Разница между иешуа и иисусом

 

Разница между Иешуа и Иисусом

В христианском мире с именем Иисуса Христа связывают миссию Сына Божьего, явившегося на землю, чтобы спасти человечество от духовной гибели и указать людям путь к Богу. Однако приверженцы иудаизма, ислама и некоторых современных религиозных течений, возникших на основе христианства, считают, что это имя искажено и неверно отражает изначальный смысл, который заключался в иудейском имени Иешуа.

Определение

Иешуа – распространенное иудейское имя, которым при рождении был наречен Сын Божий, проповедовавший новую христианскую религию и поплатившийся за это жизнью. Имя Иешуа употребляется в древнееврейских первоисточниках, содержащих христианское учение и описание земной жизни Мессии.

Иисус – закрепившаяся в христианстве западного и восточного обрядов греческая интерпретация еврейского имени Иешуа. Имя Иисус в христианской религии известно как один из символов триединого Бога.

В этом значении оно получило распространение в европейских языках и утвердилось в форме, отличной от той, в которой употребляется на иврите.

Сравнение

Имя Иешуа в древнееврейском языке имеет значение спаситель, посланный Богом. Оно полностью отвечает цели, с которой, по библейским преданиям, Сын Божий явился людям и прошел свой земной путь.

Описание жизни и деяний Иешуа в евангелийских текстах стало частью Нового Завета, благодаря которому христианское учение приобрело завершенную форму и структурную целостность. Некоторые фрагменты Евангелий были переведены с иврита и арамейского языка, но большая часть текстов создавалась на греческом – самом распространенном языке общения ранних христиан.

Этим объясняется изменение звукового состава в имени Иешуа: более удобной в произношении для европейцев оказалась форма Иисус.

Разница между иешуа и иисусом

Дальнейшие переводы Библии с греческого языка на языки романской и славянской групп сохранили написание Иисус.
В иудаистской и исламской религиозной литературе имя Иешуа осталось без изменений.

Миссия этой религиозно-мифологической личности, по убеждениям ортодоксальных иудеев, иная, чем ее воспринимают христиане. Иешуа – пророк, последователь Моисея, несущий людям слово Божие.

В христианстве Иисус – Сын Бога, Спаситель, собственной кровью окупивший грехи рода человеческого.

Почему иешуа а не иисус. Разница между иешуа и иисусом

Иешуа Га-Ноцри

ИЕШУА ГА-НОЦРИ — центральный персонаж романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» (1928-1940). Образ Иисуса Христа возникает на первых страницах романа в разговоре двух собеседников на Патриарших прудах, один из которых, молодой поэт Иван Бездомный, сочинил антирелигиозную поэму, но с поставленной задачей не справился.

Иисус у него получился совершенно живой, а надо было доказать, что его не существовало вовсе, «что все рассказы о нем простые выдумки, самый обыкновенный миф». Этому образу-мифу в романе Булгакова противопоставлен бродячий философ Иешуа Га-Ноцри, каким он является в двух главах «античного» сюжета: сначала во второй — на допросе у римского прокуратора Понтия Пилата — и затем в шестнадцатой главе, изображающей казнь распятого на кресте праведника.

Имя Иисуса Булгаков дает в иудаизирован-ной форме. Вероятным источником послужила книга английского богослова Ф.В.Фаррара «Жизнь Иисуса Христа» (1874, русск. перевод — 1885), где писатель мог прочесть: «Иисус есть греческая форма еврейского имени Иешуа, что означает «его спасение есть Иегова», от Ошеа или Осия — спасение».

Там же объяснялось, что «га-ноцери» означает назарянин, буквально — из Назарета. Образ Иисуса Христа, каким он выведен в романе, содержит множество отступлений от канонических евангелий.

Бродячий философ Булгакова — человек лет двадцати семи (а не тридцати трех), сириец (а не иудей). Он ничего не знает о своих родителях, у него нет родных и последователей, принявших его учение. «Я один в мире», — говорит о себе И. Единственный человек, проявивший интерес к его проповедям, — сборщик податей Левий Матвей, который ходит за ним с пергаментом и непрерывно пишет, но он «неверно записывает», там все перепутано, и можно «опасаться, что путаница эта будет продолжаться очень долгое время».

Наконец, Иуда из Кириафа, предавший И., не ученик его, а случайный знакомый, с которым завязался опасный разговор о государственной власти. Образ И. вобрал разные традиции изображения Иисуса Христа, сложившиеся в научной и художественной литературе, но не привязан к какой-то одной, строго определенной.

Очевидно влияние исторической школы, нашедшей наиболее последовательное выражение в книге Э.Ренана «Жизнь Иисуса» (1863). Однако у Булгакова такая «последовательность», выражавшаяся в «очищении» евангельской истории от всего сказочного и фантастического с позиций ренановской «положительной науки», отсутствует.

Нет в романе и противопоставления Иисуса — Христу, сына человеческого — сыну божию (в духе книги А.Барбюса «Иисус против Христа», изданной в русском переводе в 1928 г. и, надо полагать, известной писателю). На допросе у Пилата и потом, во время казни, И., может быть, не осознает себя мессией, но он им является (становится).

От него приходит к Воланду посол с решением судьбы Мастера и Маргариты. Он высшая инстанция в иерархии света, так же как Воланд — верховный повелитель мира теней.

Действующим лицом, объективированным в повествовании, И. показан в последний день своего земного пути, в облике праведника, носителя этического императива добра, убежденного, что «злых людей на свете не бывает», мыслителя, в представлении которого «всякая власть является насилием над людьми» и потому ей нет места в «царстве истины и справедливости», куда человек рано или поздно должен перейти. Время создания романа приходится на разгар политических процессов, жертвами которых были совершившие «мыслепреступле-ние» (термин Оруэлла), тогда как уголовники были объявлены «социально близкими элементами».

В этом временном контексте история осуждения на казнь «мыслепреступника» И. (и освобождения убийцы Варраввана) приобретала аллюзийный смысл. И. уничтожает трусливая государственная машина, но не она является первопричиной его гибели, которая предопределена человеконенавистнической идеологией, выдающей себя за религию.

Все характеристики по алфавиту:
Большинство людей читали невероятный роман Булгакова «Мастер и Маргарита». У критиков сложилось разное мнение о произведении.

Да и люди, прочитавшие его, неоднозначно реагируют на книгу, в то же время каждый человек испытывает совершенно противоречивые чувства и эмоции.

Уникальность романа Булгакова

Сегодня читатели имеют возможность посмотреть кинокартину, которая была снята по мотивам романа «Мастер и Маргарита», а также посетить представление в театре. Довольно долгое время критики пытались определить вид произведения, понять, какую идею оно должен донести до читателя, но у них это так и не получилось.

Все потому, что книга, написанная Булгаковым, соединила в себе множество жанров и различных элементов. Удивительно, но роман-миф не опубликовали при жизни писателя, так как считали бездарным и безнадежным.

Но прошло ровно двадцать шесть лет со дня смерти творца книги, как многие ею заинтересовались, и она увидела свет в 1966 году. Невероятным является то, что всё это долгое время жена Булгакова хранила рукопись и верила, что однажды она станет настоящим бестселлером.

Разница между иешуа и иисусом

Любимый герой

Многие люди, читая роман «Мастер и Маргарита», имеют своих любимых персонажей. Особенно интересным считается Иешуа Га-Ноцри.

Его писатель отождествляет с Иисусом Христом и придает ему особенно священный облик. Тем не менее сюжет закручивается так, что Иешуа совершенно не похож на образ евангельского святого.

Иешуа Га-Ноцри в переводе с еврейского означает Иисус.

Смысл необычного прозвища еще непонятен. Уникальное имя было придумано не Булгаковым, он лишь позаимствовал его у одного из персонажей пьесы Чевкина.

Писатель хотел, чтобы именно считался и был главным героем романа. В наше же время многие думают, что основное место в книге занимают непосредственно Мастер и Маргарита, а также темные силы.

Разница между иешуа и иисусом

Становление героя Иешуа

Михаил Булгаков провел много времени, раздумывая над образом героя, которого он так хотел описать. За основу он взял некоторые главы из Евангелия, которые прошли его собственную проверку и тщательную обработку изложенной в них информации.

Таким образом писатель хотел убедиться в своей правоте. Вот как возник Иешуа Га-Ноцри, образ которого многие, да и сам Булгаков, сравнивали с личностью Иисуса.

Помимо информации из Евангелия, писатель черпал некоторые сюжеты и детали из художественных произведений. Возможно, именно поэтому «Мастер и Маргарита» имеет неопределенный жанр, так как в основу заложена фантастика, сатира, мистика, притча, мелодрама и многое другое.

Михаил Булгаков, создавая образ Иешуа, прежде всего полагался на свои предпочтения, мысли о полноценном, морально здоровом человеке. Он понимал, что общество наполнено до краев грязью, завистью и другими негативными эмоциями.

Поэтому Иешуа — прототип нового человека, который верен своим убеждениям, справедлив и честен по натуре. Таким способом Булгаков решил повлиять на общество и на каждую личность отдельно.

Разница между иешуа и иисусом

Таинство имени Иешуа

Характеристика персонажа

Булгаков уделяет Иешуа Га-Ноцри большое внимание и специально подчеркивает значительную разницу между любимым героем и Иисусом Христом. Сходство между персонажами отражается в некоторых моментах.

Например, Иешуа был так же предан Иудой и его распяли на кресте, но в остальном это совершенно другой человек. Он выглядит как обычный бродяга, который любит пофилософствовать и может испытать природный страх перед физической болью.

Иисус же окутан мистикой и изображен божеством, чем-то святым и недосягаемым для обычного смертного.
Михаил Булгаков попытался создать совершенно иного Иешуа Га-Ноцри.

Характеристика персонажа довольно проста, но необычайно интересна.

Это был мужчина родом из Назарета, который именовал себя странствующим философом. Сами герои, а именно Мастер, который работал над собственным романом, и Воланд, описывали Иешуа как прототип Иисуса Христа.

Таким образом, Иешуа Га-Ноцри и Иисус имеют некоторые сходства, похожую судьбу. Но в остальном они слишком отличаются друг от друга.

Место Иешуа Га-Ноцри в романе

Ключевой герой в романе является символом Света и Добра. Он — полная противоположность Воланда, который считается повелителем Тьмы.

Иешуа присутствует практически во всех сюжетных линиях.

О нем Булгаков пишет вначале, также упоминается он в основном тексте и в конце книги. Суть такова, что Га-Ноцри не выступает в роли Бога.

Вообще, на протяжении всего романа ни разу Булгаков не писал о рае или аде.

Все это относительно для создателя книги, и о едином Боге вовсе не идет речь.
Идеология, взятая за основу, более схожа с гностической или манихейской.

В связи с этим стороны четко разделены на добро и зло.

Как говорится, третьего не дано. Вместе с тем видно, что в книге действуют представители и той, и другой сфер.

Со стороны добра выступает Иешуа Га-Ноцри, представителем зла является Воланд. Они полностью равноправны и не имеют права вмешиваться в существование и деятельность друг друга.

Разница между иешуа и иисусом

Непредсказуемый сюжет

Отмечалось выше, что добро и зло не могут вмешиваться в дела друг друга. Но в романе можно встретить момент, когда Иешуа начнет читать книгу Мастера.

Ему необычайно по душе приходится произведение, и он решает послать к Воланду Левия Матвея. Просьба Иешуа заключается в том, чтобы освободить Мастера и Маргариту от зла и наградить их покоем.

Иешуа Га-Ноцри, образ которого как будто соткан из добра, решается на непредсказуемый поступок, ведь договор о невмешательстве в дела друг друга был заключен много лет назад. Таким образом, Добро рискует и выступает против активного Зла.

Разница между иешуа и иисусом

Способности Иешуа

Помимо того, что Иешуа Га-Ноцри, цитаты которого запоминали практически все люди, был отличным философом, он обладал большой силой. Это четко отображается на страницах романа, когда философ вылечил Пилата от головной боли.

Да, он обладал настоящим даром, но вместе с тем был обычным человеком, на чем делает акцент Михаил Булгаков. В романе «Мастер и Маргарита» все описывалось совершенно иначе, чем в Библии.

Об этом свидетельствует сцена, которая произошла по сюжету: Иешуа заглянул в рукописи Матвея и пришел в ужас, потому что практически все, что там указывалось, было неправдой. Некоторые события совпадали с действительностью, но только наполовину.

Так Булгаков хотел донести до людей, что Библия — не эталон и, возможно, половина из того, что там написано, — ложь.
Кроме того, писатель указывает, что Иешуа погиб, ни разу не соврав, не предав своих принципов и убеждений.

Именно за это весь народ был благодарен ему и восхищался священной личностью. Необычным Иешуа сделался только потому, что был настоящим, справедливым и мужественным.

Булгаков старается подчеркнуть все эти качества и донести до людей: вот он — идеал настоящего человека.

Казнь персонажа

После того как было заведено дело против Иешуа, решил разобраться с ним без насилия. В своем отчете он написал, что бродячий философ не представляет никакой опасности и вообще считается душевнобольным.

Вследствие этого Иешуа был отправлен в Кесарию Стратонову на Средиземном море. Это произошло из-за того, что своими речами мужчина вызывал волнение в толпе, и его просто решили устранить.

Разница между иешуа и иисусом

Будучи заключенным, Иешуа написал донесение прокуратору, в котором высказал свое мнение о деянии властей — что именно они делают людей заключенными, и без них человек будет жить в совершенно ином мире, то есть в месте, где царят справедливость и истина.

Прочитав донесение, прокуратор решил, что казнь Иешуа Га-Ноцри неизбежна. Аргументировал он это тем, что мужчина оскорбил правителя, и оправдать такое нельзя.

В то же время Понтий Пилат кричал, что самая лучшая, справедливая и честная власть, которая только может быть на земле, — это правление императора Тиверия. На этом моменте дело Иешуа было закрыто.

После этого произошла казнь героя, самая страшная и тяжелая — его распяли на деревянном кресте. Со смертью Иешуа все вокруг начинает погружаться во тьму.

Вместе с тем жители, которых философ считал своими друзьями и верил им, показывают себя с совершенно другой стороны.

Горожане приходят полюбоваться на страшную казнь, картина, которую они видят, приводит некоторых в восторг. Таким образом завершается земной путь Иешуа Га-Ноцри, характеристика которого позволяет оценить всю его тяжесть.

Вместо послесловия

Чтобы сложить свое мнение о герое, необходимо самостоятельно прочитать неповторимый шедевр Булгакова. И лишь после этого можно посмотреть фильм, снятый по его мотивам.

Время, отведенное на знакомство с персонажами «Мастера и Маргариты», их судьбой, не будет потрачено впустую, а принесет огромное удовольствие.
Иешуа высок, но высота его — человеческая
по природе своей. Он высок по человеческим
меркам. Он человек.

В нем нет ничего от Сына Божия.
М. Дунаев 1

Иешуа и Мастер, несмотря на то, что по объему занимают немного места в романе, являются центральными героями романа. У них немало общего: один – бродячий философ, не помнящий своих родителей и не имеющий никого на свете; другой — безымянный сотрудник какого-то московского музея, также совершенно одинокий.
Судьбы обоих складываются трагически, и этим они обязаны той истине, которая им открыта: для Иешуа — это идея добра; для Мастера – это та правда о событиях двухтысячелетней давности, которую он "угадал" в своем романе.
Иешуа Га-Ноцри. С религиозной точки зрения образ Иешуа Га-Ноцри является отступлением от христианских канонов, и магистр богословия, кандидат филологических наук М.М.

Дунаев об этом пишет: "На древе утраченной истины, утонченного заблуждения созрел и плод под названием “Мастер и Маргарита”, с художественным блеском вольно или невольно – исказивший первооснову [Евангелие. — В.К.], а в результате вышел роман антихристианский, “евангелие от сатаны”, “анти-литургия”" 2 . Однако булгаковский Иешуа — это образ художественный, многомерный, оценка и анализ его возможны с различных точек зрения: религиозной, исторической, психологической, этической, философской, эстетической… Принципиальная многомерность подходов порождает множественность точек зрения, порождает споры о сущности этого персонажа романа.
Для читателя, впервые открывающего роман, имя этого персонажа является загадкой. Что оно означает?

"Иешуа (илиИегошуа ) — это еврейская форма имени Иисус , что в переводе означает “Бог мое спасение”, или “Спаситель”" 3 . Га-Ноцри в соответствии с распространенным толкованием этого слова переводится как "Назарей; назарянин; из Назарета", то есть родного города Иисуса, где прошли его дет ские годы (родился Иисус, как известно, в Вифлееме).

Но, коль выбрана автором нетрадиционная форма именования персонажа, нетрадиционным с религиозной точки зрения, неканоническим должен быть и сам носитель этого имени. Иешуа — это художественный, неканонический "двойник" Иисуса Христа (Христос в переводе с греческого — "Мессия").
Нетрадиционность образа Иешуа Га-Ноцри в сравнении с евангельским Иисусом Христом очевидна:
· Иешуа у Булгакова – "человек лет двадцати семи" . Иисусу Христу, как известно, было тридцать три года во время свершения им жертвенного подвига.

Относительно даты рождения Иисуса Христа, действительно, существуют расхождения среди самих церковно служителей: протоиерей Александр Мень, ссылаясь на труды историков, считает, что Христос родился на 6–7 лет раньше его официального рождества, исчисленного в VI веке монахом Дионисием Малым 4 . Этот пример показывает, что М. Булгаков, создавая свой "фантастический роман" (авторское определение жанра), основывался на реальных исторических фактах;
· булгаковский Иешуа не помнит своих родителей. Мать и официальный отец Иисуса Христа названы во всех Евангелиях;
· Иешуа по крови "кажется, сириец" . Еврейское происхождение Иисуса прослежено от Авраама (в Евангелии от Матфея);
· Иешуа имеет одного-единственного ученика — Левия Матвея.

У Иисуса, как утверждают евангелисты, было двенадцать апостолов;
· Иешуа предан Иудой — каким-то едва знакомым молодым человеком, который, однако, не является учеником Иешуа (как в Евангелии Иуда является учеником Иисуса);
· Иуда у Булгакова убит по приказанию Пилата, который хочет хотя бы этим успокоить свою совесть; евангельский Иуда из Кариота повесился;
· после смерти Иешуа тело его похищает и предает земле Левий Матвей. В Евангелии — Иосиф из Аримафеи, "ученик Христа, но тайный из страха от иудеев";
· изменен характер проповеди евангельского Иисуса, в романе М. Булгакова оставлено лишь одно нравственное положение"Все люди добрые" , к этому, однако, христианское учение не сводится;
· оспорено божественное происхождение Евангелий.

О записях на пергаменте ученика — Левия Матвея — Иешуа в романе говорит: "Эти добрые люди… ничему не учились и все перепутали, что я говорил.

Я вообще начинаю опасаться, что путаница эта будет продолжаться очень долгое время. И все из-за того, что он неверно записывает за мной.

Ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно пишет.

Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там записано, я не говорил.

Я его умолял: сожги ты Бога ради свой пергамент! Но он вырвал его у меня из рук и убежал";
· не говорится о божественном происхождении Богочеловека и распятии на кресте — искупительной жертве (у Булгакова казнимые "приговорены… к повешению на столбах!" ).
Иешуа в романе "Мастер и Маргарита" — это прежде всего человек, который находит нравственную, психологическую опору в себе самом и в своей истине, которой он остался верен до конца.

Иешуа М. Булгакова совершенен красотой духовной, но не внешней: "… был одет в старенький и разорванный голубой 4 хитон.

Голова его была прикрыта белой повязкой с ремешком вокруг лба, а руки связаны за спиной. Под левым глазом у человека был большой синяк, в углу рта — ссадина с запекшейся кровью.

Приведенный с тревожным любопытством глядел на прокуратора" . Ему не чуждо все человеческое, в том числе он испытывает чувство страха перед кентурионом Марком Крысобоем, ему свойственны робость, застенчивость. Ср. сцену допроса Иешуа Пилатом в романе и в Евангелии от Иоанна и Матфея:
Марк одною левою рукой, как пустой мешок, вздернул на воздух упавшего, поставил его на ноги и заговорил гнусаво:…

2. ИЕШУА ГА-НОЦРИ И НОВЫЙ ЗАВЕТ
Роман мастера начинается с допроса Иешуа. «Биографические» данные вложены в уста обвиняемого, и потому для читателя они особенно достоверны.

Что говорит Талмуд о Иешуа из Назарета (Алекс Бленд)

Первая сложность возникает в связи с прозвищем Га-Ноцри.

Самый распространенный вариант – считать его производным от названия города: из Назарета. В романе ничего не говорится ни о непорочном зачатии, ни об исцелениях и воскрешениях, ни о воскресении Иешуа Га-Ноцри, т. е. Иисуса из Назарета.

Булгаковский Иешуа, представляясь Пилату, называет Га-Ноцри прозвищем. Первая странность: ни арестованный, ни «правдивый повествователь» нигде в дальнейшем о Назарете не упоминают.

Вторая: «Га-Ноцри» не может быть производным от названия города, поскольку означает «назорей», что связано с религиозной принадлежностью, а не с географическим понятием. В Евангелиях встречаются два сходных по звучанию, но разных по смыслу слова: Назарянин (Мк.

1: 24; 14: 67; Лк. 4: 34; 24: 19) и Назорей (Мф.

2: 23; Мк. 10: 47; Лк.

18: 37; Ин. 18: 5, 7). Ни то, ни другое слово не является прозвищем в прямом смысле слова, и сам Христос никогда так себя не называл.

Но слово «ноцри» – назорей означает буквально «еврей, с детства посвященный Богу».

Обряд назорейства очень древний; впервые о нем упоминается в Ветхом Завете (Числ. 6: 1-21; Ис.

11: 1).

Назореи обязаны были не стричь волос, не пить вина и избегать всяческой скверны. Апостолы называли Иисуса назореем (хотя в прямом смысле этого слова он таковым не являлся), подчеркивая Его избранничество.

Во времена Иисуса назореев чаще всего называли «назир». В последующей иудейской традиции об Иисусе говорят не «назир», а «ноцри».

Это слово, возможно, происходит от еврейского «нецер», ветвь, что в устах первохристиан означало исполнение пророчества Исаии, возвестившего, что Мессия будет отраслью («нецер») от корня Иессея, отца Давида. Иудеи, не признавшие Иисуса Мессией, вкладывали в определение «ноцри» презрительный смысл – «отпочковавшийся», «отщепенец».

Короче говоря, понимать прозвище Га-Ноцри как указание на местожительство в Назарете неверно. Почтительное Ноцри (ветвь дома Давида) прозвищем быть тоже не может.

Остается презрительная кличка, зафиксированная в Талмуде, тем более что сам Иешуа Назарет родным городом не считает: «У меня нет постоянного жилища. я путешествую из города в город» (с. 438).

Прозвище Га-Ноцри закреплено за Иисусом не только в талмудической, но и в художественной литературе. Оно упомянуто в рассказе А. Франса «Понтий Пилат» и в пьесе С. Чевкина «Иешуа Ганоцри» – хорошо известных Булгакову произведениях.

В Ершалаим Иешуа, подобно Христу, пришел из Галилеи. В Галилее находился и город Гамала, в котором, по свидетельству Иешуа, он родился (с.

438).
Почему Булгаков счел нужным сделать местом рождения Иешуа не Вифлеем, где родился Христос, и даже не Назарет, где Иисус прожил тридцать лет, а совершенно не известный по Евангелиям город на северо-западе Палестины?

Думается, по одной причине: человек неизвестного происхождения (и к тому же не еврей по крови), родившийся в Гамале, в Палестине никак не мог претендовать на роль Мессии.

Своим ответом Пилату Иешуа не только перечеркивает ветхозаветное пророчество о месте рождения Мессии, которым должен быть Вифлеем – маленький город в Южной Палестине, близ Иерусалима, но и проводит четкую грань между собою и Иисусом: человека, носившего прозвище Га-Ноцри, никто и никогда не назвал бы Христом уже в силу его происхождения и места рождения.
Город Гамала находился в Нижней Гаулони, близ Геннисаретского озера (Галилейского моря).

Иешуа в одном месте назван «нищим из Эн-Сарида» (с.

735), т. е. из геннисаретских земель, находящихся в Галилее.
Гамала располагалась на скале, очертаниями напоминавшей верблюда (Gamala означает «Верблюжий город»).

Его неоднократно упоминает Иосиф Флавий в «Иудейской войне».

Разница между первым и вторым пришествием Иисуса?

Местонахождение города вызывало у историков многочисленные споры, так как он был разрушен римскими императорами Веспасианом и Титом. По свидетельству Иосифа Флавия, ориентиром нахождения Гамалы служило местечко Тарихе, расположенное напротив Верблюжьего города.

Другие источники относят Гамалу к северо-востоку от Тивериады. Чтобы устранить трудности, ученые пользовались топографическими сведениями Плиния (Естеств. история, XV, 3).

Еще одна крепость с тем же названием находилась выше Гебаста в Кармеле (Karmel). У Флавия она носит название «Город Всадников» (Hamala), так как Ирод привел сюда римские легионы.

О. Груббер отмечает, что в этой Гамале родился новозаветный персонаж Иуда Галилеянин (Иуда Гавлонит), упоминаемый в Деяниях апостолов (Деян. 5: 37).

Иуда Галилеянин был главой партии бунтовщиков (значительно раньше распятия Иисуса Христа), которая выступала против римлян в Галилее. О нем повествует Иосиф Флавий (Иуд. война, II, 17), отмечая, что прозвище Галилеянин мятежный Иуда получил по месту действий, а Гавлонитом его называли по месту рождения.

В Деяниях апостолов Иуда Галилеянин из Гамалы характеризуется как мятежник: «. во время переписи явился Иуда Галилеянин и увлек за собою довольно народа; но он погиб, и все, которые слушались его, рассыпались» (Деян. 5: 37).

Поводом для восстания Иуды стало податное обложение, введенное римскими властями в 6 году н. э. в связи с общегосударственной описью земель и переписью населения. Иуда Галилеянин и его приверженцы организовали партию воинствующего мессианизма, не признающую никакой власти, кроме Божественной, т. е. были, в сущности, анархистами религиозного толка.

Римские войска жестоко подавили восстание Гавлонита, но самому Иуде удалось бежать.
В булгаковской характеристике Иешуа много черт Иуды Гавлонита, упомянутых Иосифом Флавием: религиозность и отрицание государственной власти, Гамала как место рождения и Галилея как арена общественной деятельности.

В странствия Христа по Палестине город Гамала не вошел, свидетельств об этом в Новом Завете нет, так что с первых же слов «подследственного из Галилеи» понятно, что Иешуа только ситуационно сближен с Христом, но таковым быть не может.
Иешуа не помнит своих родителей, до него дошли лишь слухи об отце-сирийце.

Этим утверждением отрицается не только непорочное зачатие, но и наличие у него живой матери. «Я один в мире», – говорит арестант (с.

438). Более того, Иешуа – «подкидыш» (с.

735), но остается неизвестным, когда и кому он был подкинут.

Его появление на свет похоже на появление ниоткуда, его жизнь до суда у Пилата – тайна.
Скорее всего Иешуа – прозелит, т. е. не еврей по крови, принявший иудаизм, что можно предположить по сирийской крови со стороны отца и исповеданию единобожия.

В Галилее жило много язычников, но Иешуа говорит Пилату: «Бог один. в него я верю» (с.

448), утверждая тем самым монотеистический характер своей веры, но не определяя конкретно, кто такой – этот единый Бог.
Во всех этих отличиях от новозаветных текстов свидетельства Иешуа о себе можно считать отрицаниями Евангелий, коль скоро в них сквозит главная мысль: Иешуа Га-Ноцри не был Мессией, себя за такового не выдавал и в силу рождения и происхождения не мог этого сделать, о чем прекрасно известно Пилату и Афранию.

Пилат, жалуясь Афранию на тяготы службы, говорит: «Чего стоил один этот Мессия, которого они вдруг стали ожидать в этом году!» (с.

719). Афраний тоже поминает Мессию, иронически замечая, что убитый Иуда встанет лишь тогда, «когда труба Мессии, которого здесь ожидают, прозвучит над ним» (с.

741).

Оба упоминания никак не соотнесены с личностью Иешуа; более того, даже в разговоре с Каифой Иешуа фигурирует только как «философ» (с. 454).
В ходе допроса Пилат спрашивает Иешуа о приезде в Ершалаим, повторяя евангельское описание Входа Господня в Иерусалим: «Кстати, скажи: верно ли, что ты явился в Ершалаим через Сузские ворота верхом на осле, сопровождаемый толпою черни, кричавшей тебе приветствия как бы некоему пророку? – тут прокуратор указал на свиток пергамента» (с.

443).

Но Иешуа отрицает торжественность въезда, мотивируя это отсутствием у него осла. У Христа осла тоже не было, его специально взяли с разрешения владельца для Входа в Иерусалим.

Но Иешуа утверждает также и то, что в Ершалаиме он абсолютно никому не известен и, следовательно, никто не мог его приветствовать. Вопрос Пилата провокационен и опять-таки связан с пророчеством о Мессии (Ис.

62: 11; Зах.

9: 9): по пророчеству, Мессия должен появиться на осле. Однако кто же был указан в пергаменте?

Ответ Иешуа однозначен: в донесении использованы ложные сведения (они же, по этой версии, лягут потом в записи евангелистов), а вот «правда» – только то, что говорит Иешуа.
Роман мастера целиком выстроен так, чтобы, в первую очередь, опровергнуть пророчества Ветхого Завета об Иисусе Христе.

Главы «Казнь» и «Погребение» продолжают эти опровержения.

Палачи отказались от одежды Иешуа: «Крысобой, брезгливо покосившись на грязные тряпки, лежащие на земле у столбов, тряпки, бывшие недавно одеждой преступников, от которой отказались палачи, отозвал двух из них и приказал: – За мною!» (с. 596–597).

Параллель в Новом Завете: «Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, – да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собой и об одежде Моей бросали жребий.

Так поступили воины» (Ин. 19: 23–24).
Перебитые голени Иешуа – тоже «негатив» пророчества Псалмопевца: «Кость Его да не сокрушится» (Пс.

33: 21).

В отличие от Иешуа, убитого копьем палача в сердце, Иисус умер сам, почему и голени не стали перебивать, только пронзили ребра.
Последний возглас Иисуса Христа на Кресте «Или, Или!

Лама савахфани?» («Боже мой, Боже мой! для чего Ты меня оставил?») – стих Псалма (Пс.

21: 2), который принято толковать как мессианский. Иешуа обращается отнюдь не к Богу и, конечно же, никаких молитв не произносит.

Последнее его слово адресовано Пилату: «Игемон. » (с.

598).
Сам факт погребения в яме за городом вместе с разбойниками – опровержение пророчества Исаии о погребении Мессии «у богатого» (Ис. 53: 9), что, конечно же, находится в противоречии с Евангелиями.

Вышеперечисленного достаточно, чтобы стало ясно: в романе мастера мессианство Иисуса – ложь и выдумки. Это и ставит его в разряд «антиевангелий», потому что используются не те или иные научные доказательства или приводятся новые толкования, но попросту перечеркиваются (вернее, подаются со знаком минус) сами евангельские события.

Понятно, почему Пилат и Афраний упоминают в разговоре Мессию: да, иудеи ждали Его в этом году, но появился всего-навсего некий философ, которого за Мессию можно выдать разве что «постфактум», одурачив тем самым легковерных. Роман мастера приоткрывает «кухню» того, как с помощью Пилата и Афрания «подбирались» факты, которые впоследствии стали Священной историей, а «на самом деле» все просто: никакого Христа не существовало, а был Иешуа – такой же, как Иуда Галилеянин, ниспровергатель римской власти вкупе с властью еврейских священнослужителей.

Центральная тема допроса Иешуа – подговаривал ли подследственный разрушить ершалаимский храм. Трижды, на трех языках, арамейском, греческом и латыни, спрашивает об этом прокуратор и трижды получает отрицательный ответ, причем Иешуа многословен и всячески старается завоевать расположение Пилата: «. я, игемон, никогда в жизни не собирался разрушать здание храма и никого не подговаривал на это бессмысленное действие» (с.

439). А о храме «на базаре» им было сказано одно: «. рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины.

Сказал так, чтобы было понятнее» (с. 441).

Предъявленное Иешуа обвинение совпадает с тем, что предъявили на допросе Иисусу Христу, но Иисуса спрашивал об этом не Пилат, а первосвященник Каиафа. В Синедрион пришли два лжесвидетеля, заявившие, что Иисус говорил: «Могу разрушить храм Божий и в три дня создать его» (Мф.

26: 61). Иисус на обвинения и вопросы ничего не отвечал.

Он не пытался объяснить собранию смысл своих слов, которые лжесвидетели передали буквально, придав им магически-чудесный характер.

Синедрион в мятежности Христа не подозревал, объяснив эти слова фантазией, а потому счел обвинение недостаточным. Синедрион вынес Ему смертный приговор, который предстояло утвердить Понтию Пилату, по причине утвердительного ответа Христа на вопрос о мессианстве: «Ты ли Христос, Сын Божий?» (Об этом свидетельствуют все четыре евангелиста.) Первосвященник обвинил Иисуса в самозванстве и богохульстве – для требования смертной казни этого было вполне достаточно.

Таким образом, на допросе у исторического Пилата вопрос о «разрушении храма» отпал как несущественный, зато «самозванство» (Мессия понимался и как земной царь) вызвало у Пилата новые вопросы.
Иисус очень сдержан в своих ответах как перед священнослужителями, так и перед Пилатом.

Когда первосвященник спросил Его, в чем заключается Его Учение и кто Его ученики, Он ответил очень лаконично и определенно: «Я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда Иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего.

Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших, что Я говорил им» (Ин. 18: 20–21).

В романе мастера мы наблюдаем противоположное. Единственное обвинение – в подстрекательстве к разрушению храма.

Иешуа торопится отвести его от себя и довольно подробно излагает свою философскую позицию. Свои речи он произносил на базаре, т. е. они не носят характер проповедей, а скорее отличаются социальной направленностью.

Пилату казалось, что он сумеет помочь арестованному, потому что подстрекательство на базаре нуждалось в более веских, нежели донесение, доказательствах, но Иешуа с готовностью подтвердил донос Иуды об анархических высказываниях о существе власти и развил эту тему в присутствии свидетеля-секретаря, чем обеспечил себе смертный приговор. Слово «царь» ни в иудейском (мессианском), ни в римском (политическом) значениях на допросе Иешуа у Понтия Пилата произнесено не было.
Зато довольно часто звучало другое слово, поверхностно сближающее произведение мастера с Новым Заветом – «истина».

Христос говорит Пилату о сути своего Воплощения: «Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин. 18: 37), после чего Пилат задает Ему знаменитый вопрос, так и оставшийся без ответа: «Что есть истина?»
Иешуа, рассуждая о грядущих временах, противопоставляет старую веру «истине»: «. рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины» (с.

441).

Следовательно, старая вера – вера в единого Бога – не истинна? И что такое «новый храм истины»?

Ответ довольно расплывчат, но Иешуа почему-то считает, что иудеи не имеют истинной веры, он разрывает понятия «истины» и «веры».

Это не антиклерикальный выпад, а утверждение ложности иудейской веры как таковой. Здесь следует отметить, что Христос, часто обличавший фарисеев, хранителей религиозных традиций иудаизма, за узость взглядов, за ханжество, за следование букве в ущерб сущности и за другие грехи, не мог упрекнуть их в «неистинности» веры, ибо они исповедовали Бога Единого, хотя и названы в евангелиях лицемерами.
На философское рассуждение Иешуа Пилат возразил так же, как и его евангельский тезка: «Что такое истина?» И тут произошло неожиданное: Иешуа ушел от ответа на столь, казалось бы, глобальный вопрос и шутливо сместил понятия: «Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова» (с.

441).

Продемонстрировав свое умение переходить от серьезных проблем к легкому, почти светскому тону, Иешуа на этом не остановился. Казалось, он ждал вопроса Пилата, чтобы доказать ему свою неординарность: оставив в стороне философию, он обнаружил способности ясновидения, необыкновенной наблюдательности и владение суггестивным методом лечения или каким-то иным способом исцеления.

Поступил он в полную противоположность Иисусу Христу, который, будучи доставлен к тетрарху Ироду Антипе, категорически отказался, несмотря на просьбы правителя Галилеи, демонстрировать чудеса: «Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо, и предлагал Ему многие вопросы, но Он ничего не отвечал ему» (Лк. 23: 8–9).
Исцелением головной боли у Пилата Иешуа не ограничился и перешел к провидческому описанию характера прокуратора, предсказал грозу, должную разразиться к вечеру, определил роль любимой собаки в жизни Пилата, объяснив, впрочем, вполне логически, как он догадался о существовании Банги: «. ты водил рукой по воздуху. как будто хотел погладить, и губы. » (с.

442).

Но надо полагать, что о привязанности Пилата к собаке Иешуа было известно и без наблюдений за жестами прокуратора. Обращает внимание, как именно Иешуа заговорил на допросе о собаках.

Рассказывая о Левии, который, будучи еще сборщиком податей, оскорблял Иешуа, называя его «собакой», он подчеркнуто не по-иудейски прокомментировал свое отношение к оскорблению: «. я лично не вижу ничего дурного в этом звере, чтобы обижаться на это слово» (с. 440).

Собака считалась у евреев нечистым животным, и потому реакция Иешуа вызвала изумление секретаря Пилата: «Секретарь перестал записывать и исподтишка бросил удивленный взгляд, но не на арестованного, а на прокуратора» (с. 440), как бы проверяя его реакцию.

В общем, похоже, рассуждение о собаках было произнесено Иешуа специально для Пилата, и это сыграло свою роль в том, что Пилат проникся к «философу» симпатией. Но никакой наблюдательностью не объяснишь слова Иешуа об одиночестве Пилата: «. ты слишком замкнут и окончательно потерял веру в людей.

Ведь нельзя же, согласись, поместить всю свою привязанность в собаку» (с. 442).

Конечно, чудес не так уж много, но и их оказалось достаточно, чтобы вывести Пилата из равнодушно-отстраненного состояния: стоило утихнуть головной боли, как прокуратор в знак особого доверия велел развязать арестованному руки. Заинтересованность Пилата все возрастала: оказалось, что Иешуа, уже обнаруживший знание греческого языка, умеет говорить и по-латыни.

Арестованный ведет себя очень непосредственно и естественно: он легко переходит с одного языка на другой, свои предсказания облекает в такую форму, что становится ясно – это для него привычно и легко. Исцеление гемикрании прокуратора лишено демонстративности, и можно было бы подумать, что головная боль прекратилась сама собой, если бы Иешуа не намекнул Пилату, что это случится не без его участия.

Пилату, надо полагать, импонирует скромность «бродяги», отрицающего, что он «великий врач» (с. 442), нравится и то, что он умеет неназойливо обнаружить свою незаурядность.

Очевидно, что и арестованному нравится прокуратор, и он сознательно стремится заинтересовать его собою, почему и не скрывает своих удивительных способностей.
В этом еще одно отличие Иешуа от Христа, который совершал чудеса только по просьбе, по вере просившего, а не ради завоевания симпатии или чуда как такового.

Молчание Иисуса перед обвинителями, Его нежелание оправдываться связано с ветхозаветными пророчествами о грядущем Мессии: «Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих» (Ис.

53: 7). Как видим, и это предсказание опровергнуто поведением Иешуа.

Зная сакральную сущность клятвы, Пилат хочет, чтобы Иешуа доказал свою невиновность, поклявшись в этом. Иешуа с готовностью идет ему навстречу: «Чем хочешь ты, чтобы я поклялся?» (с.

443).

Следует заметить, что Иисус Христос наложил запрет на клятву: «А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным» (Мф. 5: 34–36).
Но, несмотря на полную готовность, Иешуа клясться не приходится, ибо разговор перемещается в иную плоскость и Пилат больше не возвращается к своей просьбе.

Это маленькое отступление от главной темы допроса свидетельствует о вере Иешуа в Высший Промысел и является аллюзией сразу на три евангельских положения.

Первое мы только что процитировали («ни головою твоею не клянись. »). Второе – тоже из Евангелия от Матфея: «Не две ли малые птицы продаются за ассарий?

И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены» (Мф. 10: 29–30).

Третье мы находим в Евангелии от Луки: «. и будете ненавидимы всеми за имя Мое, но и волос с головы вашей не пропадет» (Лк.

21: 17–18). Пилат воспринимает возражение арестанта на его, Пилатово, замечание о возможности по своему усмотрению распорядиться жизнью бродяги как ловкий ход, позволяющий Иешуа избежать клятвы.

Иешуа уверен, что перерезать волосок, на котором сейчас висит его жизнь, «может лишь тот, кто подвесил» (с. 443), и этим ответом действительно уходит от клятвы, хотя только что был готов к ней.

Это, пожалуй, самое «темное» для комментариев место в диалоге Иешуа и Пилата. В этом месте он наиболее приближен к новозаветному прототипу, и в то же время не является ли его рассуждение уловкой, чтобы уйти от необходимости клятвы?

А если так, то почему? Ведь не для того же, чтобы своим поведением осуществить запрет Христа: слишком много противопоставлений Ему мы уже отметили.

Быть может, он не хотел ложно клясться? И значит, в донесениях содержалась правда?

Но скорее всего ясновидцу Иешуа известно, чем закончится допрос, и он намеком дает Пилату возможность это понять, хотя спустя короткое время блестяще разыграет наивное недоумение по поводу намерений стражников.

Так или иначе, религиозное рассуждение Иешуа на допросе у Пилата становится единственным моментом положительного, хотя и вольного «цитирования» Нового Завета. Оно афористично, очень емко и потому сразу обращает на себя внимание читателя, вызывая ассоциации с Новым Заветом, – прекрасное дополнение к «гриму» под Христа!

В сознании читателя этот момент фиксируется как одна из «реалий», сближающих роман мастера со Страстями Христа.
Пилат очень доволен репликой Иешуа. «Так, так, – улыбнувшись, сказал Пилат, – теперь я не сомневаюсь в том, что праздные зеваки в Ершалаиме ходили за тобою по пятам.

Не знаю, кто подвесил твой язык, но подвешен он хорошо» (с.

443).
Вообще допрос в Ершалаиме перекликается с судом над монахом-францисканцем Фра Джованни в «Трагедии человека» Анатоля Франса.

Фра Джованни говорит подобно Иешуа: «Я стоял за справедливость и Истину», а судья отвечает на рассуждения осужденного монаха точно так же, как Пилат: «Язык у тебя неплохо подвешен».

Фра Джованни обвиняется в том, что он замыслил свергнуть существующий в городе Витерборо порядок, но сам он это отрицает. Социально-политический момент, как видим, присутствует и у Франса, и у Булгакова, философские позиции Фра Джованни и Иешуа тоже сближены, однако герой «Трагедии человека», в отличие от Иешуа, не настаивает на изначальной доброте людей: «Среди людей нет ни добрых, ни злых.

Но все они несчастны».
Спрашивает Lana
Отвечает Александр Серков, 22.09.2013
Lana пишет: "Спасибо Александру Серкову за ответ. Вы правильно написали что в Торе этого нет, я имела в виду греч. койне.

Насчет имени Иешуа-Иисуса. У меня есть вопрос.

Более 15 лет я называла Иешуа Иисусом, и в этом нет проблем!

Но вот однажды изучая Библию и Танах, я остановилась на имени. Почему имена Иисуса, апостолов при переводе Библии на разные языки изменили?

Ведь если мы едем в другую страну даже жить и меня зовут Лана, мне не предлагают называть Клава, тем более что в русском языке вообще нет имени Иисус.
Лана, давайте начнем с имени за рубежом.

Один парнишка собирался уезжать в Германию на постоянное место жительства.

Звали его Яша, полное имя Яков. Я сказал ему сразу, что в Германии тебя, Яша, будут называть "Ягоб".

Он злился, нет, я и там буду Яков. Потом я был в Германии и видел его и спросил: Ну, как тебя здесь зовут?

Да, — говорит, -я здесь Ягоб [Ягоп].
А моя родственница Антонина Бобкова в Германию переехала и там стала — Тони Бобков.

Теперь в отношении имени Иешуа-Иисуса. Да, на иврите есть такое имя Иешуа.

Но это не полное имя, полное имя ?????????? ?Иегошуа.
Пойдем дальше. Новый Завет был написан на греческом языке, и вот здесь проблема языковая.

На греческом нет буквы Ш. И вот вместо еврейской буквы ШИН пришлось произносить греческую букву СИГМА.

У нас такая проблема существует при переводе английских имен на русский, когда у нас нет такого звука, как на английском. В слове White первый звук на английском произносится между В и У, это дифтонг У(в)а.

 

На русский переводится либо Вайт, либо Уайт.
Библия на русский язык пришла к нам из греческого.

Тем более Новый Завет был написан не на иврите, а на греческом.

И таким образом, к нам пришло грекофицированное имя Иисус. И это норма русского языка.

Да, из людей никого этим именем не называют.

Иудой тоже сейчас никого на русском языке не называют, но имя на русском все же звучит именно Иуда.
Поэтому на русском языке мы придерживаемся таких норм при произнесении слов, которые считаются общепринятыми.

Разница между иешуа и иисусом.

Цель: сопоставить образы Иешуа и Иисуса, выделить общее и частное, определить общечеловеческое начало в образе Иешуа.

  • образовательная : научить учащихся анализировать художественные образы при помощи сопоставления; видеть главные приемы, отображающие идейную нагрузку образа;
  • воспитательная : воспитывать чувство Добра, Истины, Справедливости, помочь учащимся в формировании основных духовных качеств человека;
  • развивающая : развивать логическое мышление, способности анализа, умения делать выводы.

Ход урока

1. Организационный момент

2. Объявление темы и цели урока

Учитель: Не секрет, что одним из самых сложных произведений XX века является роман М.А.Булгакова “Мастер и Маргарита”. По сегодняшний день роман и его герои вызывают бурю эмоций как у поклонников творчества писателя, так и противников.

Одни утверждают, что роман – это своеобразное воспевание темных сил, другие утверждают обратное, третьи видят в романе только образы, совсем никак не связанные с религией. Но так или иначе среди читателей романа нет равнодушных, тех, кто, прочитав произведение, закрыл книгу и спокойно переключился на повседневные дела.

Бесспорно, сколько читателей, столько и мнений, но давайте и мы внесем свою небольшую лепту в изучение бессмертного творения, ведь “рукописи не горят” тогда, когда книга живет в сердце читателя.
И чтобы прочувствовать всю глубину романа, давайте постараемся проникнуться его главной тайной: кто такой этот странный человек Иешуа Га-Ноцри, каково его место в романе и насколько его образ связан с его библейским прообразом.

Ведь так странно, что великий мастер будет нам доказывать общеизвестные истины, опираясь на образ, который, возможно, нами понят гораздо глубже.
Не случайно в самом начале романа мастера поднимается вопрос о вере, ведь каждому “будет дано по вере его”.

Давайте определим те проблемы в произведении, поднятые автором, которые необходимо прояснить для полного понимания образа героя.
Рухнет храм старой веры и создастся новый храм Истины.

3. Определение тезисов урока

4. Работа с текстом

1) Что вы знаете об Иисусе?
3) Почему особую роль в Библии играет божественное происхождение Иисуса?

Вывод: учащиеся рассказывают историю Иисуса, об его появлении на свет, об его земных родителях. Объясняют, что именно Иисус является земным воплощением заповедей Божьих.

5. Работа в группах

Запишите заповеди, которые в земном пребывании отразил Иисус.

  1. Я, Господь Бог твой, чтобы не было у тебя других богов, кроме меня.
  2. Не делай себе идола и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу, что в водах под землею; не кланяйся и не служи им.
  3. Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно.
  4. Помни день субботний, чтобы проводить его свято: шесть дней работай и совершай в них все дела твои, а день седьмой – день покоя да будет посвящен Господу Богу твоему.
  5. Почитай отца своего и мать свою, чтобы тебе хорошо было и чтобы ты долго жил на земле.
  6. Не убей.
  7. Не прелюбодействуй.
  8. Не воруй.
  9. Не произноси на другого ложного свидетельства.
  10. Не желай жены ближнего твоего, не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, никакого скота его, и вообще ничего, что принадлежит ближнему твоему.

4) Что отразили заповеди?
Учащиеся утверждают, что заповеди – это отражение основных принципов человеческого общежития, основанных на гармоничном развитии мира, поэтому именно сын Божий является тем, кто воплощает эти заповеди среди людей.
5) Кто являлся сподвижниками Иисуса?
Учащиеся утверждают, что сподвижники Иисуса выступали продолжателями его дела, а значит, волей-неволей вызывают опасения у тех, кто старается продиктовать заповеди Божьи, исходя из своих интересов. Естественно, несогласные выступают в роли противоборствующей силы.

Но библейский Пилат еще не понимает всей силы Иисуса и его сторонников в борьбе с властью. Значит, просто необходим тот, кто остановит идущих против власти.
6) Кто такой Пилат?
Перенимая библейский сюжет, Булгаков все же стремится оторвать читателя от зависимости библейских образов. Ему важно показать, что Пилат – это, прежде всего, человек, а уж потом историческая личность, поэтому так важно, что атеисты Берлиоз и Бездомный слышат историю Пилата не от историка, а от мифического существа, в котором больше земного, чем в них самих.

Ведь Воланд сразу же говорит о Человеке, не о его духовности, не о его уме и способностях, а просто о человеке, за которым скрывается каждый из нас.
7) Какую роль он сыграл в судьбе Иисуса?
8) Почему рассказ о Понтии Пилате мы слышим впервые из уст Воланда?
9) Для чего этот рассказ начинается с описания Понтия?
10) Почему плащ Пилата “белый с кровавым подбоем”?
11) С какой целью автор подчеркивает то, что Пилат живет во дворце Ирода Великого?
12) Что это за историческое лицо?
13) Как дела Ирода сочетались с делами библейского Пилата?
14) Чего боялись оба?
15) Что усиливает контраст в одежде Иешуа и Пилата?
Вывод: Итак, Пилат – человек. Но человек, наделенный огромной властью, и его символы власти так естественно связаны с человеческими болезнями, слабостями, что Пилат – политик, государственный деятель уходит на второй план.

Ничто человеческое ему не чуждо: он не хочет жить в ненавистной стране, поэтому-то он и не имеет собственного жилья, ведь он здесь по принуждению, а значит, временно, он не хочет понимать народ этой страны, он стремится к тому, что близко каждому человеку. Наверное, именно поэтому он так неоднозначно встречает странствующего философа.

С одной стороны, он понимает, что перед ним преступник, задержанный властью, с другой – человек, который открыто отвержен страной, которую ненавидит прокуратор.
Иешуа
16) Почему “приведенный с тревожным любопытством глядел на прокуратора”?
Иешуа
17) Что значит обращение “добрый человек”?
18) Что доброе он видит в людях?
Образы ершалаимских глав
19) Почему Понтий за обращение Иешуа наказывает его?
20) Что его в нем пугает?
21) Почему автор сознательно лишает Иешуа памяти о родителях?
22) Чем это помогает отличить Иешуа от Иисуса?
23) Кто были для Иисуса его ученики?
24) Кто был “учеником” Иешуа?
Вывод: Образ Иешуа – это образ человека, который плыл по течению жизни. Его не тревожат земные перипетии, ему важно знать, что свети солнце, вокруг кипит жизнь.

Но он давно понял, что в человеке скрыта самая главная истина: человек всегда добрый, потому что в этой доброте скрыта вся суть человечества. Пилата пугает фраза о человеке.

Он понимает, что доброта – это слабость. Никогда власть не сможет опираться на идеи Иешуа.

Но после ударов Марка Крысобоя, когда Пилат заметил в глазах философа страх, он понял, что и доброта, и страх, и любовь – это проявление качеств Человека.

И то, что у Иешуа нет последователей, а только прозревший сборщик податей Левий Матвей, утверждает Пилата в мысли, что человек сам себя ограничивает, боится собственных откровений. И этот уход от человеческого пугает Понтия Пилата.

Тем не менее, в Иешуа он видит того, кто открыто признает силу Человека, и это вызывает уважение прокуратора Иудеи. Именно в этой сцене Булгаков открыто рассуждает о предназначении Человека, о разлагающем влиянии власти.
Левий
25) Был ли он его учеником?
26) Чем учение Иешуа отличается от учения Иисуса?
27) Как Иисус проповедовал новую веру?
28) В чем она?
Для того чтобы утвердить людей в вере, Иисус не только сам становился образцом, но и готов был вести за собой. Он входил в храмы, изгонял оттуда торговцев, открыто выступал против власти первосвященников, которые своими действиями развращали души верующих.

А ведь спасение души является основой веры, проповедуемой Иисусом. Иисус понимал, что духовная жизнь человека и его физическое пребывание на земле едины и неделимы.
29) В чем вера Иешуа?
30) Что он проповедует?
31) Почему Пилат решается помиловать Иешуа?
32) В чем он видит “правильность” его учения?
33) Кто такие Гестас, Дисмас и Вар-равван?
34) В чем их преступление?
35) Что поменяло отношение Понтия?
36) Чего он боится?
37) Почему его пугают высказывания Иешуа о власти?
О власти
38) Что подразумевает под этими словами Иешуа?
39) Что видит в них игемон?
40) Как вы понимаете эти слова?
Иешуа не борется за душу человека. Его философия проста и понятна.

Человек должен жить честно и открыто, не задумываясь над тем, чтобы кому-то угодить.

Власть же, по мнению Иешуа, является той силой, которая забирает у человека естественность, заставляя врать, изворачиваться, убивая в себе самые лучшие качества. Поэтому Пилат и решает помиловать странника, признавая, пусть неоткрыто, его правоту.
41) Почему Пилат утверждение приговора сочетает со словами “ненавистный город”?
42) Почему Иешуа просит о пощаде?
43) Почему Пилат все же хочет помиловать Иешуа?
44) Какой путь он для этого находит?
45) Кто такой Иосиф Каифа?
Вывод: Иешуа открыто говорит, что когда-нибудь восторжествует Справедливость. Нет, он не призывает к анархии, ног власть, убивающая в человеке все прекрасное, должна погибнуть сама.

В человеке должно победить его естественное начало. Но Пилат сам представитель этой власти.

Его мысли, действия пронизаны тем, чем он жил многие годы. Поэтому-то он и боится того, что в Риме не поймут его поступка.

Не умея преодолеть страх, он возлагает надежды на спасение Иешуа на Каифу. В глубине души он понимает, что “ненавистный город” стал местом его открытий.
Каифа
46) Как вы понимаете слово “первосвященник”?
47) Чего добивается Пилат от Каифы?
48) Почему Каифа против помилования Иешуа?
49) Почему он готов помиловать убийцу Вар-раввана, но казнить мирного странника?
50) Почему, осознав то, что спасти Иешуа не удастся, Пилат думает: “Бессмертие… Пришло бессмертие”? Что он осознал?
Вывод: Финал жизни Иешуа настолько же трагичен, как и у Иисуса. Как и Иисуса, первосвященники не желают помилования человека, смущающего умы людей.

Для них помиловать убийцу гораздо проще, чем помиловать человека, посягнувшего на их незыблемые устои. Именно все страхи и опасения власти Булгаков вложил в первосвященника Каифу.

Каифа не только яркий представитель своего времени, но и тот, кто готов украсть Правду ради своей выгоды. Он, не боясь, выступает против завоевателя, прекрасно осознавая, что ему подобные всегда будут на его стороне.

Пилат же понимает серьезность принятого решения.

И его “бессмертие” – это вечный укор потомков тем, кто, борясь за власть, готов жертвовать будущим всего человечества.
Учитель: Библейский сюжет, использованный автором в романе, находит совершенно необычную интерпретацию.

Ведь хорошо известные образы меняются, наполняются новым, необычным смыслом.

Определите признаки, объединяющие Иисуса и Иешуа, и то, что их отличает.
Иисус и Иешуа – одно ли лицо?

Учитель: Совсе незначительные отличия, но как они помогают увидеть Иешуа простым прохожим. Мастерски М.А.Булгаков заставляет читателя погрузиться уже не в мир литературного героя, а в мир самого читателя.

Заставляет задуматься нас о наших поступках, о наших мыслях. И если еще в душе кого-то остались сомнения, то сцена казни лучше всего ставит Иешуа на одну ступень с обычным человеком.
Казнь
1) Голгофа – лобное место. Почему же эта гора в романе названа Лысой?
2) Почему Пилат принимает такие меры безопасности во время казни?
3) Почему народ так и не взбунтовался?
4) Расскажите о том, как происходила казнь?
5) В чем “счастье” Иешуа на кресте?
6) Как переживает казнь Иешуа Левий Матвей?
7) Чего он просит у бога?
Вывод: В отличие от горы, где принял муки за человечество Иисус, Лысая гора должна выполнить функцию площадки для кровавого представления. Пилат не может понять, как люди не видят тех простых истин, которые озвучивает Иешуа.

Он, прозревший, не может смириться с тем, как слепы другие. Иешуа же не выносит страданий.

Он человек, не наделенный ни физической силой, ни духовной, на кресте теряет сознание.

Нет, Иешуа не Иисус, он не сможет страдать за тех, кто отверг его. Ведь его правда живет только в нем самом.

Левий Матвей понимает это и просит у Бога смерти для Иешуа.
Гроза
8) Какой символический смысл несет гроза?
9) Как умирает Иешуа?
10) Почему Пилат приказывает убить Иешуа?
11) Видит ли он то же, что и Левий?
Ершалаим
12) Что подчеркивает Булгаков словами: “Тьма накрыла Ершалаим”?
“Слепой” народ не увидел своего спасителя, не смог разглядеть в странном философе-бродяге того, кто давно понял смысл жизни. Поэтому тьма становится осязаемой.

Она закрывает все вокруг, погружая человечество в дальнейшее рабство духа.
13) Чем тяготится Понтий Пилат?
14) Почему он решился отомстить за смерть Иешуа?
15) Кого он считает главным виновником казни?
16) Почему же он мстит Иуде?
17) Как он понимает последние слова Иешуа, переданные Афранием?
Вывод: Пилат не может смириться со случившимся.Он жаждет наказать виновных. Поэтому мудрый и хитрый Афраний становится мечом отмщения.

Обещания прокуратора подталкивают Афрания к выполнению приказа.

Но сильнее всего Пилат наказывает самого себя.
Мысли Пилата
18) Кто подчеркивает главный недостаток Пилата?
19) Расскажите о смерти Иуды.
20) Какой грех совершил Иуда в глазах Бога и людей?
21) Чем булгаковский Иуда отличается от библейского?
Вывод: Трусость стала величайшим пороком. Не убийство, не жажда сохранить свою власть, не предательство, а именно трусость.

Понтий Пилат страдает от чудовищной ошибки.

Он отвержен самим собой. И верная собака является для него немым укором.

Ведь (тот, кто любит, должен разделить участь того, кого он любит”.

Но трусость заполонила все. Трусость убивает в человеке все человеческое, заставляя преступить закон, заповеди.

Поэтому так виновато звучат слова Понтия Пилата в конце романа: “Скажи, ведь не было никакой казни?” И в ответ всепрощенческое: “Конечно, не было”. Ведь для Иешуа люди не сильные и смелые, они просто добрые.

6. Подведение итогов

7. Домашнее задание

Учитель: Подготовьте ответы на вопросы: “Какова дальнейшая судьба героев романа? Почему история о них не заканчивается с их физической смертью?”
«Мастер и Маргарита» — это последнее произведение Михаила Булгакова.

Так говорят не только литераторы, но и он сам.

Умирая от тяжелой болезни, он сказал своей жене: «Возможно, это правильно. Что я мог еще создать после «Мастера»?».

Действительно, что писатель мог еще сказать? Это произведение настолько многогранное, что читатель не сразу понимает, к какому жанру оно относится.

Удивительный сюжет, глубокая философия, толика сатиры и харизматичные персонажи — все это создало уникальный шедевр, который читают во всем мире.
Интересным персонажем этого произведение является Иешуа Га-Ноцри, о котором и пойдет речь в статье.

Конечно, многие читатели, захваченные харизмой темного властелина Воланда, не особо обращают внимание на такого персонажа, как Иешуа. Но если даже в романе сам Воланд признал его равным себе, нам и подавно не стоит его игнорировать.

Две башни

«Мастер и Маргарита» — это гармоничное хитросплетение противоположных начал. Фантастика и философия, фарс и трагедия, добро и зло.

Здесь смещены пространственные, временные и психологические характеристики, а в самом романе есть еще один роман.

Перед глазами читателей перекликаются друг с другом две совершенно разные истории, которые создал один автор.
Первая история происходит в современной для Булгакова Москве, а события второй — в древнем Ершалаиме, где встречаются Иешуа Га-Ноцри и Понтий Пилат.

Читая роман, сложно поверить, что две эти диаметрально противоположные новеллы создал один человек. События в Москве описываются живым языком, которому не чужды нотки комизма, сплетен, чертовщины и фамильярщины.

Но когда речь заходит об Ершалаиме, художественный стиль произведения резко меняется на строгий и торжественный:
В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей походкой ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат.

Две эти части должны показать читателю, в каком состоянии находится нравственность и как она изменилась за последние 2000 лет. Исходя из этого замысла автора и будем рассматривать образ Иешуа Га-Ноцри.

Учение

Иешуа прибыл в этот мир в начале эры христианства и проповедовал простое учение о добре. Только его современники еще не были готовы к принятию новых истин.

Иешуа Га-Ноцри приговорили к смертной казни — позорному распятию на столбе, которое предназначалось для опасных преступников.
Люди всегда боялись того, чего не мог постигнуть их разум, и за эту невежественность поплатился жизнью ни в чем не повинный человек.

Евангелие от…

Изначально считалось, что Иешуа Га-Ноцри и Иисус — это один и тот же человек, вот только автор хотел сказать совсем не это. Образ Иешуа не соответствует ни одному христианскому канону.

Этот персонаж включает в себя множество религиозных, исторических, этических, психологических и философских характеристик, но все же остается простым человеком.

Разница между иешуа и иисусом

Булгаков был образованным и хорошо знал Евангелие, вот только у него не было цели создавать еще один экземпляр духовной литературы. Писатель осознанно искажает факты, даже имя Иешуа Га-Ноцри в переводе означает «спаситель из Назарета», а всем известно, что библейский персонаж родился в Вифлееме.

Несоответствия

Выше было представлено не единственное несоответствие. Иешуа Га-Ноцри в романе «Мастер и Маргарита» является оригинальным, истинно булгаковским героем, у которого нет ничего общего с библейским персонажем.

Так, в романе он представляется перед читателем молодым человеком 27 лет, в то время как Сыну Божьему было 33 года. Иешуа имеет только одного последователя, Левия Матвея, у Иисуса было 12 учеников.

В романе Иуду убили по приказу Понтия Пилата, а в Евангелии он совершил самоубийство.
Такими несоответствиями автор всячески пытается подчеркнуть, что Иешуа Га-Ноцри — это в первую очередь человек, который смог найти в самом себе психологическую и нравственную опору, и он оставался верен своим убеждениям до самого конца.

Внешний вид

В романе «Мастер и Маргарита» Иешуа Га-Ноцри предстает перед читателем в неблагородном внешнем образе: стоптанные сандалии, старый и порванный голубой хитон, голову покрывает белая повязка с ремешком вокруг лба. Руки его связаны за спиной, под глазом синяк, а в углу рта ссадина.

Этим Булгаков хотел показать читателю, что духовная красота намного выше внешней привлекательности.

Разница между иешуа и иисусом

Иешуа не был божественно невозмутим, как и все люди, он чувствовал страх перед Пилатом и Марком Крысобоем. Он даже не догадывался о своем (возможно, божественном) происхождении и поступал так же, как и обычные люди.

Божественность присутствует

В произведении много внимания уделяется человеческим качествам героя, но при всем этом автор не забывает о его божественном происхождении. В конце романа именно Иешуа становится олицетворением той силы, что сказала Воланду даровать Мастеру покой.

И вместе с этим автор не желает воспринимать этого персонажа прообразом Христа. Именно поэтому характеристика Иешуа Га-Ноцри такая неоднозначная: одни говорят, что его прототипом был Сын Божий, другие уверяют, что он был простым человеком с хорошим образованием, а третьи считают, что он был слегка не в себе.

Нравственная истина

Герой романа пришел в мир, имея при себе одну нравственную истину: любой человек добр. Эта позиция выступила истиной всего романа.

Две тысячи лет назад было найдено «средство спасения» (то есть покаяние в грехах), переменившее ход всей истории.

Но Булгаков видел спасение в духовном подвиге человека, в его нравственности и стойкости.

Разница между иешуа и иисусом

Сам Булгаков не был глубоко религиозным человеком, он не ходил в церковь и перед смертью даже отказался от соборования, но и атеизм он не приветствовал. Он считал, что новая эра в ХХ веке — это время самоспасения и самоуправления, которое когда-то явилось миру в Иисусе.

Автор считал, что такой акт способен спасти Россию в ХХ столетии. Можно сказать, что Булгаков хотел, чтобы люди верили в Бога, но не слепо следовали всему, что написано в Евангелие.

Даже в романе он открыто заявляет, что Евангелие — это выдумка.

Иешуа оценивает Левия Матвея (он же евангелист, который известен всем) такими словами:
Ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно пишет, но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся.

Решительно ничего из того, что там записано, я не говорил. Я его умолял: сожги ты бога ради свой пергамент!

Иешуа это не Иисус?

Сам Иешуа опровергает достоверность свидетельствования Евангелия. И в этом его взгляды едины с Воландом:

Уж кто-кто, — обращается Воланд к Берлиозу, а вы-то должны знать, что ровно ничего из того, что написано в Евангелиях, не происходило на самом деле никогда.

Иешуа Га-Ноцри и Понтий Пилат

Особое место в романе занимают отношения Иешуа с Пилатом. Именно последнему Иешуа сказал, что всякая власть — это насилие над людьми, и однажды придет время, когда не останется никакой власти, кроме царства истины и справедливости.

Пилат почувствовал в словах арестанта толику правды, но все же не может его отпустить, боясь за свою карьеру. Обстоятельства давили на него, и он подписал безродному философу смертный приговор, о котором сильно жалел.

Позже Пилат пытается искупить свою вину и просит священника отпустить в честь праздника именно этого осужденного. Но его затея не увенчалась успехом, поэтому он приказал своим слугам прекратить страдания приговоренного и лично распорядился, чтобы убили Иуду.

Разница между иешуа и иисусом

Знакомимся ближе

Полностью понять булгаковского героя можно только обратив внимание на диалог Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата. Именно из него можно узнать, откуда был Иешуа родом, насколько он был образован и как относится к окружающим.

Иешуа — всего лишь персонифицированный образ морально-философских представлений человечества. Поэтому не удивительно, что в романе отсутствует описание этого человека, есть только упоминание о том, как он одет и что на лице есть синяк и ссадины.

Еще из диалога с Понтием Пилатом можно узнать, что Иешуа одинок:
И, что странно, в этом высказывании нет ничего, что бы могло прозвучать как жалоба на одиночество.

Иешуа не нуждается в сострадании, он не чувствует себя сиротой или каким-то ущербным. Он самодостаточен, перед ним весь мир, и он открыт для него.

Немного сложно понять цельность Иешуа, он равен себе самому и всему миру, что вобрал в себя. Он не прячется в колоритном многоголосии ролей и масок, он свободен от всего этого.

Разница между иешуа и иисусом

Сила Иешуа Га-Ноцри настолько огромная, что поначалу ее принимают за слабость и безволие.

Но он не так прост: Воланд чувствует себя с ним на равных. Булгаковский персонаж является ярким примером идеи богочеловека.

Бродячий философ силен своей непоколебимой верой в добро, и эту веру не может отнять у него ни страх наказания, ни видимая несправедливость.

Его вера существует вопреки всему. В этом герое автор видит не только проповедника-реформатора, но и воплощение свободной духовной деятельности.

Образованность

В романе Иешуа Га-Ноцри обладает развитой интуицией и интеллектом, что позволяет ему угадывать будущее, причем не просто возможные события в ближайшие несколько дней. Иешуа способен угадать судьбу своего учения, которое уже сейчас неверно излагается Левием Матвеем.

Этот человек настолько внутренне свободен, что даже понимая, что ему грозит смертная казнь, он считает своим долгом сказать римскому наместнику о его скудной жизни.
Га-Ноцри искренне проповедует любовь и терпимость.

У него нет тех, которым бы он отдал предпочтение.

Пилат, Иуда и Крысобой — все они интересные и «добрые люди», только искалечены обстоятельствами и временем. Беседуя с Пилатом, он говорит, что злых людей на свете нет.

Разница между иешуа и иисусом

Главная сила Иешуа — в открытости и непосредственности, он постоянно находится в таком состоянии, что в любой момент готов пойти навстречу.

Он открыт для этого мира, поэтому понимает каждого человека, с которым его сталкивает судьба:

Беда в том, — продолжал никем не останавливаемый связанный, — что ты слишком замкнут и окончательно потерял веру в людей.
Открытость и замкнутость в мире Булгакова — это два полюса добра и зла.

Добро всегда движется навстречу, а замкнутость открывает путь для зла.

Для Иешуа истина — это то, что есть на самом деле, преодоление условностей, освобождение от этикета и догм.

Трагедия

Трагедия истории Иешуа Га-Ноцри состоит в том, что его учение не было востребовано. Люди попросту были не готовы принять его истину.

И герой даже опасается, что его слова будут поняты неправильно, и путаница будет длиться очень долго.

Но Иешуа не отрекся от своих идей, он — символ человечности и стойкости.
Трагедию своего персонажа в современном мире переживает Мастер.

Можно даже сказать, что Иешуа Га-Ноцри и Мастер в чем-то похожи. Ни один из них не отказался от своих идей, и оба поплатились за них жизнью.

Смерть Иешуа была предсказуемой, и ее трагизм автор подчеркивает с помощью грозы, которая заканчивает сюжетную линию и современной истории:
Тьма.

Пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город.

Опустилась с неба бездна. Пропал Ершалаим — великий город, как будто не существовал на свете.

Все пожрала тьма.

Нравственность

Со смертью главного героя во тьму погрузился не только Ершалаим. Нравственность его горожан оставляла желать лучшего.

Многие жители с интересом наблюдали за пыткой. Они не испугались ни адской жары, ни дальней дороги: казнь — это ведь так интересно.

И примерно такая же ситуация происходит спустя 2000 лет, когда народ страстно желает посетить скандальное выступление Воланда.
Смотря на то, как ведут себя люди, Сатана делает следующие выводы:

Они — люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было. человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота.

Ну, легкомысленны. ну что, и милосердие иногда стучится в их сердца.
Иешуа — это не меркнущий, но всеми забытый свет, на котором исчезают тени.

Он является воплощением добра и любви, обычным человеком, который, несмотря на все страдания, все же верит в мир и людей.

Иешуа Га-Ноцри — это могущественные силы добра в человеческом облике, но даже на них можно повлиять.

Разница между иешуа и иисусом

На протяжении всего романа автор проводит четкую грань между сферами влияния Иешуа и Воланда, но, с другой стороны, сложно не заметить единство их противоположностей.

Конечно, во многих ситуациях Воланд выглядит намного значимее, чем Иешуа, но эти властители света и тьмы равны между собой.

И благодаря этому равенству в мире существует гармония, ведь если бы не было кого-то одного, то существование другого было бы бессмысленным. Тот покой, которым наградили Мастера, это своего рода соглашение между двумя могущественными силами, и к этому решению подвигает две великие силы обычная человеческая любовь, которая рассматривается в романе как наивысшая ценность.

Личность Иисуса Христа неподвластна времени и более двух тысяч лет активно обсуждается среди людей: от великих ученых до простых верующих. Его именем оправдывали убийство миллионов людей, покоряли страны, прощали грехи, крестили младенцев и исцеляли тяжелобольных.

Булгаков, как мистик и как писатель, не мог быть равнодушным к такой личности, как Иисус Христос. Он создал своего героя – Иешуа Га-Ноцри.

Этот персонаж прошел легкой и практически призрачной поступью по всему роману «Мастер и Маргарита».
Однако, в самом конце романа, именно Иешуа становится тем, кто решает судьбу Мастера.

Интересно, что в романе, сюжетную линию про Иисуса начинает сам Воланд. На Патриарших Прудах он рассказывает увлекательную историю скептически настроенным атеистам Берлиозу Михаилу Александровичу и Бездомному Ивану.

Иешуа выглядит и ведет себя, как обычный человек 27 лет, без семьи и постоянного места жительства.
Он родом из Галилеи, верит в Бога, в добро и обладает способностями к исцелению.

Убирая нестерпимую головную боль Понтия Пилата, вызывает к себе уважительное отношение.

А после бесед об истине и правде завоевывает его доверие.
Он видит прежде всего светлое в каждой личности. Глубоко убежден, что беседа даже с Марком Крысобоем, жестоким воином, не знающим ни капли милосердия, может изменить его темную жизнь.

Иешуа обращается к любому человеку: «Добрый человек». Этим он, как бы подчеркивает, что добро живет в сердце каждого.
Несомненно, Иешуа непростой верующий фанатик.

Га-Ноцри — это созидающая личность философского склада ума, творящая добро осознано.

Он умен и мягок в общении, но твердо убежден во власти только лишь Создателя.
Иешуа любили. За ним ходили люди, слушая каждое его слово.

Были и такие, кто записывал за ним.

Например — Левий Матвей. Когда же Га-Ноцри посмотрел в свитки, написанные Леви Матвеем, то ужаснулся от количества того, чего он не говорил.

Одно известно точно — Иешуа принимает только власть Божию и проповедует об Истине. Истина, правда, милосердие и нравственность – вот, о чем были слова Иешуа.
Сам Иешуа обращен к свету и не проявляет агрессии к человеческим порокам, даже к самому, по его мнению, главному — трусости.

Понтий Пилат признает, что именно его собственная трусость привела светлого и невинного человека к распятию и ужасной смерти. Какие бы действия не совершал Пилат потом, ничто не смогло утихомирить угрызения его совести.

Даже жестокая месть — кровавая смерть Иуды.
Однако, освобожденный спустя две тысячи лет одиночества, Пилат идет навстречу Иешуа в Лунном свете.
Между судьбой Иешуа и страдальческой жизнью Мастера видна явная параллель. Связь между историческими главами и главами о современности усиливает философские и нравственные идеи романа.
В реальном плане повествования изобразил жизнь советских людей в 20–30-х годах ХХ века, показал Москву, литературную среду, представителей разных сословий. Центральными персонажами здесь являются Мастер и Маргарита, а также московские литераторы на службе у государства.

Основная проблема, волнующая автора, – взаимоотношения художника и власти, личности и общества.
Образ Мастера имеет много автобиографических черт, но знак равенства между ним и Булгаковым ставить нельзя. В жизни Мастера в художественной форме отражены трагические моменты судьбы самого писателя.

Мастер – бывший безвестный историк, отказавшийся от собственной фамилии, «как и вообще от всего в жизни», «не имел нигде родных и почти не имел знакомых в Москве». Он живет, погруженный в творчество, в осмысление идей своего романа.

Его как писателя волнуют вечные, общечеловеческие проблемы, вопросы смысла жизни, роли художника в обществе.
Само слово «мастер» приобретает символическое значение. Судьба его трагична.

Он серьезный, глубокий, талантливый человек, существующий в условиях тоталитарного режима. Мастер, как и Фауст И. , одержим жаждой познания и поиском истины.

Свободно ориентируясь в древних пластах истории, он ищет в них вечные законы, по которым строится общество людей. Ради познания истины Фауст продает душу дьяволу, а Мастер у Булгакова знакомится с Воландом и уходит с ним из этого несовершенного мира.
У Мастера и Иешуа есть схожие черты и убеждения. Писатель отвел этим персонажам немного места в общей структуре романа, но по своему значению эти образы наиболее важны.

Оба мыслителя не имеют крыши над головой, отвергнуты обществом, оба преданы, арестованы и, невинные, уничтожены. Их вина в неподкупности, чувстве собственного достоинства, преданности идеалам, глубоком сочувствии к людям.

Эти образы взаимно дополняют, подпитывают друг друга. В то же время между ними есть различия.

Мастер устал бороться с системой за свой роман, добровольно устранился, Иешуа же за свои убеждения идет на казнь. Иешуа полон любовью к людям, прощает всех, Мастер, напротив, ненавидит и не прощает своих гонителей.
Мастер исповедует не религиозную истину, а правду факта. Иешуа – трагический герой, созданный Мастером, гибель которого мыслится им как неизбежная.

С горькой иронией автор представляет Мастера, который появляется в больничном халате и сам говорит Ивану, что он сумасшедший. Для писателя жить и не творить равнозначно смерти.

Отчаявшись, Мастер сжег свой роман, вот почему «он не заслужил света, он заслужил покой». Роднит героев еще одна общая черта: они не чувствуют, кто их предаст.

Иешуа не догадывается, что Иуда предал его, но предчувствует, что с этим человеком случится несчастье.
Странно, что замкнутый, недоверчивый по характеру Мастер сходится с Алоизием Могарычом. Более того, уже находясь в сумасшедшем доме, Мастер «до сих пор» «скучает» по Алоизию.

Алоизий «покорил» его «своею страстью к литературе». «Он не успокоился до тех пор, пока не упросил» Мастера прочесть ему «роман весь от корки до корки, причем о романе он отозвался очень лестно…». Позже Алоизий, «прочитав статью Латунского о романе», «написал на Мастера жалобу с сообщением о том, что он хранит у себя нелегальную литературу».

Целью предательства для Иуды были деньги, для Алоизия – квартира Мастера. Не случайно Воланд утверждает, что страсть к наживе определяет поведение людей.
Иешуа и Мастер имеют каждый по одному ученику. Иешуа Га-Ноцри – Левия Матвея, Мастер – Ивана Николаевича Понырева.

Ученики сначала были очень далеки от позиции своих учителей, Левий был сборщиком податей, Понырев – малоодаренным поэтом.

Левий поверил, что Иешуа – воплощение Истины. Понырев постарался все забыть и стал обычным служащим.
Создав своих героев, Булгаков прослеживает изменение психологии людей на протяжении многих веков. Мастер, этот современный праведник, уже не может быть таким искренним и чистым, как Иешуа.

Понтий понимает несправедливость своего решения и чувствует вину, а гонители Мастера уверенно торжествуют.
«Ничего нельзя понять в романе
Миши, если хоть на минуту
забыть, что он сын профессора
богословия».
(Елена Булгакова, со
слов литературоведа
Мариэтты Чудаковой)
Если провести опрос читателей романа Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита» на тему: кем на ваш взгляд является Иешуа Га-Ноцри, большинство, уверен, ответят: прототипом Иисуса Христа. Кто-то назовёт его Богом; кто-то ангелом, проповедующим учение о спасение души; кто-то простым, не имеющим божественной природы человеком.

Но и те, и другие, скорее всего, сойдутся в том, что Га-Ноцри – прообраз того, от кого пошло христианство.
А так ли это?
Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к источникам о житие Иисуса Христа – каноническим Евангелиям, и сравним его с Га-Ноцри. Скажу сразу: я не большой специалист по анализу литературных текстов, но в данном случае не обязательно быть большим специалистом, чтобы усомниться в их идентичности.

Да, оба были добрыми, мудрыми, кроткими, оба прощали то, чего люди обычно простить не могли (Лк.23:34), оба были распяты. Но Га-Ноцри хотел всем нравиться, а Христос не хотел и говорил в глаза всё, что думал.

Так, у сокровищницы в храме он прилюдно назвал фарисеев детьми дьявола (Ин.8:44), в синагоге её старейшину – лицемером (Лк.13:15), в Кесарии ученика Петра – сатаной (Мф.16:21-23). Учеников ни о чём не умолял, в отличие от Га-Ноцри, умолявшего Матвея сжечь козлиный пергамент с текстами своих речей, – а самим ученикам, за исключением разве то Иуды Ис-кариота, и в голову не приходило ослушаться его.

И уж, конечно, совсем нелепо считать Иешуа Га-Ноцри Иисусом Христом после того как первый, отвечая на вопрос Пилата, что такое истина, заявил: «Истина, прежде всего в том, что у тебя болит голова. », что расходится со словами самого Иисуса Христа: «Я – есть путь и истина и жизнь» (Ин.14:6). И ещё.

В двадцать девятой главе романа к Воланду с Азазелло в час, когда они рассматривали город с крыши «одного из самых красивых зданий в Москве», явился посланник Га-Ноцри Левий Матвей с просьбой взять Мастера с собой и наградить его покоем. Вроде бы ничего особенного – обычная, вполне реалистичная сцена, если, конечно, позволительно оценивать подобными категориями мистический роман, но стоит только представить на месте Га-Ноцри Христа, как вполне реалистичная сцена превращается в откровенно сюрреалистичную.

Только вдумайтесь: Иисус Христос – Бог, сын Бога, обращается с просьбой к своему исконному противнику Сатане! Мало того, что это оскорбительно для христиан, чего Булгаков, несмотря на неоднозначное отношение к религии, вряд ли допустил бы, это противоречит церковным догматам – Бог всемогущ, значит, способен сам решить свои проблемы, но если он не может решить свои проблемы, то он не всемогущ и, стало быть, не бог, а бог весть кто – какой-то наделённый экстрасенсорными способностями сын сирийца из Палестины.

И последнее на тему: почему Иешуа Га-Ноцри не является Иисусом Христом. У большинства имён во встроенном романе Мастера есть евангельские прототипы – префект Иудеи Понтий Пилат, Иуда, первосвященник Каиафа, сборщик податей Левий Матфей (Матвей), и события происходят в одном и том же городе (Ершалаим – древнееврейский фонетический вариант произношения Иерусалима).

А вот имена главных героев хоть и похожие, но всё же другие: в Новом Завете – Иисус Христос, в романе Мастера – Иешуа Га-Ноцри. Есть между ними и принципиальные различия.

Так, у тридцатитрёхлетнего Иисуса Христа было двенадцать последователей-учеников, и распяли его на кресте, а у двадцати-семилетнего Иешуа Га-Ноцри – один-единственный, и распяли его на столбе. Почему?

Ответ, на мой взгляд, очевиден ¬– для автора романа Михаила Булгакова Иисус Христос и Иешуа Га-Ноцри – разные люди.
Тогда кто он, Иешуа Га-Ноцри? Человек, не имеющий божественной природы?
Можно было бы согласиться с этим утверждением, если бы не его бурная посмертная деятельность. Вспомним: в шестнадцатой главе он погибает, будучи распятым на столбе, в двадцать девятой воскресает, встречается с Пилатом, запросто обращается к Воланду с просьбой, о которой упоминалось выше.

Воланд – непонятно с какой стати – выполняет её, а затем в лучших традициях советских коммуналок собачится с Левием Матвеем так, будто знакомы они, по меньшей мере, две тысячи лет. Всё это, на мой взгляд, мало похоже на деяния человека, не обладающей божественной природой.
Теперь впору задаться другим вопросом: кто придумал роман о Пилате. Мастер?

Тогда почему первые его главы озвучил Воланд, только что прибывший в Москву «в час небывало жаркого заката»? Воланд?

У него во время первой встречи с Мастером, произошедшей сразу после бала Сатаны в доме по адресу: Большая Садовая, 302-бис, и в мыслях не было приписывать себе его авторство. А тут ещё загадочные слова Мастера, сказанные им после того, как поэт Иван Бездомный пересказал ему первые главы: «О, как я угадал!

О, как я всё угадал!» Что он угадал? События в романе, которые сам придумал, или что-то ещё?

Да и роман ли это?

Сам Мастер называл своё произведение романом, однако его характерными признаками, такими как: разветвлённость сюжета, множественность сюжетных линий, большой временной охват, читателей не побаловал.
Тогда что это, если не роман?
Давайте вспомним, с чего была списана история проповедника, которого по представлению синедриона во главе с первосвященником Каиафой, отправил на казнь римский префект Иудеи Понтий Пилат. С канонических Евангелий.

А раз так, то, может, стоит согласиться с некоторыми литературоведами, называющими произведение Мастера Евангелием или, как Т. Поздняева, антиевангелием.
Несколько слов об этом жанре. С греческого языка слово Евангелие переводится как благая весть.

В широком смысле слова – весть о наступлении Царства Божия, в узком – весть о рождении, земном служении, смерти, воскресении и вознесении Иисуса Христа. Канонические Евангелия от Матфея, Марка, Луки, Иоанна принято называть богодухов-ными или боговдохновенными, то есть, написанными под воздействием Духа Божьего на дух человеческий.

И тут сразу возникают два вопроса: если произведение Мастера действительно Евангелие, кто тот человек, на которого воздействовал дух, и кто тот дух, что водил рукой человека? Мой ответ таков.

Если учесть, что ангелов в христианской традиции принято считать существами, лишенными творческого начала, то человеком, на которого воздействовал дух, являлся Мастер, а духом, нашептывающим Мастеру что писать, – падший ангел Воланд. И тут сразу становится понятным: каким образом Мастер «всё угадал», откуда Воланд знал то, что было написано в романе Мастера до знакомства с ним, почему Воланд согласился взять его с собой и наградить покоем.
В связи с этим примечателен один эпизод из тридцать второй главы, где покидающие Москву всадники – Мастер, Маргарита, Воланд со своей свитой стали свидетелями встречи Га-Ноцри с Пилатом.
«. тут Воланд опять повернулся к мастеру и сказал: – «Ну что же, теперь ваш роман вы можете кончить одной фразой!». Мастер как будто бы этого ждал уже, пока стоял неподвижно и смотрел на сидящего прокуратора.

Он сложил руки рупором и крикнул так, что эхо запрыгало по безлюдным и безлесым горам: «Свободен! Свободен!

Он ждёт тебя!».
Обратите внимание на слова Воланда, обращённые к Мастеру: «. теперь ваш роман вы можете кончить одной фразой», и реакцию Мастера на обращение Воланда: «Мастер как будто бы этого ждал уже».
Итак, мы выяснили: от кого написано Евангелие – от Мастера. Теперь осталось ответить на вопрос: благая весть о чьём земном служении, смерти, воскресении прозвучала на его страницах, и мы, наконец, узнаем, кто он, Иешуа Га-Ноцри.
Для этого обратимся к началу Евангелия от Мастера, а именно, к допросу «странствующего философа» Понтием Пилатом. На обвинение, выдвинутое префектом Иудеи в том, что Га-Ноцри по «свидетельству людей» подговаривал народ разрушить здание храма, арестант, отрицая свою вину, отвечал: «Эти добрые люди, игемон, ничему не учились и всё перепутали, что я говорил.

Я вообще начинаю опасаться, что эта путаница будет продолжаться очень долгое время. И все из-за того, что он неверно записывает за мной».

Теперь давайте разбираться.

То, что Га-Ноцри имел в виду Левия Матвея – прообраз евангелиста Левия Матфея, когда говорил: «он неверно записывает за мной», не подлежит сомнению – Га-Ноцри на допросе Пилата сам назвал его имя. А кого он имел в виду, говоря: «эти добрые люди, игемон, ничему не учились и всё перепутали»?

В целом – слушающую толпу, в частности – тех, кто слушали и доносили его речи до других. Отсюда вывод: так как людей, слушающих и доносящих, кроме Левия Матвея в Евангелии от Мастера нет, а сам Мастер выдает Га-Ноцри за Иисуса Христа, речь в этой реплике, судя по всему, идёт о евангелистах – тех, кто слушали и доносили учение Христа до тех, кто слышать его не мог.

И тут получается вот что.
Если представить христианство в виде здания, то в основании фундамента этого здания лежит Ветхий Завет (все апостолы вместе с Иисусом Христом были евреями и воспитывались в традициях иудаизма), фундамент состоит из Нового Завета, усиленного четырьмя краеугольными столбами-Евангелиями, надстройка – стены с крышей, из Священного Предания и трудов современных богословов. С виду это здание кажется основательным и прочным, но так кажется лишь до тех пор, пока некто, выдающий себя за Христа, не придёт и не скажет о том, что «добрые люди», создавшие Новозаветные Евангелия, всё перепутали-переврали по причине того, что неправильно записывали за ним.

Потом – можно догадаться – придут другие люди, уже не такие добрые, которые скажут: поскольку Христова церковь стоит на четырёх дефектных столбах, всем верующим в целях безопасности следует срочно покинуть её. Спросите: кому и зачем это надо?

Моя бабушка, будь она жива, на этот вопрос ответила бы так: «Да поди ж ты антихристу какому, больше нет никому!» И была бы права. Но только не какому-то абстрактному антихристу, а вполне конкретному с прописной буквы «А».

Ему это точно надо.

Само его имя – Антихрист, что в переводе с греческого языка означает: вместо Христа – лучше всякой декларации о намерениях выражает смысл существования и цель жизни – заменить Бога. Как этого добиться?

Можно собрать армию и дать бой войску Иисуса Христа при Армагеддоне, а можно незаметно, тихой сапой вытеснить его образ из массового сознания христиан и самому воцарится в нём. Считаете, это не возможно?

Иисус Христос считал: возможно, и предупреждал: «. придут под именем Моим, и будут говорить: «Я Христос». (Мф.24:5), «. восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить» (Мф.24:24), «Я пришёл во имя Отца Моего, и вы не принимаете Меня; а иной придёт во имя своё, его примите» (Ин. 5:43).

Можно верить в это предсказание, можно не верить, но если лжехристос и лжепророк всё-таки придут, мы, скорее всего, примем их и не заметим того, как долгое время не замечали, что одну из популярных передач на историческом телеканале «365» «Час истины» предварял эпиграф из уже процитированного евангелия от Мастера: «Эти добрые люди ничему не учились и всё перепутали, что я говорил. Я вообще начинаю опасаться, что эта путаница будет продолжаться очень долгое время.

И все из-за того, что он неверно записывает за мной». Вряд ли в руководстве телеканала сидят антихристиане с сатанистами.

Нет.

Просто никто из них, прельщённых, не увидел в словах Га-Ноцри обмана, а принял на веру, не заметив, как был обманут.
Возможно, именно на это и рассчитывал Воланд, когда за сто тысяч рублей «заказал» Мастеру евангелие о наступлении царства Антихриста. Ведь если подумать: идея возвестить в Москве — Третьем Риме сначала одну «благую весть», за ней, другую, третью, канонизировать лучшие из них на очередном Вселенском соборе, не кажется столь уж немыслимой ни сейчас, ни тем более в двадцатых богоборческих годах, когда Булгаковым задумывался роман «Мастер и Маргарита».

Кстати: считается, что Воланд приехал в Москву потому, что она стала безбожной, и покинул, поняв, что его помощь в деле религиозной деградации москвичей не нужна. Может быть.

А может быть, он покинул её потому, что для подготовки прихода Антихриста, ему требовались верующие люди, какими москвичи уже не были, в чём Воланд смог удостовериться лично, посетив театр варьете. И то, что он пытался убедить Берлиоза с Иваном Бездомным в существование Иисуса, причём, в существование без всяких доказательств и точек зрения, как нельзя лучше подтверждает эту версию.
Но вернёмся к Га-Ноцри. Признав его Антихристом, можно объяснить: почему у него один последователь, а не двенадцать, как у Иисуса Христа, которому он будет стараться подражать, по какой причине его распяли на столбе, а не на кресте, и с какой стати Воланд согласился уважить просьбу Га-Ноцри дать Мастеру покой.

Так вот: у Га-Ноцри во встроенном романе один последователь, так как у Антихриста в Новом Завете тоже один – лже-пророк, которого святой Иреней Лионский назвал «оруженосцем Антихриста»; Антихриста распяли на столбе потому, что быть распятым на кресте, значит, быть приобщённым к Христу, что для него категорически недопустимо; Воланд не мог не выполнить просьбу Га-Ноцри по причине того, что являлся, а точнее сказать: будет являться, или уже является, духовным, а возможно, и кровным отцом Антихриста.
Роман «Мастер и Маргарита» – многослойный роман. Он о любви и предательстве, о писателе и его взаимоотношении с властью.

Но это ещё и история о том, как Сатана с помощью Мастера хотел обеспечить приходу Антихриста, как бы сегодня выразились: информационную поддержку, но потерпел фиаско в противодействии с москвичами, испорченными квартирным и другими жизненно важными «вопросами».
И последнее. Я, признаться, и сам не очень верю в то, что Михаил Булгаков списывал своего Иешуа Га-Ноцри с Антихриста.

И, тем не менее, – кто знает? – может быть, это как раз тот единственный в истории литературы случай, когда один из персонажей романа использовал ни о чём не подозревающего автора в своих далеких от литературы целях.

Образ Иешуа Га-Ноцри. Сравнение с евангельским Иисусом Христом

Иешуа и Мастер, несмотря на то, что по объему занимают немного места в романе, являются центральными героями романа. У них немало общего: один – бродячий философ, не помнящий своих родителей и не имеющий никого на свете; другой — безымянный сотрудник какого-то московского музея, также совершенно одинокий.

Судьбы обоих складываются трагически, и этим они обязаны той истине, которая им открыта: для Иешуа — это идея добра; для Мастера – это та правда о событиях двухтысячелетней давности, которую он "угадал" в своем романе.
Иешуа Га-Ноцри.

С религиозной точки зрения образ Иешуа Га-Ноцри является отступлением от христианских канонов, и магистр богословия, кандидат филологических наук М.М. Дунаев об этом пишет: "На древе утраченной истины, утонченного заблуждения созрел и плод под названием “Мастер и Маргарита”, с художественным блеском вольно или невольно – исказивший первооснову [Евангелие. — В.К.], а в результате вышел роман антихристианский, “евангелие от сатаны”, “анти-литургия”" 2 . Однако булгаковский Иешуа — это образ художественный, многомерный, оценка и анализ его возможны с различных точек зрения: религиозной, исторической, психологической, этической, философской, эстетической… Принципиальная многомерность подходов порождает множественность точек зрения, порождает споры о сущности этого персонажа романа.

Для читателя, впервые открывающего роман, имя этого персонажа является загадкой. Что оно означает? "Иешуа (или Иегошуа) — это еврейская форма имени Иисус, что в переводе означает “Бог мое спасение”, или “Спаситель”" 3 . Га-Ноцри в соответствии с распространенным толкованием этого слова переводится как "Назарей; назарянин; из Назарета", то есть родного города Иисуса, где прошли его детские годы (родился Иисус, как известно, в Вифлееме).

Но, коль выбрана автором нетрадиционная форма именования персонажа, нетрадиционным с религиозной точки зрения, неканоническим должен быть и сам носитель этого имени. Иешуа — это художественный, неканонический "двойник" Иисуса Христа (Христос в переводе с греческого — "Мессия").

Нетрадиционность образа Иешуа Га-Ноцри в сравнении с евангельским Иисусом Христом очевидна:
Иешуа у Булгакова – "человек лет двадцати семи".

Иисусу Христу, как известно, было тридцать три года во время свершения им жертвенного подвига. Относительно даты рождения Иисуса Христа, действительно, существуют расхождения среди самих церковно служителей: протоиерей Александр Мень, ссылаясь на труды историков, считает, что Христос родился на 6–7 лет раньше его официального рождества, исчисленного в VI веке монахом Дионисием Малым 4 . Этот пример показывает, что М. Булгаков, создавая свой "фантастический роман" (авторское определение жанра), основывался на реальных исторических фактах;
булгаковский Иешуа не помнит своих родителей.

Мать и официальный отец Иисуса Христа названы во всех Евангелиях;
Иешуа по крови "кажется, сириец".

Еврейское происхождение Иисуса прослежено от Авраама (в Евангелии от Матфея);

Иешуа имеет одного-единственного ученика — Левия Матвея. У Иисуса, как утверждают евангелисты, было двенадцать апостолов;

Иешуа предан Иудой — каким-то едва знакомым молодым человеком, который, однако, не является учеником Иешуа (как в Евангелии Иуда является учеником Иисуса);
Иуда у Булгакова убит по приказанию Пилата, который хочет хотя бы этим успокоить свою совесть; евангельский Иуда из Кариота повесился;
после смерти Иешуа тело его похищает и предает земле Левий Матвей.

В Евангелии — Иосиф из Аримафеи, "ученик Христа, но тайный из страха от иудеев";
изменен характер проповеди евангельского Иисуса, в романе М. Булгакова оставлено лишь одно нравственное положение "Все люди добрые", к этому, однако, христианское учение не сводится;
оспорено божественное происхождение Евангелий. О записях на пергаменте ученика — Левия Матвея — Иешуа в романе говорит: "Эти добрые люди… ничему не учились и все перепутали, что я говорил.

Я вообще начинаю опасаться, что путаница эта будет продолжаться очень долгое время. И все из-за того, что он неверно записывает за мной.

Ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно пишет.

Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там записано, я не говорил.

Я его умолял: сожги ты Бога ради свой пергамент! Но он вырвал его у меня из рук и убежал";
не говорится о божественном происхождении Богочеловека и распятии на кресте — искупительной жертве (у Булгакова казнимые "приговорены… к повешению на столбах!").

> Читайте также другие статьи по творчеству М.А. Булгакова и анализу романа "Мастер и Маргарита":

 

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × три =