Право на «лево» книга о том, как сохранить долгосрочные отношения и не облажаться

 

Право на «лево»: книжка про то, как сберечь долговременные отношения и не облажаться

Психотерапевт Эстер Перель объясняет распространение адюльтера и отвечает на основной вопрос «Кто виноват?»
Оказывается, развитие соцсетей оказывает влияние на частоту измен.

Пускай брачные отношения в различных государствах отличительны в тонкостях, их роднит одно — везде законы брака нарушаются.

Правда, отношение к изменам различное: в Мексике дамы гордо поговаривают, что увеличение числа женских измен — часть борьбы с шовинистической культурой; в Болгарии неверность мужей считается досадным, но неизбежным нюансом брака; во Франции тема неверности может легко оживить беседу за столом, однако не более того.

Право на «лево» книга о том, как сохранить долгосрочные отношения и не облажаться

Возможно, срабатывает какой-то общечеловеческий механизм, которому сложно противиться.

Если дело в общих человеческих настройках, тогда почему на измены наложено повальное табу?
Последние шесть лет психотерапевтической практики Эстер изучила сотни случаев неверности и вывела главные правила правильного брака.

Собственными выводами она поделилась на конференции TEDx и не постеснялась назвать причины провала долговременных отношений. Тема обрела крепкий отклик и люди разделялись выступлением между собой.

В конце концов видео лекции Эстер посмотрели 21 миллион человек.

Кстати, неверность — единственный грех, которому в Библии посвящены две заповеди: одна запрещает придаваться ему, а остальная — даже думать о нем. Выходит, мы относимся к изменам даже хуже, чем к убийству.

Работают ли эти табу и двойные запреты? Все меньше и меньше.

В книге «Право на “лево”» собраны десятки историй пар, переживших измену.

Хорошо, на первоначальный план адюльтера всегда вылезают «секс и обман», а что таится за ними? Оказывается, все ситуации неверности схожи и, присмотревшись, можно проследить общую симптоматику и наметить путь к излечению.

Эстер непредвзято рассматривает все углы «амурного треугольника»: что толкает женщину на роман с женатым мужчиной, какие чувства чувствует тот, с кем меняют, какую цену они платят и как деформировано отношение общества к участникам адюльтера.
«При этом общество склонно осуждать «иную» [женщину] намного сильнее, чем неверного мужа.

Когда Бейонсе выпустила альбом Lemonade, ключевой темой которого стала измена, во всемирной сети в тот же час набросились на таинственную «Бекки с густыми волосами», по-всякому стараясь определить ее, тогда как неверного мужа певицы, рэпера Jay-Z, осуждали намного меньше».
Книжка Эстер будет полезна всем, кто вступал, находится или только собирается вступать в отношения.

А дело все в том, что общество и условия жизни настолько поменялись, что старые схемы межличностных отношений начинают сдавать. Выходит, что измена — это обоюдоострый клинок: партнеры заходят в тупик, пытаясь не причинить боль любимому человек, и в конце концов ранят себя.

Они не в силах противиться внутренним желаниями и за собственную слабость осуждают и корят себя сильнее обманутых партнеров.

«Спровоцированные изменами брачные страдания и семейные кризисы причиняют такую боль, что нам необходимо поискать новые стратегии, которые соответствуют миру, где мы живём».
Что это за стратегии?

Читайте в книге Эстер Перель «Право на “лево”» — и будьте счастливы!

Право на "лево". Почему люди меняют и можно ли избежать измен. Эстер Перель — отзыв

В эту секунду во всех уголках мира кто-то изменяет, либо становится жертвой измены..

Я очень люблю читать книги на тему "Психология взаимоотношений", у меня нет больших проблем, комплексов в отношении измен и т.д. Для меня это просто увлечения, нравится мне в людях "рыться".

Благодаря этому, когда встретилась с ней в истории у одного блогера, то мне сразу появилось желание ее прочесть.

Что я хотела выяснить, принимаясь за чтение этой книги?
Тема измен во все времена считалась больной в нашем обществе, ты часто про них слышишь, но тайно думаешь, чтобы с тобой этого никогда не случилось, либо ты сам не стал участником измены.

Когда я принималась за чтение, мне хотелось получить данные на тему того, как бы не позволить измены в отношении себя, и что вообще двигает людьми, когда они про это думают.

Маленький спойлер, там нет ответа на данный вопрос.
Эстер Перель — одна из наиболее известных профессиональных мастеров по человеческим отношениям, практикующий психотерапевт, популярнейший спикер и консультант компаний из перечня Fortune 500 (среди её клиентов Nike, Johnson & Johnson, Tony Robbins Productions и остальные).

Её книжка стала бестселлером и была переведена на 25 языков (из которых Эстер говорит на восьми), а концерт на конференции TED посмотрели 6 миллионов человек!

Журнал New York Times именовал её основным экспертом по сексуальности и отношениям во времена Врачи Рут. О её идеях и моделях отношений писали The New York Times, The Вашингтон Пост, The Wall Street Journal, Forbes, The Guardian, The New Yorker и Vogue, она постоянный гость распространенных ТВ-шоу .

3 ОШИБКИ, КОТОРЫЕ ЕЩЕ БОЛЬШЕ РАЗРУШАЮТ ОТНОШЕНИЯ

Эстер имеет 30-летний опыт терапевтической практики и работает в мед. центре Нью-Йоркского университета и в Колумбийском университете.
Эстер Перель написала еще одну книгу-бестселлер на тему психологии отношений — "Размножение в неволе".

Почему люди меняют? Что заставляет их заводить вторые семьи, тайные счета в банке, разрабатывать непростые схемы ведения двойной жизни?
Эстер Перель, практикующий психотерапевт, в течение десяти лет работала с сотней пар, которые встретились с неверностью. Ее книжка — это многостороннее изыскание желания, появляющегося при взгляде на сторону.
Переплетая настоящие истории собственных пациентов с острым психологическим и культурным анализом, Эстер Перель предлагает читателям с новой стороны посмотреть на брак в двадцать первом веке, закрепить собственные отношения, их сделать более добропорядочными.
О чем я задумалась? Есть ли какой-то глубокий смысл?
В книге нет как таких правил того, что необходимо делать, чтобы тебе не изменяли. Автор скорее рассуждает на тему супружеской неверности и отношение к ней в различных государствах и слоях населения.

Мне понравилось, что она проводила исследования, касаемые не только гетеросексуальных пар, но и гомосексуалистов также.
Прочитав ее начинаешь думать на тему адюльтера несколько в ином ключе, убираются "розовые очки" и одеваются "очки реальности".

Эстер приводит истории собственных пациентов, интервью, как и с женами, так и с любовницами любовниками. Это дает возможность шире посмотреть на ситуацию, и понять, что любой случай уникален.

Прочитав книгу, вы установите что как раз для вас считается изменой, моногамны ли вы, помогает ли ревность отношениям и почему меняют даже счастливые люди.
Главными вопросы, поднимаемые в исследовании:

  • Как жить после измены?
  • Нужно ли ее прощать?
  • Есть ли способы сберечь счастье и доверие в семье на всю жизнь?

Ответы вы сможете найти в издании..
Фрагменты из книги

Когда читаешь такое, инстинктивно начинаешь анализировать себя и собственные отношения.

Ее стоит прочесть каждому, хотя бы для того, чтобы понимать собственное отношение к изменам и уберечь себя.

Если вам изменили, книжка поможет одолеть кризис и решить, как жить дальше.

Право на «лево». Почему люди меняют и можно ли избежать измен

Психотерапевты тоже нечасто говорят о неверности нейтрально, без предвзятости. Измены описываются с позиции того ущерба, который они причиняют, причем акцент выполняется на том, как их устранить или как после них восстановиться.

Заимствуя лексикон криминалистов, доктора иногда называют верного партнера «потерпевшей стороной», а неверного – «нарушителем». В большинстве случаев послушный партнер получает намного больше сочувствия, а неверному даются детальные рекомендации по восстановлению отношений, которые смогут помочь его партнеру справиться с травмой.

Разоблачать измену тоже тяжело; не удивляет, что очень многие люди предрасположены вставать на сторону одного из партнеров.

Когда я говорю кому-нибудь, что пишу книгу о неверности, меня в тот же час задают вопросы: «Вы за или против?» Такое впечатление, что 3-го тут не дано. Я отвечаю: «Да».

За этим таинственным ответом прячется мое неподдельное желание начать более подробный и менее порочащий разговор о неверности и сопутствующих ей задачах. Тонкости любви и вожделения не поддаются простой категоризации: тут нет отличного и плохого, нет злоумышленников и жертв.

Я отмечу, что отсутствие осуждения не значит объяснения, ведь между пониманием и наградой лежит глубокая бездна. Впрочем, сводя разговор о неверности к одному осуждению, мы практически сводим этот разговор на нет.

Мы также не оставляем возможности высказаться людям такого типа, как Бенджамин, учтивый джентльмен немного за семьдесят, который подошёл ко мне после выступления в Лос-Анджелесе и задал вопрос: «Можно ли считать измену изменой, если твоя супруга уже не помнит, как тебя зовут?» Он пояснил: «У моей жены болезнь Альцгеймера.

Она уже три года живёт в пансионате для пожилых. Я навещаю ее 2 раза на протяжении недели.

Немножко побольше года я встречаюсь со второй женщиной. Ее супруг живёт на том же этаже.

Мы нашли умиротворенность друг в друге». Пожалуй, Бенджамин – один из очень тактичных «изменников», которые мне встречались, однако он точно не одинок.

Многие, обманывая собственных партнеров, искренне переживают за их благосостояние, а многие продолжают предпочитать тех, кто их обманул, и хотят найти способ остаться вместе.

Ради всех данных людей я должна найти очень элегантный и успешный подход к неверности. Измена часто кажется людям точкой невозврата – и правда, некоторые измены наносят отношениям критичный удар.

Но иные вдохновляют на отчаянно нужные изменения.

Предательство ранит в самое сердце, но залечить эту рану возможно. Измены могут даже направить отношения к продуктивному развитию.

Так как я считаю, что из вызванного неверностью кризиса можно извлечь конкретную пользу, меня очень часто задают вопросы: «Так вы бы порекомендовали измену проблемной паре?» Как я отвечаю?

Смертельные заболевания дали для многих людей возможность скорректировать собственную жизнь к лучшему. И все же советовать измену – все равно что советовать заболеть раком.

Вы сталкивались с неверностью?

Заинтересовавшись темой неверности, я сначала задавала вопросы у собственных слушателей, кому из них приходилось менять или переживать измену партнера.
Держа это в уме, я переформулировала вопрос: «Кому из вас приходилось сталкиваться с неверностью?» В ответ в аудитории взлетел лес рук – и так было в любом зале, где я его задавала.

Одна женщина видела, как супруг ее подружки поцеловал великолепную незнакомку в поезде, и теперь терзалась вопросом, должна ли рассказать про это. Девочка-подросток внезапно поняла, что отец с самого ее рождения ведет двойную жизнь.

Мама никак не имела возможности понять, почему сын остался с «этой потаскухой» – для невестки у нее теперь нет иного слова, – которую она выше не зовет на воскресный ужин. Эхо обмана и тайн звучит среди поколений, оставляя за собой неразделенную любовь и очень много разбитых сердец.

Неверность касается не только двух-трех человек; она раскинула очень большие сети.
Сами изменники не очень охотно поднимают руки на публике, но рассказывают собственные истории с глазу на глаз. Люди отводят меня в сторонку на вечеринках или приходят в мой кабинет, чтобы поделиться собственными тайнами и подозрениями, безнравственными желаниями и историями о запретной любви.
Большинство таких историй намного очевиднее тех, что муссируются в прессе: в них нет ни детей, ни ЗППП[2] 2
Болезни, которые передаются половым путем.
[Закрыть] , ни шантажа со стороны бывших любовников. (Считаю, такие пары обращаются к юристам, а не к психотерапевтам.) Конечно, я сталкивалась и с нарциссами, и с неразборчивыми в связях людьми, и с обычными эгоистами и злопамятными мстителями. Я видела доходящие до крайности акты обмана, когда партнеры с удивлением узнавали о вторых семьях, тайных платежных счетах, безудержном промискуитете и непростых схемах ведения двойной жизни.

Я сидела напротив мужчин и женщин, которые беззастенчиво лгали мне на протяжении всей терапии. Но намного чаще я видела преданных друг дружке людей, которые многое пережили вместе и разделяли общие ценности – и среди данных ценностей очень часто оказывалась и моногамия.

Их истории были легче и человечнее.

Одиночество, годы сексуальной засухи, сожаления, обиды, игнорирование со стороны супруга, ушедшая молодость, жажда внимания, отмененные рейсы, очень много выпивки – вот ключевые элементы будничной неверности. Большинство из данных людей глубоко переживали из-за собственного поведения и приходили ко мне за помощью.

Почему отношения не получаются у большинства? Разбор причин. Отношения с девушками

Мотивы измен многообразны.

Отличаются и реакции и потенциальные результаты. Одни измены становятся актами сопротивления.

Иные случаются, когда мы не оказываем сопротивления вообще.

Один человек может пересечь черту ради простой интрижки, тогда как другой стремится полностью скорректировать собственную жизнь. Одни измены можно считать бунтом – их подстегивает внутренняя опустошенность, желание попробовать новое или стремление проверить, есть ли еще порох в пороховницах.

Остальные же обнажают неизвестное прежде ощущение – всепоглощающей любви, которая не может быть отвергнута. Как ни удивительно, большинство людей ходят на сторону, из-за того что хотят сберечь собственный брак.

Когда отношения ожесточаются, измена может послужить толчком к важным переменам. Поход налево может стать сигналом о срочной надобности уделять большое внимание партнеру, но выступит и в виде предвестника гибели отношений.

Измена – это то же предательство, но наряду с тем она проявление томления и скуки.

Поэтому я рассматриваю неверность с каждой стороны. Я пытаюсь понять и ощутить позицию любого из партнеров – разобраться, как измена оказала влияние на одного и что это значило для иного.

Я также не забываю о прочих участниках отношений – любовнике, детях, друзьях.

Бывает, я работаю и с ними. Измена – это одна история, которую двое (или больше) людей проживают абсолютно неодинаково.

Поэтому она преобразуется во много историй, и у нас появляется необходимость найти рамки, которые заключат в себе все противоречивые пересказы. Дискурсы, где нужно определиться с выбором «или – или», не могут предположить понимания и примирения.

Разглядывая измены только с позиции того ущерба, который они наносят, мы не только упрощаем ситуацию, но и не приносим ничего хорошего. С другой стороны, отрицая причиненный вред и восхваляя человеческую тягу к открытию новых горизонтов, мы в не малой степени упрощаем ситуацию и тоже не приносим ничего хорошего.

Во многих случаях гораздо удобней использовать подход, который дает вероятность увидеть две стороны медали.

Нам нужно применять нарратив, чтобы навести мосты и благодаря этому помочь традиционным людям справиться с многогранностью неверности – осознать ее мотивы, значение и результаты. Всегда можно найти те, кто скажет, что сами попытки понять измену наделяют ее бо?льшим плюсом, чем она заслуживает.

Но такая работа психотерапевта.
В стереотипный день первым на прием ко мне приходит Руперт, 36-летний мужчина, перебравшийся к супруге в Нью-Йорк из Англии.

Он знает, что она ему изменяет, однако не собирается ей про это сообщать. «Мне необходимо возобновить собственный брак и сберечь семью, – говорит он. – Мне важно конкретно это.

Я понимаю, что в настоящий момент она влюблена в иного, но задаюсь лишь одним вопросом – сможет ли она опять влюбиться в меня?»

Ответ подписчику: Главная ошибка всех мужчин в начале отношений с девушкой

Следующими приходят Делия и Рассел.

Они встречались в колледже, а потом опять нашли друг друга через Linkedin, когда уже успели построить свои семьи. Делия говорит: «Нереально всю жизнь угадывать, что могло бы быть».

Теперь они нашли ответ, однако при этом встретились с моральной задачей. «Мы оба очень долго общались с психотерапевтами, чтобы понимать, что в интрижках нечасто рождаются крепкие чувства, – говорит Рассел. – Но я думаю, у нас с Делией все иначе.

Это не мимолетное пристрастие. Это история любви длиною в жизнь, прерванная на миг.

Неужели я должен отказаться от любви всей собственной жизни, отринуть все чувства, только чтобы сберечь брак, который никогда не был особенно прекрасен?»
Фарра и Джуд – лесбиянки.

Обоим уже сильно за тридцать. Они вместе шесть лет, и теперь Джуд пытается понять, почему Фарра завела тайный роман, после того как их отношения стали открытыми. «Мы договорились, что можем спать с остальными женщинами, сказав про это друг дружке, – говорит Джуд. – Я считала, что эта открытость нас убережет, однако она все равно солгала.

Что еще мне сделать?» Даже открытые отношения не оберегают от обмана.

В перерыв на обед я читаю email. Одно из писем отправила Барбара, не так давно овдовевшая 68-летняя женщина из Миннесоты. «Оплакивая мужа, я обнаружила свидетельства его продолжительного романа на стороне.

Теперь меня мучают вопросы, которых я и вообразить для себя не имела возможности: к примеру, говорить ли про это дочурки? Хуже того, мой супруг был уважаемым человеком в городе, и меня даже в наше время приглашают на мероприятия, устроенные в его честь, которые посещают все мои друзья.

Я разрываюсь на части: с одной стороны, мне хочется сберечь его память незапятнанной, а со второй – я плохо хочу рассказать правду».

В нашей переписке мы обсуждаем, как одно открытие может скорректировать все представления о жизни. Как возобновить из руин и собственную жизнь, и собственную личность после двойной потери – предательства и вдовства?

Письмо Сьюзи полно праведного гнева – ее возмущает ситуация матери. «Она была святой и до конца жизни оставалась с отцом, не обращая внимания на его долгий роман». Интересно, она хотя бы раз пыталась взглянуть на эту историю со второй точки зрения?

Что, если ее отец искренне любил иную женщину, но решил остаться со второй половинкой и пожертвовать собой ради семьи?
Молодой психотерапевт Адам отправил мне сообщение на Фейсбуке, как только посетил один из моих семинаров. «Изменники всегда казались мне отбросами, – пишет он. – Настоящий стыд – не уважать собственных супругов настолько, чтобы проворачивать дела у них за спиной.

И все же, пока я сидел на семинаре, на меня вдруг снизошло озарение.

В аудитории было комфортно и спокойно, но я так и ерзал на стуле, будто бы сиденье прожигали горячие угли, вынуждая меня открыть глаза. Я никогда не думал, что оба моих родителя были женаты, когда познакомились; отец был психотерапевтом моей матери, которая пыталась уйти от ожесточённого мужа.

Именно в результате их романа я и появился на свет.

Тридцать 4-ре года назад измена дала возможность любому из них найти человека, с которым бы вздумалось провести до конца своих дней». Адам больше не смотрел на проблематику в бело-черном свете – как на личном, так и профессионально.

Последняя – Лили, 37-летний торгпред, которая практически десять лет ставит собственному любовнику ультиматумы, дожидаясь, когда он разведется со второй половинкой.

После начала их романа у него появилось еще двое детей, а Лили ощущает, что ее фертильность каждый день убывает. «Месяц назад я заморозила собственные яйцеклетки, – признается она, – но я не хочу ему про это говорить, ведь мне необходимы все потенциальные плюсы». Лили сеанс за сеансом рассказывает мне о собственных метаниях: на одной неделе убежденно говорит, что он просто играет с ней, а спустя семь дней хватается за соломинку, говоря, что она – любовь всей его жизни.

За ужином я получаю «экстренное» сообщение. У Джексона проблемы, ему необходимо побеседовать без промедлений.

Его супруга только что поняла, что в пузырьке с «Виагрой» не хватает таблеток, и выставила его за порог. «Если честно, – говорит он, – мне вызывает отвращение ей врать, но мне не под силу видеть, с каким отвращением она смотрит на меня постоянно, когда я пытаюсь объяснить ей собственные сексуальные потребности». У Джексона много цветистых фантазий, но его жену они абсолютно не возбуждают, о чем он слышит опять и опять.

После многих лет отказов он перенес собственные фантазии в иное место. «Мне стоило сознаться честно, – говорит он, – но чрезмерно многое поставлено на карту. Мне важно удовлетворять собственные сексуальные потребности, но видеть детей за завтраком все же важнее».

Слушая истории всех данных людей, я удивляюсь, осуждаю их, беспокоюсь, пытаюсь их обезопасить, любопытствую, завожусь и теряю интерес – и иногда на все это мне хватает часа. Я плачу с ними, чувствую надежду и безнадегу.

Я ставлю себя на место любого из героев историй. Каждый день наблюдая, к каким печальным последствиям приводят измены, я понимаю, насколько неадекватна большая доля разговоров, ведущихся сегодня на данную тему.

Окно в сердце человека

Изменам есть что рассказать нам об отношениях. Они открывают путь к глубокому изучению наших ценностей, человеческой природы и силы эротического влечения.

Они вынуждают подумать над самыми малоприятными вопросами: что принуждает нас переступать черту, которую мы так храбро проводили? Почему сексуальное предательство так сильно ранит?

Всегда ли измена – проявление эгоизма и слабости либо же в большинстве случаев ее можно догадаться, принять и даже сосчитать выявлением силы и смелости?

Известна нам эта драма либо нет, как мы можем применять упоение, даруемое неверностью, для оживления наших отношений?
Обязательно ли разоблачать тайную любовь?

Есть ли у страсти конечный срок годности?

Есть ли подобные желания, исполнить которые не в состоянии ни один, даже наиболее удачный брак? Как найти неуловимое равновесие между эмоциональными нуждами и эротическими стремлениями?

Не изжила ли себя моногамия?

Что такое преданность? Можем ли мы одновременно предпочитать больше одного человека?

Для меня данные вопросы – в основе основ отношений.

К несчастью, большинство пар первый раз задаются ими, только когда их настигает кризис неверности. Катастрофа подталкивает нас докопаться до самой сути вещей.

 

Я призываю вас не ждать урагана, а разобраться с данными вопросами при замечательной погоде. Доверительный разговор про то, что тянет нас переступить черту и какие страхи этому сопутствуют, может сблизить партнеров, состоящих во взаимоотношениях.

Любые желания, пусть и неподобающие, – обязательная черта нашей человеческой природы.
Как бы мы не хотели свести измены к сексу и лжи, я предпочитаю применять неверность в качестве портала для изучения сложного ландшафта отношений и границ, установленных нами для их закрепления.

Неверность сталкивает нас лицом к лицу с переменчивыми и противоборствующими силами страсти: соблазном, вожделением, томлением, любовью и ее невозможностью, облегчением, хождением по замкнутому кругу, виной, печалью, греховностью, контролем, безумием подозрений, чудовищным стремлением расквитаться, трагической развязкой.

Готовьтесь: анализ данных вопросов требует поездки по лабиринту иррациональных сил. С любовью все так запутанно; с неверностью запутанно еще сильнее.

Однако она открывает окно в потаенные уголки человеческого сердца.

Новый стыд

Развод. Данное слово всплывает опять и опять во всех ожесточенных спорах о неверности, ведущихся в Сети и в реальности.

Если думаете об измене, получите развод. Если вы несчастливы настолько, что готовы скорректировать, вы несчастливы настолько, чтобы уйти насовсем.

А если изменяет ваш партнер, немедленно звоните адвокату.

Джессике немного за тридцать. Она живёт в Бруклине и воспитывает двухлетнего сына. Джессика связалась со мной спустя семь дней после того, как поняла, что ее супруг Джулиан, с которым они женаты 4-ре года, изменяет ей с коллегой по работе. «Я обнаружила на Фейсбуке его тайный аккаунт, а там были сообщения этой женщине».

Дитя цифровой эпохи, она пошла искать спасения в Сети. «Чем больше я читала, тем паршивее мне становилось, – объясняет Джессика. – Все напоминало плохие рекомендации из женских журналов. Идите дальше и не оглядывайтесь!

Он изменил вам 1 раз, изменит и опять!

Гоните его из дома!»
«Ни на одном из сайтов я не нашла ответа, что сделать с моими чувствами к этому мужчине, – говорит она. – Мы запланировали всю совместную жизнь.

Он отец моего сына. Я в великолепных отношениях с его родными, и они оказали мне очень большую поддержку в эту неделю.

Все статьи и все авторы, уже не говоря о моих своих родителях, в один голос твердили мне, что он свинья, а мои чувства к нему ничем не обоснованы.

Отец даже высказал предположение, что у меня развился стокгольмский синдром! Я чувствовала, что меня осуждают как одну из «тех женщин», которые просто дают возможность собственным мужьям менять».

В отличии от многих представительниц прекрасного пола, которые не имеют никаких ресурсов по сравнению с патриархальными привилегиями мужа, Джессика материально независима. У нее имеется возможность выбора.

Собственно из-за того что она живёт по иному биллю о правах, наша культура требует, чтобы эти права были выполнены.

Слушая ее, я вспомнила семинар, который не так давно провела с группой женщин из деревни в Марокко. Когда я объяснила им, что сейчас в Америке женщин вроде Джессики поддерживают в решении хлопнуть дверью и уйти, одна из молодых слушательниц рассмеялась. «Прошу прощения, госпожа, если бы мы каждый раз бросали мужей, гоняющихся за юбками, в Марокко бы все оказались в разводе!»

Когда то развод считался стигмой.

Теперь стыдно остаться, когда можешь уйти. Наиболее известный пример – Хиллари Клинтон. Большинство женщин, которые в остальном восхищаются ею, так и не смогли оправиться от ее решения остаться с мужем, когда у нее были все возможности покинуть его. «Неужели она себя не уважает?»

Конечно, бывают ситуации, в которых развод неизбежен, логичен или же просто желателен для абсолютно всех заинтересованных сторон. Но неужели это единственный правильный выбор?

Страдая от боли и унижения, мы рискуем перемешать собственную реакцию на измену с чувствами к отношениям вообще. История переписывается, мосты сжигаются одновременно со свадебными фотографиями, а дети разделяют собственную жизнь на 2 дома.

Джессика не готова выставить мужа за порог. «Люди выполняют ошибки. Я и сама не святая.

Пусть я и не сплю с кем попало, мне плохо получается справляться с трудностями. Когда все идет не по плану или слишком множество проблем, я просто замыкаюсь в себе и пью.

Если мы не позволим партнерам оступаться, мы все останемся одинокими и несчастными». Она готова дать Джулиану второй шанс.

Стремительные разводы не дают возможности одолеть трудности, возобновить и закрепить отношения.

Они губительны для пар, которые хотят учиться на собственных ошибках и расти вместе. Джессика и Джулиан говорят мне: «Мы оба хотим, чтобы все вышло.

Как только все это настало, мы в конце концов смогли побеседовать по душам. Это были восхитительные, душевные и конструктивные разговоры, каких у нас не было уже на протяжении многих лет».

Но потом они задают вопросы: «Неужели нам на самом деле необходимо было пройти через измену, чтобы стать по-настоящему искренними между собой?» Я часто слышу это и понимаю их сожаления.

Но вот негласная правда об отношениях: для большинства пар менее сложных переживаний недостаточно, чтобы привлечь интерес партнера и пошатнуть изжившую себя систему.
Практически проблема нетерпимых, эмоциональных и категоричных разговоров о неверности состоит в том, что они пресекают любые шансы на намного глубокое осознание, а значит, на надежду и лечение – как вместе, так и порознь.

Неодобрение измен выполняет браки более хрупкими. Разумеется, когда Джулиан изменяет Джессике, пока она дома меняет подгузники ребенку, ей лучше взять под контроль собственный гнев, чтобы дать адекватный ответ на этот удар по их отношениям.

Но чем больше я говорю с людьми, которые встретились с изменой – самим изменником, его преданным партнером, любовниками, детьми, – тем сильнее чувствую необходимость отойти от представления о жизни и любви как сферах, где обязательно есть правый и виноватый. Горечь, желание мести и бескрайние споры ничего не дадут.

Тут показательный пример – женщина, чье гнев было до такой степени велико, что она рассказала пятилетнему сыну о многолетней супружеской неверности супруга, «из-за того что сын обязан знать, почему плачет мамочка».

Хотя неверность стала одним из основных мотивов для развода, много пар остаются вместе, не обращая внимания на измену. Но надолго ли?

И на каких условиях?

Возникает ли у них шанс стать в конце концов сильнее? Либо же они хоронят измену под горой стыда и недоверия?

Их грядущее и грядущее их отношений зависит от того, насколько выгодно они сумеют переварить случившееся.
Сегодня на западе очень многие люди два-три раза за жизнь проходят через долговременные отношения или брак.

Бывает, что эти все отношения выстраиваются с одним и тем же человеком. Когда после измены пара приходит ко мне, я часто говорю следующее: «Ваш первый брак завершен.

Желаете ли вы вместе вступить во второй?»

Книжка недели«Право на „лево“»: Что считать изменой

Психотерапевт рассказывает о причинах неверности в сегодняшнем браке

Откровения психолога о современных отношениях 18+

В издательстве «Бомбора» вышла книжка психотерапевта Эстер Перель «Право на „лево“» — в ней она рассказывает об анатомии измен и про то, как они трансформировались под влиянием социальных сетей и дейтинг-сервисов.

The Village публикует фрагменты из главы про то, что можно именовать изменой.

Считать ли болтовню изменой?

Все хотят знать: «Какой процент людей изменяет?» На это дать ответ непросто, ведь сначала нужно разобраться с иным вопросом: «Что такое измена?» Обозначение неверности очень расплывчато, а в цифровую эру кол-во потенциально преступных связей растет не по дням, а по часам. Считать ли болтовню изменой?

Что насчет сексуальных текстовых сообщений, просмотра порнофильмов, вступления в объединение фетишистов, тайной активности в приложениях для того что бы познакомится, платы за секс, танцев на коленях, массажей со радостным концом, интрижек девочка-девочка, поддержания связи с бывшими?
Так как общепринятого определения неверности нет, оценки количества измен среди американских пар значительно различаются, пребывав в диапазоне от 26 до 70 % для женщин и от 33 до 75 % для тех представителей сильной половины человечества.

Какими бы ни были точные цифры, все согласны, что они растут. И многие указывают, что за этот рост ответственны дамы, они очень быстро закрывают «разрыв неверности» (по данным исследований, кол-во женских измен подскочило на 40 % с 1990 года, тогда как кол-во мужских осталось постоянным).

В действительности, если именовать неверностью не только «половой акт», но и романтические связи, поцелуи и остальные сексуальные контакты, девушки-студентки значительно превосходят по данным свойствам парней-студентов.
Сбор данных осложняется простым фактом: когда заходит речь о сексе, люди лгут, тем более если этот секс запретный.

Гендерные стереотипы живы даже под прикрытием анонимности.

Мужчинам присуще хвастаться собственными сексуальными победами и завышать их число, тогда как дамы в большинстве случаев занижают число сексуальных контактов или совсем отрицают их (что не удивляет, если учесть, что в девяти государствах мира женская измена все также карается смертью). Сексуальная правдивость неотделима от сексуальной политики.

В нашу цифровую эру возможностей для флирта безграничное много.

Сегодня 68 % американцев имеют смартфон, а это значит, как выразился комик Азиз Ансари, что «вы носите в кармане постоянный бар для одиноких». И не только для одиноких.

Собственные сайты есть и у женатых — к примеру, печально всем известный AshleyMadison.com. Интернет — великий демократизатор.

Он даёт равный доступ ко всем нашим запретным желаниям.

Вам больше не надо выходить из дома, чтобы менять супругу. Можно крутить роман, находясь в кровати рядом с партнером.

Интернет сделал секс «доступным, недорогим и неизвестным», как заметил покойный экспериментатор Эл Купер. Все это применимо и к неверности.

Я бы даже добавила еще одно слово: неизвестным. Когда на место поцелуев пришёл обмен эротическими фотографиями; когда час в номере мотеля превратился в ночной разговор в Snapchat; когда тайный обед оказался заменен поддельным аккаунтом в фейсбуке, как нам понять, что считать изменой?

В результате кол-во тайных действий зашкаливает, в связи с чем нам нужно переосмыслить собственное осознание неверности в цифровую эру.

Кто проводит черту?

Обозначение измены кажется одновременно простым и сложным. Сегодня на западе этика отношений больше не диктуется религиозными организациями.

Обозначение неверности теперь даёт не отец римский, а народ.

Это предусматривает больше свободы, и также больше неопределенности. Парам приходится ставить свои границы.

Когда кто-то признается: «У меня был роман», — не появляется никаких споров о толковании.

Когда вы застаете собственного партнера в кровати с иным или остальной, находите компрометирующие письма или узнаете о многолетней параллельной жизни, все тоже довольно понятно. Но когда один партнер решает, что поведение второго можно считать предательством, а тот отвечает: «Ты все не так понял», «Это ничего не значило» или «Это не измена», — мы оказываемся на туманной территории.

В большинстве случаев границы устанавливает и описывает тот, кто себя чувствует преданным. Даёт ли эта боль право определять, что есть неверность?

Понятно, что все характеристики сегодняшней неверности предполагают нарушение соглашения между 2-мя индивидами.

Это уже не грех перед лицом Бога, не подрыв семейных уз, не засорение родословной и не рассеивание ресурсов и наследства. Сейчас в сердце предательства лежит нарушение доверия: мы ожидаем, что наш партнер будет вести себя в согласии с нашим общим набором представлений, и сами отталкиваемся конкретно от этого.

Предательством можно посчитать не только определенное сексуальное или эмоциональное поведение; скорее, это сам факт, что поведение нарушает договоренности пары.

Звучит логично. Впрочем сложность в том, что многие из нас не оговаривает эти соглашения заблаговременно.

Пожалуй, их вообще с натяжкой можно именовать «соглашениями».

Новое обозначение

В моем представлении неверность в себя включает один или более из трех элементов: секретность, сексуальная алхимия и чувственная сопричастность. Секретность — главный организующий принцип неверности.

Измена всегда остается в тени главных отношений; неправильный партнер всегда надеется, что его измена так и не будет разоблачена. Собственно секретность увеличивает эротическое желание. «Секс и хитрости — красивый коктейль», — пишет журналистка Джулия Келлер.

Нам с детских времен известна радость сохранять секреты.

Секреты дают возможность нам ощутить себя сильнее, они выполняют нас менее уязвимыми и более свободными. Но в совершолетней жизни это запретное удовольствие уже не встречает одобрения.

Один из важных атрибутов секретности — ее способность создавать иллюзию автономии и контроля. Про это часто упоминают дамы, но еще говорят и мужчины, которые себя чувствуют так или по другому лишенными власти.

Изменам сопутствует риск, опасность и непослушная энергия недозволенного. Не уверенные в следующем свидании, мы замираем в предвкушении.

Запретная любовь живет в замкнутой вселенной, отгороженной от остального мира. Романы расцветают на окраине нашей жизни, и их обаяние не пропадает, пока они не выходят из тени на свет.

Впрочем сохранять секреты тоже бывает непросто.

Обосновавшись в сердце измены, они подпитывают обман, отрицание и хитрости и активизируют разработку сложных стратегий мошенничества. Двойная жизнь иногда приводит к изоляции; со временем она провоцирует жгучий стыд и подпитывает нелюбовь к себе.

Для обманутого партнера раскрытие тайны может стать губительным.

Любой разговор о неверности требует обсуждения секретов. Но еще стоит задать себе вопрос: а что насчет личного пространства?

Где кончается собственное пространство и начинается секретность?

Можно ли считать слежку адекватной предупредительной тактикой? Требует ли близость полной светопроницаемости?

Говоря о сексуальной алхимии, я отмечу, что измены иногда в себя включают секс, а иногда нет, однако при этом они всегда предполагают эротику. В представлении Марселя Пруста за любовь серьезно наше воображение, а не другой человек.

Природа эротики такая, что вымышленный поцелуй может быть не менее ярким и возбуждающим, чем пару часов настоящих занятий любовью. Суть многих измен не в сексе, а в желании — желании ощущать себя особым, находиться у всех на виду, притягивать взгляды.

Все это сопровождается эротическим томлением, благодаря ему мы ощущаем себя живыми, новыми, полными сил. Энергия важнее самого действия, а магнетизм — полового акта.

Если даже доходит дело до секса, защита изменников остается необычайно пластичной, давая возможность найти большое количество лазеек.

Люди идут на многое, только бы только убрать секс из секса. Моя коллега Франческа Джентиль составила перечень самых хитроумных концовок предложения «Это был не секс, из-за того что. »: «я даже не знаю, как ее зовут»; «. никто из нас не кончил»; «. я был пьян / под кайфом»; «. я не получил удовольствия»; «. я даже подробностей не помню»; «. я с данным полом в большинстве случаев сексом не занимаюсь»; «. никто больше этого не видел»; «. мы даже не разделись»; «. мы даже не до конца разделись»; «. одна нога стояла на полу».

Все это — отговорки из физического мира. Киберпространство прибавляет много невидимых моментов.

Реален ли виртуальный секс? Разглядывая голую задницу на экране, вы просто погружаетесь в храм собственного воображения либо же ступаете на опасную территорию предательства?

Для большинства людей Рубикон пересекается, когда выполняется взаимное действие — когда порнозвезда становится живой женщиной перед веб-камерой, а эротические послания не загружаются на неизвестный аккаунт в Tumblr, а приходят на ее телефон от настоящего парня. Однако что насчет виртуальной реальности?

Считать ее реальной или воображаемой? Это ключевые вопросы, на которые мы как культура совсем не можем дать некоторых ответов.

Философ Аарон Бен-Зеэв не без оснований говорит: «Переход от пассивной воображаемой реальности к интерактивной виртуальной реальности в киберпространстве намного более радикален, чем переход от фотографий к кино». Можно дискутировать по поводу того, что конкретно по настоящему и воображаемо, но опровергать алхимию эротики нельзя.

3-ий потенциальный элемент неверности — чувственная сопричастность.

Эмоции играют какую-то определенную роль в подавляющем большинстве измен. В глубине спектра находится амурный роман, который неминуемо сопровождается целым букетом страстных чувств. «Я считал, что узнал любовь, но такого никогда в жизни не чувствовал», — слышим мы опять и опять.

Люди в подобном состоянии рассказывают мне о любви, запредельности, пробуждении, доле, божественном вмешательстве — ощущенье столь чистом, что они просто не могли потерять его, ведь «отринуть эти чувства значило предать себя». Для тех, кто переживает такую беспрецедентную историю любви, термин «интрижка» неприменим, ведь он и недалеко не отражает эмоциональной глубины их опыта.

Когда мы двигаемся дальше, появляется целый спектр контактов, которые отличаются различной степенью эмоциональной вовлеченности.

На противоположном конце этого спектра находятся мимолетные увлечения — развлекательные, неизвестные, виртуальные или оплачиваемые. Во многих таких вариантах люди настаивают, что их измены не думали эмоциональной вовлеченности.

Некоторые даже говорят, что благодаря этому их нельзя считать предательством. Часто звучит фраза: «Это ничего не значило!» Но правда ли секс всегда только секс?

Может, случайный перепихон и не сопровождается никакими чувствами, но все таки он многое значит.

Что насчет эмоциональных измен?

Сейчас возникла новая категория — «чувственная измена». Современный лексикон неверности не может обойтись без данного термина.

В большинстве случаев его применяют, чтобы выделить, что предательство подразумевало не секс, а неподобающую эмоциональную близость, которая обязана предназначаться лишь партнеру и обедняет ключевые отношения.

Эту идею нужно рассмотреть очень и очень внимательно. Многие «эмоциональные романы» так и пульсируют от сексуального напряжения, даже в том случае, если гениталии партнеров ни разу не соприкасались.

Именовать их новым термином — все равно что поддерживать эротический редукционизм. Понятно, что измены могут быть сексуальными, даже в том случае, если член мужчины не входит в вагину, а поэтому в подобных вариантах лучше говорить прямо .
Впрочем иногда термин «чувственная измена» применяется к истинно платоническим отношениям, которые являются «чрезмерно близкими».

Представления о близости переплетены тесно с нашим восприятием современных отношений. Так как для большинства сегодня брак предусматривает эмоциональную близость и полную правдивость, когда мы открываем собственный внутренний мир кому-нибудь еще, это может показаться предательством.

В нашей модели романтической любви мы ожидаем, что партнер будет нашим основным эмоциональным компаньоном — единственным, с кем мы делимся сокровенными мечтами, самыми сильными сожалениями и глубочайшими страхами.
Когда мы пытаемся определить маленькие детали эмоционального предательства, все довольно быстро окутывается туманом.

С одной стороны, сердечную привычка часто применяют для прикрытия сексуальных свиданий.

Когда женщина жалуется, что ее партнер с головой ушел в общение с новой «подружкой» — часами переписывается с ней в Snapchat и прочих приложениях, составляет ей подборки музыки, — я сочувствую ее досаде, однако при этом подчеркиваю, что ее тревожит не только чувственная составная часть их общения, но и сексуальная. С другой стороны, глубокие эмоциональные отношения с другими людьми дают законную возможность выразить чувства и удовлетворить желания, остающиеся без внимания в браке.

Сеанс за сеансом я хожу по этой тонкой черте. Имея в виду, какие опасности таит эта неизведанная территория, не удивляет, что большинство людей цепляются за самое узкое обозначение неверности — запретный секс.

Поэтому я призываю подумать, что означает неверность для вас, и также прямо спросить собственного партнера, что такое неверность в его представлении. Иногда мы определяем неверность, а иногда неверность определяет нас.

Мы предрасположены думать, что роли участников треугольника измены четко распределены: там есть послушный муж, изменник и любовник. Но в реальности мы можем оказаться на различных позициях, и наше представление о значении происходящего будет меняться по возможности от ситуации.

Когда касается дело неверности, как и множества иных нюансов жизни, люди предрасположены выражать то, что социальные психологи именуют эффектом исполнителя и наблюдателя. Если меняют мне, все поясняется эгоизмом, слабостью и ненадежностью партнера.

Если же изменяю я, дело в получившейся ситуации.

Думая о себе, мы заостряем внимание на смягчающих обстоятельствах; думая про остальные, во всем виним их самих.

 

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × один =