением о себе и тем, что я вижу на экране или на бумажном листе, есть приметная разница. И она не в пользу фотографии! По-моему, в жизни я лучше».

Лучше в жизни или хуже на фото?
Психоаналитик Виржини Меггле считает подобное отношение «скорее признаком настоящей свободы, чем высказыванием уязвимости»: почему мы обязаны себя заставлять фиксировать образ, который не понравится?
Я критически отношусь к себе. «Фотография задерживает движение и выключает в нас жизнь, – продолжает психоаналитик. – Взгляд на себя в таком застывшем виде вызывает тревогу, тем более у тех, кому недостает доброго отношения к самим себе.

Они не видят ничего, помимо минусов». И не предполагают, что иные могут относиться к ним куда менее критично, чем они сами.
«Никто не воспринимает честно собственное тело, которое мы показываем иным, – прибавляет Эльза Годар, психоаналитик и философ. – Мы смотрим на него внутри, и мы считаем оказывает влияние жизненный опыт, нынешнее настроение и многое иное». Возможно, пройдёт время – и сами мы увидим тот же снимок абсолютно иначе.
Не хочу быть объектом. Снимать мероприятие или человека – значит превращать их в объекты, которыми можно условно владеть, считала американская романистка Сьюзен Сонтаг. так как не опровергает этого: «Первое зеркало, в котором отражается ребенок, это взгляд его матери. Так писал знаменитый детский психоаналитик Дональд Винникотт.

Мама, которая внушает уверенность, знает: в конечном счете назначение ребенка в том, чтобы больше ей не принадлежать.
Можно выдвинуть гипотезу, что тем, кто не любит фотографироваться, не хватало любящего, нежного, живительного, освобождающего взгляда, который они могли бы впитать. Эти люди были объектами бессознательных мертвящих проекций, лишающих свободы».

Для них остерегаться объектива – значит спасаться от подобных проекций и пытаться существовать за границами взглядов иных.
Мне тяжело найти собственное место. Итак, Галина не любит себя на фото, однако она жалеет про то, что ее нет в семейных альбомах, родное место среди близких людей пустует. «Отказаться от фото – значит освободится от себя, в добровольном порядке вычеркнуть из истории, – считает Виржини Меггле. – И в данном варианте следует задаться вопросом: что же такого есть здесь, благодаря чему мне так тяжело там находиться? В чем собственно заключается дискомфорт?»
Это и есть та загадка, с решения которой необходимо начать, если мы хотим принимать участие в сегодняшней социальной игре: фотографироваться и снимать.
Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!

Что сделать

«Знакомый незнакомец — Владимирский проспект» Б.Г.Кипнис

Принять себя

В совершенстве – со всеми минусами. Правда, для того, чтобы такое случилось, требуется время и твёрдое план. Также полезно напоминать себе, что фотография – это не часть нас самих.

Она нас не определяет, и мы не обязаны ей отвечать.

Стать основным

Отчего же не преобразиться из объекта в субъект – из предмета изображения в фотографа? Это хороший способ самоутвердиться. Можно тоже попробовать себя в жанре селфи.

Так мы приобретаем фотографию, которая запечатлевает не чей-то еще взгляд на нас, а наш свой. Более того мы можем найти подходящий момент, когда сами себе нравимся.

Ратифицировать договор

Если близкие хотят вас снимать, выставьте требование. Объясните, что у вас особенное отношение к съемке, и попросите предусмотреть это. Можете договориться, чтобы вам дали подобрать из серии снимков тот, который больше по вкусу.

Или предупредите, что согласны на расположение снимка в семейном альбоме, однако не в Facebook. И вдобавок попросить можно его сделать доступным лишь для конкретной группы друзей, а не для абсолютно всех.

Мое решение

Дарья, 42 года, заместитель директора консалтинговой фирмы

«Я ненавижу фотографироваться. До 18 лет я была полной и все еще чувствую себя чрезмерно крупной, хотя и сбросила 35 кило.

Но не так давно мне и моей начальнице понадобились хорошие портреты для работы. И она сделала мне презент – сеанс у фото­художника, – предупредив его о моем сложном отношении к процессу. Она предложила пойти вместе, чтобы я меньше напрягалась.

Это помогло. Из сотни кадров я подобрала штук десять, на которые смотрю с радостью и говорю себе: «Я выгляжу хорошо!»

Дипак Чопра: как полюбить себя таким, какой вы есть

Не предпочитать себя – значит относиться к себе и иным чрезмерно критично, искать во всем подвох, считать себя недостойным чего-то отличного. Это мешает строить отношения, достигать успеха, а основное – жить в гармоничности с самим собой.

Мастер по аюрведе Дипак Чопра рассказывает, как полюбить себя.

Как искать работу, если вам больше 45 лет

Про это не говорят открыто, но людей старше 45 в действительности нехотя приглашают на собеседования. Ни профессионализм, ни навык работы часто не помогают.

Очень часто им приходится соглашаться на менее престижную должность с меньшей заработной платой. Почему так происходит?

Объясняет начотдела выбора персонала Елена Певная.

Евгения Некрасова: Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!

Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!Евгения Некрасова из Кемерово стала победительницей популярного телепроекта «Топ-модель по-русски-5», покорив авторитетных судей и зрителей шоу. В настоящий момент целеустремленная девушка — не только успешная модель, она также занимается дизайном в фешн-индустрии.
О «проектных» сложностях, борьбе с избыточным весом, основных плюсах и минусах моделинга Евгения рассказала в неповторимом интервью для нашего сайта.

— Евгения, Вы стали победительницей пятого сезона «Топ-модели по-русски». Считаете ли, что данный проект стал ощутимым толчком в Вашем модельном развитии?

Какие приятные изменения в Вашей карьере случились?

— Проект «Топ-модель по-русски» — это очень большой, ни с чем несравнимый опыт — и, наверное, одно из очень ярких приключений в моей жизни.
Изменения, в основном, случились в середине меня: я стала увереннее в себе, узнала о тонкостях и секретах создания телевизионных проектов и познакомилась с большим количеством талантливых людей.
Серьёзное заблуждение, что после победы в телевизионном проекте, весь мир падет к твоим ногам, и с каждой стороны поступают предложения о работе. Это, быстрее, был маленький бонус, который помогал мне на кастингах.

Но все зависело полностью и целиком от меня.
Стать моделью за 9 шагов – по настоящему!

— А какие-нибудь не очень приятные изменения проект в Вашу жизнь принёс?Возможно, смущала очень высокая популярность, или иные факторы?

— Малоприятных изменений не произошло. Я ко всему стараюсь относиться исключительно с позитивом.
К высокому вниманию, на самом деле, понадобилось пристраститься, так как человек я очень скромный, и внимание — особенно со стороны посторонних людей — не очень люблю.
Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!

— Что было очень сложным на проекте?

— Трудностей было большое количество! От физических — до моральных: 3 месяца без телефона и общения с родными людьми (телефоны у нас на самом деле забрали, и не отдавали до завершения шоу), жить в компании 13 посторонних девушек, плюс – операторы, режиссер, редакторы, администраторы, звукорежиссеры, которых зритель не видит.
Иногда спать нам получалось по 3-4 часа, не успевали перекусить, нас поджигали, вешали под купол цирка. Только представьте!
В настоящий момент вспоминаю все это гордо и улыбкой. Но тогда, разумеется, было безумно тяжело!

Понравилось следить за девушками, которые мечтали попасть на это шоу, прошли кастинг среди тысячи кандидаток — и уже на третьей неделе плакали и просились домой.
Меня, кстати, так и не получилось довести до слез…

— А какие проверки более всего понравились?

Фильм Гражданская ЖЕНА �� Мелодрама | Новинка 2020

— Я люблю высоту. Благодаря этому конкурс, где был «вертикальный подиум», а мы дефилировали с крыши высотного дома по поверхности стены, мне безумно понравился и запомнился.

— Насколько жёсткой была конкуренция, и возникли ли у Вас там подружки?

— Очень жёсткой конкуренции не было. Мы дружно жили и друг друга поддерживали.

Редакторы даже в определенный момент начали прикалываться, что нас никто не будет смотреть, так как мы чрезмерно «милые» — а зрителю необходимы эмоции и интриги.
Со многими девочками и с ведущей Наташей Стефаненко до сих поддерживаю связь. К большому сожалению, пока только «online», так как мы все живём на различных концах планеты.
Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!

— Что в модельной карьере считается для Вас самым приятным — и, наоборот, сложным?

— Я испытываю восхитительное удовольствие от процесса работы: от общения с талантливой командой, от перевоплощения в новые образы, от взаимные действия с камерой и фотографом — и, разумеется, от результата. Тем более, когда это статьи в глянцах или фото на витринах.
А очень трудное и нелюбимое для меня — это кастинги! Здесь следует иметь надежную нервную систему, уметь воспринимать критику, заниматься самосовершенствованием — и не принимать чужие слова очень близко к сердцу.

Иначе продолжительно в данном бизнесе не протянете.
В данной индустрии много жесткости и прямолинейности. Необходимо это понимать и быть к этому готовой!

— У Вас есть модельные табу: к примеру, никогда не сняться обнаженной, или не осуществить какое-то действие даже «не по настоящему»?

— Да! До проекта «Топ-модель по-русски» у меня было табу: не раздеваться для съемок.

И собственно там я его и нарушила. Но на фотографии, разумеется, все прикрыто.
Я не жалею, я знала, что я в руках профессионалов – и, раз я попала на данный проект, то со всеми испытаниями я справлюсь.
С той поры подобных съемок у меня больше не было. Даже на съемки в белье я соглашаюсь очень нечасто: лишь при условии, что все будет прикрыто, и итоговая картинка не будет выглядеть пошло.

— Известно, что для попадания на проект Вам пришлось ощутимо сбросить вес. Как получилось это сделать, и как теперь «держите форму»?

Каких принципов в питании придерживаетесь?

— Я на самом деле похудела на 13 килограммов, и даже в наше время поддерживаю данную форму.
Заклинания и волшебных пилюль нет, природа даром «ем и не толстею» меня не одарила, так что вся еда отражается на фигуре и на кожных покровах.
Секрета никакого нет: сбалансированное питание, много воды и спорт.
Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!

— Тысячи девушек в молодом возрасте мечтают достигнуть успеха в модельном бизнесе, но выходит исключительно у единиц. Как думаете, почему?

Каковы, как вы думаете, основные факторы удачной модельной карьеры?

— В любом деле успеха добиваются единицы.
Разумеется, натуральные данные – существенный момент. Но нужно помнить, что красота – понятие очень субъективное, а в модельном бизнесе — тем более.

Благодаря этому «история Золушки» так часто можно встретить среди моделей: когда самая неприметная девочка в школе в конце концов становится звездой мировых подиумов.
Дальше к натуральным данным необходимо добавить настойчивость, способность воспринимать критику и заниматься самосовершенствованием , способность подавать себя в обществе и коммуницировать с людьми.
Тоже необходимо потренироваться работать перед камерой, добавить щепотку удачи – и выйдет успешная модель (улыбается).

— Как все же считаете — важнее натуральные наружные данные, или стремление и желание работать?

— Я считаю, что оба эти фактора нужны для модельной карьеры.

— Евгения, а как Вы вообще начали модельное развитие? В каком возрасте, заканчивали ли специально какие-нибудь школы?

— Я была очень скромным ребенком, ненавидела фотографироваться, мечтала сама стать фотографом. В школе большой популярностью не пользовалась, комплексовала по поводу собственного роста.
Как-то мне написал скаут одного модельного агентства и предложил прийти на кастинг. Я отнеслась к этому насторожено, а подружки уговорили все же сходить.
Мне очень понравилось обучение, меня научили ходить на каблуках — и не стыдиться камеры.
После завершения курса необходимо было сделать фотографии, и я написала двадцати фотографам предложение о совместной творческой съемке. Всего один согласился (это на протяжении того, что не опасайтесь отказов и сдаваться).
Фотографии оказались слишком удачные, после них посыпались предложения на прочие съемки, и я начала ходить на кастинги.

— В каких проектах и съемках Вы использованы в настоящий момент — или приняли участие не так давно?

— В настоящий момент немалую часть собственного рабочего время я занимаюсь дизайном . Но продолжаю работать с некоторыми брендами и магазинами.
Не так давно начала проводить специалист классы по фотопозированию. Мне безумно нравится вдохновлять молодых девочек, делиться с ними собственным опытом и способностями.
Также месяц назад я первый раз была в жюри конкурса красоты. Это достаточно проблематично и серьезно.
Так как я сама была на месте участниц – знаю, насколько это волнующе, когда тебя оценивают.

— Расскажите, пожалуйста, детальнее про дизайн в фешн-индустрии. Запланировали в последующем формироваться именно в данной области?

— Я безумно люблю данную работу, и собственно с ней вижу собственную будущую карьеру.
На самом деле, основная часть моих клиентов — это магазины, студии, спа-салоны, русские торговые марки.
Я занимаюсь полностью разными видами зрительного оформления: от витрин до соцсетей.
Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!

— Хотели бы попробовать себя еще в каких-то новых амплуа?

— Если честно, с детских времен у меня осталась любовь к созданию видео и фотографий. Так что очень хочу приобрести для себя камеру и попробовать себя в этом направлении.
А если говорить о модельной деятельности — то, надеюсь, когда-либо выйдет попробовать себя хотя бы в небольшой роли в кино или телевизионной рекламе, где надо будет померять какой-то новый образ.

— Есть ли у Вас творческая мечта? Чего хотели бы достигнуть?

— О мечтах не принято кричать, лучше их сохранять в себе — и изо дня в день делать маленький шаг, который тебя к ней приблизит.
Однако, если чуть приоткрыть этот секрет — могу сказать, что хочу приступить к работе не только в РФ, но и в странах Европы.

— Евгения, какой Вы видите себя через десятилетие — как в профессиональном, так и в жизненном проекте?

— Вижу себя в кругу большой любящей семьи. Это — очень важное! (улыбается)

— Есть ли у Вас жизненное кредо, которое помогает одолевать трудности?

— Не сравнивайте себя с остальными — не будьте зависимы от мнения окружающих.
Изо дня в день приближайте себя на шаг к собственной мечте — и становитесь несколько лучше, чем вы были вчера!
Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!
Конкретно для Женского журнала only-girl.ru
Мы благодарим Евгению за очень неподдельное интервью и важные рекомендации! Желаем ей успехов в освоении новых концепций и вершин искусства, гармоничности в душе и жизни!

10 ошибок, которые сломают твоей дочурки жизнь: мнение Михаила Лабковского

Иногда мама непроизвольно ранит собственную дочь , не понимая , что вредит ей. Эти установки проживают в нас поколениями , и это необходимо менять.

Cosmo рекомендует

  • Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!

Топ-5 лучших гаджетов для здоровья на определенный период времени коронавируса

Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!

В тематике Коко Шанель: твидовый пиджак, который будут носить все модницы весной

Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!
Самая большая ошибка , которую выполняют многие мамы и бабушки , воспитывая дочь и , исходя из этого , внучку — это программируют ее на некий обязательный набор способностей и качеств , которыми та должна владеть. «Ты должна быть милой», «Ты должна быть покладистой», «Ты должна нравиться», «Ты должна обучиться готовить», «Ты должна». В самом умении готовить нет ничего плохого , однако у девочки вырабатывается неполноценное мышление: ты будешь иметь ценность , только если будешь отвечать набору показателей. Здесь намного эффектнее и без травм для психики сработает собственный пример: давай вместе сварим вкусный суп.

Давай вместе уберемся дома. Давай вместе подберём тебе прическу.

Видя , как мама что-то выполняет и получает от этого удовольствие , дочка захочет обучиться этому. И напротив , если мама ненавидит какое-то дело , то сколько бы она ни повторяла , что этому нужно учиться , у девочки будет подсознательное отторжение к процессу. А в действительности всему , чему необходимо , девочка все равно научится со временем.

Когда ей самой это станет нужно.
Вторая ошибка , которая часто можно встретить в воспитании дочерей — это нелегкое , осуждающее отношение к мужчинам и сексу , которое ей транслируется матерью. «Им всем одного нужно», «Смотри , поматросит и бросит», «Главное — в подоле не принеси», «Ты должна быть недоступной». В результате девочка растет с ощущением , что мужчины — это агрессоры и насильники , что секс — это что-то нечистое и плохое , чего стоит остерегаться.

При этом ее тело с возрастом начнет высылать ей сигналы , начнут бушевать гормоны , и это внутреннее противоречие между запретом , исходящим от матери , и желанием , идущим внутри , тоже очень травматично.
Третья ошибка , которая поразительным образом контрастирует со второй — ближе к 20 годам девочке сообщают , что ее формула счастья состоит из «выйти замуж и родить». Причем в совершенстве — до двадцати пяти лет , иначе будет поздно.

Вдумайтесь: сначала в раннем возрасте ей утверждали , чему она должна обучиться ( перечень), чтобы выйти замуж и стать мамой , потом много лет ей показывали мысль о том , что мужики — козлы , а секс — грязь , и вот опять: выйди замуж и роди. Это удивительно , однако нередко собственно такие противоречивые установки матери озвучивают дочкам.

Результатом становится страх перед отношениями как такими. И серьёзно увеличивается риск потери себя , потери связи с собственными желаниями и осознания , чего же в действительности желает девушка.
Четвертая ошибка — это гиперопека. На сегодня это большая беда , матери очень часто привязуют дочерей к себе и окружают таким количеством запретов , что страшно становится. Гулять не ходи , с этими не дружи , звони мне раз в тридцать минут , где ты находишься , почему опоздала на 3 минуты.

Девочкам не дают никакой свободы , не дают права принимать решения , из-за того что Такие решения могут быть ошибочными. Однако это хорошо!

В 14?16 лет у нормального подростка идет процесс сепарации , он желает все решать сам , и ( кроме вопросов здоровья и жизни) ему необходимо давать подобную возможность. Из-за того что если девочка вырастет под маминым каблуком , она утвердится в мысли , что она существо второго сорта , неспособное к независимому существованию , и за нее все и всегда будут решать другая категория людей.
Пятая ошибка — формирование отрицательного образа отца. Не имеет значение , есть отец в семье или мама растит ребенка без его участия , непозволительно превращать отца в демона. Нельзя говорить ребенку , что его минусы — это отвратительная наследственность по отцовской линии.

Нельзя очернять отца , каким бы тот ни был. Если он и в действительности был « козел», то матери стоит согласиться и собственную долю ответственности за то , что она подобрала собственно данного человека в отцы собственному ребенку. Это была ошибка , благодаря этому родители расстались , однако нельзя перевешивать на девочку ответственность за того , кто принял участие в зачатии.

Она здесь точно не виновата.
Шестая ошибка — телесные наказания. Разумеется , бить нельзя никаких детей , никогда , но стоит согласиться , что девочек это ранит сильнее. Психологически девочка быстрее скатывается с нормальной самооценки в позицию униженного и подчиненного.

А если физическое наказание исходит от отца — это наверняка приводит к тому , что в партнеры девочка будет подбирать агрессоров.
Седьмая ошибка — недохваливание. Дочка должна стать больше , регулярно слыша , что она самая прекрасная , очень любимая , самая способная , самая-самая. Это сформирует здоровую , нормальную самомнение.

Это поможет девочке вырасти с чувством довольства собой , принятия себя , любви к себе. Это залог ее счастливого грядущего.
Восьмая ошибка — выяснение отношений при дочурки. Никогда родители не должны устраивать ссоры при детях , это просто непозволительно.

Тем более если идет речь о собственных качествах матери и отца , обоюдных обвинениях. Ребенок не должен этого видеть.

А если уж так произошло , оба родителя должны извиниться и объяснить , что не совладали с чувствами , поссорились и уже помирились , и основное — ребенок здесь ни при чем.
Девятая ошибка — неправильное проживание пубертата девочки. Здесь две крайности: разрешить все , только бы не потерять контакт , и воспретить все , чтобы « не потерять». Как говорят , оба хуже.

Только один способ одолеть этот сложный для абсолютно всех период без жертв — твердость и доброжелательность. Твердость — в отстаивании границ дозволенного , доброжелательность — в контакте. Для девочек в таком возрасте очень важно , чтобы с ними много говорили , расспрашивали , отвечали на идиотские вопросы , разделялись собственными воспоминаниями.

И реагировать необходимо спокойнее , никогда не применять эти разговоры против ребенка. Если это не сделать в настоящий момент — близости уже не будет никогда , а подросшая дочь скажет: «Я никогда не доверяла матери».
Напоследок , последняя ошибка — неверная установка на жизнь. Девочкам нельзя ни в коем случае говорить , что ее жизнь обязана включать некие пункты.

Замуж , родить , сбросить вес , не потолстеть и так дальше. Девочку нужно настраивать на самореализацию , на способность слушать себя , на возможность делать то , что ей нравится , что у нее выходит , на удовольствие от самой себя , независимость от чужих оценок и общественного мнения.

Тогда вырастет счастливая , прекрасная , уверенная в себе , готовая к полноправным партнерским отношениям женщина.

 

  • Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!

Как пережить разрыв? Рекомендации Михаила Лабковского

Миллениалы всех стран, соединяйтесь! Евгения Некрасова про Салли Руни

В нынешнем году на русском в издательстве «Синдбад» напоследок выходят два романа Салли Руни — ирландской писательницы, которую полюбили и на родине, и в Америке и уже окрестили новым Сэлинджером (кажется, по праву). Писательница Евгения Некрасова объясняет, почему это наиболее важный молодой голос в сегодняшней литературе.

Писательница, кураторка школы «Современные литературные практики»

Почему никто не писал про это до недавнего времени?

Разведопрос: Павел Перец про покушение на Витте и про Матильду Кшесинскую

Когда я первый раз читала Салли Руни — это был роман «Разговоры с компанией друзей», — я думала: стоп-стоп-стоп, как она это выполняет? Что она выполняет? «Разговоры» начинаются с того, что Френсис и Бобби — двадцатилетние поэтессы и лучшие подружки, в прошлом возлюбленные — знакомятся со слегка знаменитой эссеисткой Мелиссой, а потом и ее мужем, немного знаменитым актером. Меллиса и Ник старше — им чуть за тридцать, они богаты, но и Френсис с Бобби из богатых семей.

После знакомства и вечера с разговорами под бутылку вина девушки гуглят собственных новых друзей. И я так делаю.

Мы все так делаем. Гуглим новых знакомых.
Дальше у Френсис завязуется роман с Ником, однако это не спойлер, из-за того что сюжет в текстах Руни не очень важна. Он — каркас для изложения ткани жизни, понятной и знакомой большому количеству людей из различных стран мира.

Их называют миллениалами, но я бы воссоединила их не по возрасту, а по жизненному образу. Они гуглят собственных новых друзей, переписываются в мессенджерах, ведут длительные разговоры за бутылкой вина или чашкой кофе, фотографируются на фоне красно-кирпичных стен (наследие индустриальной эпохи, за которым теперь — музеи, креативные кластеры, бары, арт-пространства, рестораны, клубы), одинаково разно-многоцветно одеваются, бывает-что-путешествуют-по-миру (работа над этой статьей начиналась до вспыхивания короновируса. — Прим. авторки), снимают квартиры через Airnbnb, смотрят сериалы и говорят по-английски.
Знание английского дает возможность каждому человеку, независимо от поколения, быть частью одной большой бездонной многообразной культуры. Все слова новой этики и важной социальности — абьюз, менсплейнинг, слатшейминг и другие — перекочевали к нам из английского . Как то я слушала русскоязычный подкаст, в котором ведущая рассказывала, как она во время ссоры с собственным парнем не смогла выбрать русских слов, чтобы передать то, что ощущает и думает про их отношения. Тогда она автоматично перешла на британский.

На нем ей было легче выразить себя. Британский сегодня — язык эмпатии и доверия.

Приключения коммуникации

Не заработать денег, даже не найти себя, а суметь объяснить себя иным людям и понять их — и есть та самая основная ценность двадцати- и тридцатилетних. Понятно, что основным автором миллениалов всего мира стала английская писательница и что это собственно Руни.

Она — профессиональная коммуникаторка, в колледже чрезвычайно удачно выступавшая на политических дебатах, о чем рассказывает в эссе «Even if you beat me», благодаря ему на писательницу и обратили внимание издатели.
Коммуникация — главный герой романов Руни. Из общения, впаянного в миллениальские ритуалы, состоят ее тексты.

В «Разговорах с компанией друзей» Френсис пытается найти общий язык с подружкой, с возлюбленным, с матерью, с отцом, даже со второй половинкой собственного возлюбленного. «Нормальные люди» — и совсем американские горки коммуникации: основные герои Конелл и Марианна то сходятся, то расходятся — они то друзья, то любовники, то чужаки — от неспособности хорошо побеседовать, договориться.
За этим саспенсом коммуникации неимоверно интересно наблюдать. Все отмечают, что тексты Руни очень addictive — как, к примеру, соцсети. От ее историй нереально оторваться, они очень без проблем и легко читаются.

Но, в отличии от инфопотока фейсбука и твиттера, тексты Руни не слипаются в пеструю кашу, а остаются в памяти. Ее диалоги, образы, ситуации тяжело забыть.
Для современного типа романа писательница переизобретает британский — это второе ее новаторство. Слова и фразы Руни собирает в человечный, важный вид языка, как это когда?то сделала для собственной эпохи Джейн Остин.

Выходит новый простой (не путать с примитивным) британский. Важно, что в романах Руни, вполне поколенческих, практически нет миллениальского сленга, это максимально многоцелевой, понятный всем язык.

Это та самая простота, которой плохо тяжело достигнуть. И это тот специализированный язык, на котором лучше, комфортней, счастливей всего объясниться с собственными девушкой, парнем, друзьями, родителями и договориться самой с собой про то, что чувствуешь и что хочешь.

Женский роман

Де-юре романы Салли Руни — это истории любви. Героиня «Разговоров с компанией друзей» влюблена в женатого киноактера. Герой «Нормальных людей» все совсем не может понять, предпочитать ли ему одноклассницу: та его любит и понемногу вытесняет на второй план, становясь главной героиней романа.

Это — да, та самая относительная женская литература. Но женская она ровно настолько, насколько женскими были романы Джейн Остин.

Собственно через коммуникацию героинь с ровесниками и родителями в романах Руни мы видим актуальность.
Теперь мужские персонажи практически служебные — они есть для того, чтобы раскрывать или иногда менять героинь. Дамы у Руни всегда лучше и труднее мужчин. Последние менее интересны и более предсказуемы и иногда даже жалки — не только у Руни, но и у множества иных современных английских авторок.

Это не заговор писательниц-феминисток против мужчин. Просто пришло такое время.

Женщина — главная героиня поколения миллениалов и нескольких дальнейших.

Диктатура миллениала

Салли Руни — марксистка. В интервью о воздействии собственных взглядов на письмо она признается, что не знает, как создать марксисткий роман, хотя очень хотела бы понять.

Будучи феминисткой, Руни всегда стремилась стать независимой, пока как то не поняла, что это нереально, из-за того что мы всегда зависимы от труда друга друга, регулярно влияем один на один. Про это обоюдном воздействии и написаны ее книги.

Руни говорит, что ей очень важно, чтобы читатели после прочтения ее книг не просто убедились это влияние, а осознали, почувствовали его. Разумеется, она добилась собственного, хотя мы чувствуем намного больше.
Руни говорит, что ее марксизм выражается еще в том, что она регулярно думает о классах. Если честно, они в ее романах представлены не сильно различно.

Рабочих там практически нет: Руни неоткуда их знать, ее отец до пенсии был инженером в телекоммуникационной компании, мама возглавляет арт-центр. Сама Руни в небольшой период между завершением учебы в Тринити-колледже и очень успешном, приносящим приличные деньги писательством, работала администратором в ресторане — однако это обыкновенная временная работа недавних студентов в Ирландии и UK. Занятия у героев Руни часто буржуазно-творческие.

Френсис и Бобби из «Разговоров с компанией друзей» — студентки, поэтессы, выступающие в клубах в формате spoken world. Мелисса — эссеистка и фотограф. Ее супруг Ник — артист.

Еще Френсис стажерка в издательстве художественной литературы, другими словами у нее имеются бесплатная, но элитная работа.
Героям Руни на самом деле не нужно волноваться об обеспечении себя. Даже самые небогатые из них не исчезнут и, основное, не выпадут из вообще-то откровенно буржуазной среднеклассовой среды собственно благодаря тому, что находятся в коммуникации с собственными более привилегированными знакомыми. Конелл из «Нормальных людей» — одаренный сын уборщицы, который смог поступить в Тринити-колледж, — находит работу на работе благодаря влюбленной в него богатейшей Марианне и ее друзьям.

Социальный ресурс — это главный капитал миллениалов . Мы выживаем в больших дорогих мегаполисах из-за способности к коммуникации, при ее помощи мы находим работу, проекты, недорогое жилье. Коммуникация теперь — часть любой работы, любой обыдености, инструмент добычи нужной информации и впечатлений, пропуск в общемиллениальский мир, где все практически равны и отличительны разве что известностью.
Конелл — практически выходец из неблагополучной семьи: мама родила его очень рано, воспитала его одна и убирается в домах не бедных людей. Однако у него с ней великолепные, конфиденциальные отношения, у них реальная семья.

От этого у Конелла замечательный эмоциональный старт, он уверен в себе и популярен в школе. Марианна из богатейшей семьи, но ее отношения с родными нездоровые, дисфункциональные, благодаря этому она не может быть «нормальной».

Когда еще в старших классах у Марианны и Конелла начинается роман, собственно Конелл прячет эти отношения от друзей, однако не благодаря тому, что его мама убирается в доме семьи Марианны, а благодаря тому, что его девушка — изгой.

Интернационал

Романы Салли Руни по-миллениальски интернациональны. Если бы их действие было в Нью-Йорке, возможно, они бы не резко поменялись.

Руни — очень американская, даже нью-йоркская писательница, благодаря этому ее так любят именовать «Сэлинджером поколения снэпчата» и любят американские читатели . Внешняя американизация, а в действительности универсализация для создания удобной обстановки, для доверительного, важного разговора на серьезные темы — тренд последнего времени, который откровенно прослеживается в ином миллениальском произведении: сериале «Половое воспитание». Однако если у Руни универсализация выходит автоматической, то создатели «Полового воспитания» выполняют это намеренно. Действие сериала по сюжету разворачивается в Англии, впрочем интерьеры школы, жилищ героев, кафе, баров, даже виды природы — американские.

Помимо универсализации в «Половом воспитании» есть тот же определенный уход от неблагополучия: все герои там — выходцы из богатых семей, помимо феминистки и интеллектуалки Мейв, которая снова же не падает из всей среды за счёт собственных начитанности и таланта.
В середине «Полового воспитания», как и в середине романов Руни, создана безопасная среда для того, чтобы герои сосредоточились напоследок на главном — на контакте с окружающими и поиске общего языка с собой. Неспроста героиня Джиллиан Андерсон — секс-терапевтка — все время повторяет собственным клиентам: «It’s a safe space» .
Интернациональность текстов Руни еще выражается в том, что в них абсолютно нет ирландского неблагополучия, которое достаточно схоже на российское — серостью, античностью, бесконечностью и безнадежностью. В большинстве случаев оно сильно ощущается в текстах авторов, пишущих об Ирландии, — к примеру, в детективах Таны Френч или том же «Молочнике» Анны Бернс.

А герои Руни ездят отдыхать во Францию, идеальным городом собственной реализации считают Нью-Йорк (а абсолютно не Лондон), карьера для них — это способ выражения себя через творчество. Не то чтобы все миллениалы мира живут так, однако нередко мечтают жить так.
И все же в романах Руни есть одна сильно ирландская характерность. Практически все их основные персонажи — поэты или писатели.

Ирландцы чрезвычайно литературоцентричны. В английской обстановке существует такое суеверие, что у них какая?то особая, ирландская душа — снова же, будто бы российская — и что практически все ирландцы good with words.

Не обращая внимания на собственную относительную малочисленность собственно ирландцы подарили мировой литературе нереальное кол-во грандиозных писателей и поэтов и теперь вот — в двадцать первом веке — Руни.

Победа толерантности

Миллениалы пока — самое толерантное и либеральное поколение, из-за того что толерантность — одно из основных достижений доверительной, удачной коммуникации . «Разговоры с компанией друзей» начинаются с того, что Френсис рассказывает нам о собственных уже прошлых амурных отношениях с подружкой Бобби как о нормальной данности и вспоминает, как представила ее в качестве собственной девушки родителями и что они отреагировали обычно-радостно. Один из героев «Полового воспитания» на гомофобную реплику булли Адама говорит просто: «Homophobia is so 2008». Другими словами гомофобия — это старомодно и не круто.

Ясно, что она встречается всюду: в Ирландии, Англии, Америке, России, но побеждённая гомофобия — это нужная составная часть миллениальского мифа , которая появляется в текстах Руни by default и абсолютно не кажется искусственной.

Миллениальская утопия

В текстах Руни абсолютно не встречается неблагополучия: ни фактического, ни атмосферного. Небогатый, но комфортный дом матери Конелла из «Нормальных людей» ощущается самым комфортным местом на свете. Когда у Конелла нет подработки на работе, он зарабатывает в самом хипстерском месте на свете — в кофейне.

Он, разумеется, иногда себя чувствует совсем не удобно с богатыми друзьями Марианны, но снова же не падает из общего с ней мира.
Ясно, что жизнь двадцатилетних и тридцатилетних по всему миру не всегда такая. Но Руни создаёт миллениальскую утопию.

Она словно специально освобождает собственных героев от значительных материальных проблем, чтобы они могли сосредоточиться на коммуникации с компанией друзей, бывшими и нынешними возлюбленными, родителями.
Иногда Руни допускает в собственных историях совсем нереалистичные события. К примеру, когда у Френсис из «Разговоров с компанией друзей» совсем заканчиваются деньги (и она не желает просить их у мамы и папы), она неожиданно получает 800 фунтов (!) за публикацию одного (!) собственного документального рассказа в литературном журнале (!) (опять напишу, что если даже это спойлер, то у него нет силы и значения, так как сюжет в текстах Руни — абсолютно не основное). Ирландский литературный рынок, конечно, материально благополучнее российского, однако не настолько.

Нереальный гонорар за рассказ — это часть утопии и серьезное выдумка, которое необходимо Руни, чтобы ее герои не отвлекались от искусства, рефлексии и налаживания коммуникации с остальными персонами.
Некоторые страдания в текстах писательницы тоже иногда кажутся преувеличенными или надуманными. Когда Френсис начинает себя ощущать плохо и ей диагностируют эндометриоз, она воспринимает это как страшную трагедию, рассуждает, что не сможет иметь детей, разделяется собственными переживаниями с компанией друзей. Это раздражает: ориентировочно у любой третьей дамы в моем окружении эндометриоз.

И в РФ, и на западе он считается вполне традиционным, treatable заболеванием. Во время исследования Френсис приходится рассказывать подробности собственной сексуальной жизни молодому доктору-мужчине, который не очень много старше ее. Врач не очень деликатен, хотя он не выполняет и не говорит ничего возмутительного.

Френсис себя чувствует униженной и угнетенной. Это тоже раздражает, если припомнить, какие унижения мы переживаем в кабинетах гинекологов — даже платных (очень часто эти доктора, кстати, дамы). Но утопия есть утопия.

Справедливость есть справедливость. Если женское тело страдает от боли, то отчего же не написать и про это . Если женщина страдает от постоянного и даже малозаметного, впаянного в ткань жизни унижения со стороны мужчин, то отчего же почему не заострить на этом внимание.

И для этого необходима литература.

Кто напишет о нас

Может ли быть сегодня такая авторка, как Салли Руни, в РФ? Я не убеждена.

Запрос на важного писателя, который напоследок станет русскоязычным голосом нового поколения, есть. Отчего же не создать роман или сборник рассказов о том, как живу я, мои друзья и знакомые?

Важно понимать, что Руни 29 лет, она взрослела в обстановке среднего класса, потом выучилась в Тринити и, став писателем, в нем и осталась. Даже поднялась еще больше, стала частью истеблишмента — а это реально с гонорарами за книжки на английском рынке.

Усредненный класс — природная среда проживания миллениалов.
Нам очень и очень трудно стряхнуть с себя взросление в девяностые и нулевые — высотные дома, подъезды, гаражи, недострои, электрички, еврозаборы. Они также некуда не убежали, вот они с нами: стоит нам выйти из ламповой кофейни, светлого арт-пространства, модного лектория, современного театра, свернуть с обложенной собянинской плиткой улицы, вынырнуть из экрана девайса (на котором «Эйфория» или «Половое воспитание») — и мы оказываемся в районной поликлинике, вагоне электрички, «Пятерочке», подъезде панельки, грязном лифте. Тяжело сосредоточиться только на самовыражении и налаживании отношений с окружающими, когда мы, наши родные и друзья можем в любую минуту провалиться в российскую хтонь , которая абсолютно не случайность, не участь, а система.

В подобных условиях тяжело стремиться к утопии, отворачиваться от реальности, пренебрегать саму ткань, правду жизни, которую опять отчего?то стало называют чернухой.
Возможно, такая писательница, как Салли Руни, в РФ скоро возникнет — может быть, лет через пять, а пока она заканчивает школу или учится на первых курсах университета. Другой вопрос — готов ли сам русский язык для встречи с современностью?

Можно ли на русском написать книгу о поколении, для которого главный сюжет — это приключение коммуникации? Удачной коммуникации, которая ведет к всеобщему взаимопониманию, толерантности и в конце концов благополучию.

Русский язык — самый привлекательный и поэтический на свете — в настоящий момент очень часто, к большому сожалению, выполняется языком антикоммуникации, непонимания, физического и бюрократического насилия, сюрреалистичных законодательных инициатив. Будущему автору романа современного типа придется понять, как обходиться не только с действительностью, но и с родной речью.
Пока нам остается читать Салли Руни и, не обращая внимания на все, ощущать себя частью одного большого разного мира, который частично — утопия, но частично уже даже для нас — реальность. Салли Руни, как она и мечтала, смогла написать в каком?то смысле марксистские романы. Миллениалы всех стран, соединяйтесь! (На период эпидемии — виртуально.)

"Я ненавижу собственного ребенка.."

Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!
"Я ненавижу собственного ребенка.."
___________________
Но неужели мамы любят собственных детей в тот момент, когда дают подзатыльники, шлепки, когда орут на них и обзывают? Нет, к сожалению, их тогда наполняет боль, ярость и слабость.

И печально, если это происходит регулярно.
Почему так происходит? И почему недовольство в этом вопросе не поможет, а навредит?
Из-за того что таким мамам в большинстве случаев и так очень, очень плохо! Я знаю, я сама была такой. В середине тогда бурлила дикая путаница из чувства вины, стыда, боли, подавленной злости, чувства ненормальности, неправильности.

И невозможности ни с кем этим поделиться! Серьёзно, неужели можно кому-то рассказывать о ТАКОМ??
Про то, что ребенок иногда тебя злит настолько, что ты начинаешь его недолюбливать. И ты продолжаешь держать это в себе.
Этим мамам, наоборот, необходима помощь! Из-за того что такие сильные чувства разрушительны.

Они портят саму маму, ее отношения с детьми, с мужем и близкими. Никто себе такого осознанно не подберет!
Ко мне в свое время такая помощь подоспела, слава Богу! Так что решение точно есть, проверено на себе)
Я относительно своевременно осознала, что с этим нужно что-то делать. Я очень люблю собственного сына, но эти срывы выматывали меня, топили в бесконечном ощущенье вины и стыда, они вредили ребенку.
Что же я делала с целью решения ситуации?
1. Советовалась. Я тогда жила с мамой и папой и сестрёнкой, все "веселье" было на их глазах. Они меня успокаивали, поддерживали, помогали с ребенком (если вы помните дело было после моего развода+ребенок тогда слишком сильно заболел).

Я им очень благодарна за это, мне с ними правда посчастливилось!
Однако это выручало на какое-то время, к большому сожалению. И вдобавок я поняла серьезную вещь: что я просто гружу их собственными эмоциями и делаю им этим больно. Потому что они переживали за меня.

И это все, в конечном счете, не приводило у улучшению.
Впрочем! Всё таки я тогда обрела один очень необходимый совет от подружки.

И касался он позитивной психологии и книг, которые я могу почитать, чтобы поправить ситуацию) Благодаря этому дальше идет еще один пункт.
2. Работала над этим собственными силами. Настало все с книг "Секрет" и "Подсознание может все" (кто читал?)).

Этот настрой спас меня, слава Богу, когда я легла в поликлинику. Я смогла выйти оттуда пешком, пускай и с тростью тогда, однако это была победа!
И я подумала: "Вот! Супер техника, жизнь же великолепна! Нужно фокусироваться на позитивном!

Да я горы сверну!". Я была преисполнена благодарности и энтузиазма.
Зато вы не поверите. Через определенный промежуток времени и некоторые трепыхания все вернулось практически туда, откуда начиналось Это был удар. "Как так??

Как я могла!". Чувствуете, снова вина вылезла.

Она никуда и не уходила, по существу, просто пряталась до поры до времени, я ж ее не прорабатывала.
И вот тогда.
3. До меня, напоследок, дошло, что уже пора обращаться за помощью к мастерам! Как до жирафа, правда?)))
Я жила в темноте собственных обид, под завалами вины и гнётом стыда, а управляла мной моя злость. Так себе смотреть на мир через такую призму, правда? И вдобавок страшнее не понимать, что ты так видишь.

От этого страдают все: и ты сама, и твой ребёнок, супруг, близкие.
Совет подружки привел меня в психологию, которую я пыталась изучать собственными силами. Первая эйфория сошла.

Я поняла, что позитивное мышление не работает без действий!
Можно сколько угодно говорить себе, что "все хорошо", но когда честно у тебя в жизни полная. чепуха, то это самообман. Пытаться разобраться с этим всем самой — это ориентировочно как пытаться увидеть собственный нос.

Можно исключительно в зеркале.
А знаете, как иначе называют психологов?
Зеркалом.
Ни о чем не говорит?))
Что здесь главное. Зеркала бывают разнообразные.

Бывают и кривыми. Это как раз те печальные истории, когда после похода к психологу необходим другой психолог(
Когда одна моя подружка пришла к "профессионалу" после смерти мужа за сочувствием и поддержкой, а обрела совет скорее выйти замуж, у второй были проблемы с зависимой сестрой, но ее переживания обесценили и навесили на нее ощущение вины. Бывают еще, например, тренинги "личностного роста", после которых люди разводятся в виду того, что их супруги не соответствуют теперь их "высокому" уровню..

Уф.
Слава Богу, я на подобных "профессиональных мастеров" не попадала. Хотя после одного тренинга мне и потребовалась помощь иного психолога.
Курс был про отношения с детьми, великолепнейший! Но я тогда полностью и окончательно увязла в ощущенье вины в виду того, что узнала про собственные бесчисленные ошибки в воспитании.

Терапевтическая обратная связь там с самого начала не планировалось, к сожалению.
Кто ж знал, что меня будет так плющить. Я данный момент кстати предусмотрела в собственных нынешних программах, так что все было не напрасно)) Отбираю на собственные курсы очень хорошие техники, знания нейропсихологии, приемы самопомощи, мною и прочими мамами выверенные и эффективные)
Что же мне дала работа над собой на протяжении всего данного периода времени?
— Я в настоящий момент смотрю на ребенка иными глазами, и вижу не собственные ожидания, иллюзии и боль, а вижу его самого! Это прекрасно.
— Я всегда могу с ним договориться. Я знаю, что буду услышана, и он знает то же самое.
— Я стала во много-много раз спокойнее! Да, я могу иногда срываться, но в большинстве случаев это происходит, когда я не уследила за собственными потребностью.

А это моя ответственность — наблюдать за ними. Более того я всегда знаю, как потом возобновить с ребенком контакт.
— Нашла своё призвание. Не назначение, это чрезмерно громкое слово для меня. Более того, если на то пошло, то назначений может быть несколько: быть мамой — одно из них
— Преодолела кучу собственных страхов, исполнила много собственных мечтаний) Расписывать здесь продолжительно, это просто про кайф)
— Умею говорить нет, знаю собственную ценность, люблю себя и собственное тело.
— Кстати про тело) Я постройнела, это дополнительный бонус от принятия себя)
— Стала меньше болеть. Без комментариев, как говорят.
— Супруг стал дарить мне цветы просто так, хотя он очень экономный) Это при том, что целенаправленно отношениями с ним я не занималась даже. Вообще я из тех, кто считает, что семья — это очень собственное.
Работа над собой дала результаты не только мне! Ниже на фото отзывы моих клиенток. Я только парочку выложила, другие можно увидеть в моей группе: https://vk.com/topic-156097473_36543649
Меняйте собственную жизнь, оно стоит того! Все у вас в руках.
Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!
Евгения Некрасова Я была очень скромным ребенком и ненавидела фотографироваться!
PS: Если в вашем окружение есть похожие мамы, то поддержите их, пожалуйста! Не говорите им про то, что они должны, не обесценивайте их чувства.

Наоборот, похвалите их за уже сделанное, посидите с детьми, пока мама просто сходит одна куда-нибудь гулять. А самый лучший вариант — отправьте их к хорошему психологу

 

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 5 =