Разница между психикой человека и психикой животного

 

11.2.1. Различие между психикой человека и психикой высших животных

Опорные слова к вопросу №11 — здесь .
Нет сомнения, что существует огромная разни­ца между психикой человека и психикой самого высшего животного (См. также Основные различия между человеком и высшими животными).
Первое отличие состоит в следующем.

Ни в какое сравнение не идет «язык» животных и язык человека. В то время как жи­вотное может лишь подавать сигнал своим собратьям по поводу явлений, ограниченных данной, непосредственной ситуацией, че­ловек может с помощью языка информировать других людей о прошлом, настоящем и будущем, передавать им социальный опыт,

В истории человечества благодаря языку произошла пере­стройка отражательных возможностей: отражение мира в мозгу человека наиболее адекватно. Каждый отдельный человек благодаря языку пользуется опытом, выработанным в многовековой практике общества, он может получить знания о таких явлениях, с которыми он лично никогда не встречался.

Кроме того, язык даёт возможность человеку отдавать себе отчет в содержании большинства чувственных впечатлений.
Разница в «языке» животных и языке человека определяет различие и в мышлении.

Это объясняется тем, что каждая отдельная психическая функция развивается во взаимодействии с другими функциями.
Многими экспериментами исследователей было показано, что высшим животным свойственно лишь практическое («ручное», по Павлову) мышление.

Только в процессе ориентировочного манипулирования обезьяна способна разрешить ту или иную ситуативную задачу и даже создать «орудие». Абстрактные способы мышления не наблюдал у обезьян ни один исследователь, когда-либо изучавший психику животных.

Животное может действовать только в пределах наглядно воспринимаемой ситуации, оно не может выйти за ее пределы, абстрагироваться от нее и усвоить отвлеченный принцип. Животное — раб непосредственно воспринимаемой ситуации.

13 Свойства психики

Поведение человека характеризуется способностью абстрагироваться (отвлекаться) от данной конкретной ситуации и предвосхищать последствия, которые могут возникнуть в связи с этой ситуацией. Так, моряки начинают экстренно чинить небольшую пробоину в судне, а летчик ищет ближайший аэродром, если у него осталось мало горючего.

Люди отнюдь не рабы данной ситуации, они способны предвидеть будущее.
Таким образом, конкретное, практическое мышление животных подчиняет их непосредственному впечатлению от данной ситуации, способность человека к абстрактному мышлению устраняет его непосредственную зависимость от данной ситуации.

Человек способен отражать не только непосредственные воздействия среды, но и те, которые его ожидают. Человек способен поступать соответственно познанной необходимости — сознательно.

Это первое существенное отличие психики человека от психики животного.
Второе отличие человека от животного заключается в его способности создавать и сохранять орудия.

Животное создает орудие в конкретной наглядно-действенной ситуации.

Вне конкретной ситуации животное никогда не выделяет орудие как орудие, не сохраняет его впрок. Как только орудие сыграло свою роль в данной ситуации, оно тут же перестает существовать для обезьяны как орудие.

Так, если обезьяна только что пользовалась палкой как орудием для подтягивания плода, то через некоторое время животное может изгрызть ее или спокойно смотреть, как это сделает другая обезьяна. Таким образом, животные не живут в мире постоянных вещей.

Предмет приобретает определенное значение лишь в конкретной ситуации, в процессе жизнедеятельности. Кроме того, орудийная деятельность животных никогда не совершается коллективно — в лучшем случае обезьяны могут наблюдать деятельность своего собрата, но никогда они не будут действовать совместно, помогая друг другу.

В отличие от животного человек создает орудие по заранее продуманному плану, использует его по назначению и сохраняет его. Человек живет в мире относительно постоянных вещей.

Человек пользуется орудием сообща с другими людьми, он заимствует опыт использования орудия у одних и передает его другим людям.
Третья отличительная черта психической деятельности человека — передача общественного опыта.

И животное и человек имеют в своем арсенале известный опыт поколений в виде инстинктивных действий на определенного вида раздражитель. И тот и другой приобретают личный опыт во всевозможных ситуациях, которые предлагает им жизнь.

Но только человек присваивает общественный опыт.
Общественный опыт занимает доминирующее место в поведении отдельного человека.

Психику человека в наибольшей мере развивает передаваемый ему общественный опыт.

С момента рождения ребёнок овладевает способами употребления орудий, способами общения. Психические функции человека качественно меняются благодаря овладению отдельным субъектом орудиями культурного развития человечества.

У человека развиваются высшие, исключительно человеческие, функции (произвольная память, произвольное внимание, абстрактное мышление).
В развитии чувств, как и в развитии абстрактного мышления, заключен способ наиболее адекватного отражения действительности.

Поэтому четвертым, весьма существенным различием между животными и человеком является различие в чувствах. Конечно, и человек, и высшее животное не остаются безразличными к происходящему вокруг.

Предметы и явления действительности могут вызвать у животных и у человека определенные виды отношения к тому, что воздействует, — положительные или отрицательные эмоции. Однако только для человека характерна развитая способность сопереживать горе и радость другого человека, только человек может наслаждаться картинами природы или испытывать интеллектуальные чувства при осознании какого-либо жизненного факта.

Важнейшие отличия психики человека от психики животных заключаются в условиях их развития. Если на протяжении развития животного мира развитие психики шло по законам биологической эволюции, то развитие собственно человеческой психики, человеческого сознания подчиняется законам общественно-исторического развития.

Без усвоения опыта человечества, без общения с себе подобными не будет развитых, собственно человеческих чувств, не разовьется способность к произвольному вниманию и памяти, способность к абстрактному мышлению, не сформируется человеческая личность. Об этом свидетельствуют случаи воспитания человеческих детей среди животных.

Так, все дети-маугли проявляли примитивные животные реакции, и у них нельзя было обнаружить те особенности, которые отличают человека от животного. В то время как маленькая обезьянка, волею случая оставшаяся одна, без стада, все равно будет проявлять себя как обезьянка, человек только тогда станет человеком, если его развитие проходит среди людей.

Различия психики животных и человека

Нет сомнения, что существует огромная разница между психикой человека и психикой животного.
Так, ни в какое сравнение не идет "язык" животных и язык человека.

В то время как животное может лишь подать сигнал своим собратьям по поводу явлений, ограниченных данной, непосредственной ситуацией, человек может с помощью языка информировать других людей о прошлом, настоящем и будущем, передавать им социальный опыт.
В истории человечества благодаря языку произошла перестройка отражательных возможностей: отражение мира в мозгу человека наиболее адекватно.

Каждый отдельный человек благодаря языку пользуется опытом, выработанным в многовековой практике общества, он может получить знания о таких явлениях, с которыми он лично ни когда не встречался. Кроме того, язык дает возможность человеку отдавать себе отчет в содержании большинства чувственных впечатлений.

Разница в "языке" животных и языке человека определяет различие и в мышлении. Это объясняется тем, что каждая отдельная психическая функция развивается во взаимодействии с другими функциями.

Многими экспериментами исследователей было показано, что высшим животным свойственно лишь практическое мышление. Только в процессе ориентировочного манипулирования обезьяна способна разрешить ту или иную ситуативную задачу.

Абстрактные способы мышления еще не наблюдал у обезьян ни один исследователь.
Животное может действовать только в пределах наглядно воспринимаемой ситуации, оно не может выйти за ее пределы, абстрагироваться от нее и усвоить отвлеченный принцип.

Животное — раб непосредственно воспринимаемой ситуации.
Поведение человека характеризуется способностью абстрагироваться от данной конкретной ситуации и предвосхищать последствия, которые могут возникнуть в связи с этой ситуацией.


Таким образом, конкретное, практическое мышление животных подчиняет их непосредственному впечатлению от данной ситуации, способность человека к абстрактному мышлению устраняет его непосредственную зависимость от данной ситуации. Человек способен отражать не только непосредственные воздействия среды, но и те, которые его ожидают.

Человек способен поступать соответственно познанной необходимости — сознательно. Это первое существенное отличие психики человека от психики животного.

Второе отличие человека от животного заключается в его способности создавать и сохранять орудия. Животное создает орудие в конкретной ситуации.

Вне конкретной ситуации Животное никогда не выделит орудие как орудие, не сохраняет его впрок. Как только орудие сыграло свою роль в данной ситуации, оно тут же перестанет существовать как орудие для обезьяны.

Таким образом животные не живут в мире постоянных вещей. Кроме того, орудийная деятельность животных никогда не совершается коллективно — в лучшем случае обезьяны могут наблюдать деятельность своего собрата.

В отличии от животного человек создает орудие по заранее продуманному плану, использует его по назначению и сохраняет его. Человек живет в мире относительно постоянных вещей.

Человек пользуется орудием сообща с другими людьми, он заимствует опыт использования орудия у одних и передает его другим людям.
Третья отличительная черта психической деятельности человека — передача общественного опыта . И животное и человек имеют в своем арсенале известный опыт поколений в виде инстинктивных действий на определенного типа раздражитель.

И тот и другой приобретают личный опыт во всевозможных ситуациях, которые предлагает им жизнь. Но только человек присваивает общественный опыт . общественный опыт занимает доминирующее место в поведении отдельного человека.

Психику человека в наибольшей мере развивает передаваемый ему общественный опыт . С момента рождения ребенок овладевает способами употребления орудий, способами общения. Психические функции человека качественно меняются благодаря овладению отдельным субъектом орудиями культурного развития человека.

Влияние токсоплазмы и других микроорганизмов на психику человека и животных

У человека развиваются высшие, собственно человеческие, функции (произвольная память, произвольное внимание, абстрактное мышление).
В развитии чувств, как и в развитии абстрактного мышления, заключен способ наиболее адекватного отражения действительности.

Поэтому четвертым, весьма существенным различием между животными и человеком является различие в чувствах . Конечно, и человек и высшее животное не остаются безразличными к происходящему вокруг. Предметы и явления действительности могут вызвать у животных и у человека определенные виды отношения к тому, что воздействует — положительные или отрицательные эмоции.

Однако только в человеке может быть заключена развитая способность сопереживать горе и радость другого человека.
Важнейшие отличия психики человека от психики животного заключаются в условиях их развития.

Если на протяжении развития животного мира развитие психики шло по законам биологической эволюции, то развитие собственно человеческой психики, человеческого сознания подчиняется законам общественно-исторического развития . Без усвоения опыта человечества, без общения с себе подобными не будет развитых, собственно человеческих чувств, не разовьется способность к произвольному вниманию и памяти, способность к абстрактному мышлению, не сформируется человеческая личность. Об этом свидетельствуют случаи воспитания человеческий детей среди животных.

Так, все дети-маугли проявляли примитивные животные реакции, и у них нельзя было обнаружить те особенности, которые отличают человека от животного. В то время как маленькая обезьянка, волею случая оставшаяся одна, без стада, все равно будет проявлять себя как обезьянка, человек только тогда станет человеком, если его развитие проходит среди людей.


Человеческая психика подготавливалась всем ходом эволюции материи. Анализ развития психики позволяет нам говорить о биологических предпосылках возникновения сознания.

Безусловно, предок человека обладал способностью к предметно-действенному мышлению, мог образовывать множество ассоциаций. Предчеловек, обладая конечностью типа руки, мог создавать элементарные орудия и использовать их в конкретной ситуации.

Все это мы находим и у современных человекообразных обезьян.
Однако нельзя вывести сознание непосредственно из эволюции животных : человек — продукт общественных отношений.

Биологической предпосылкой общественных отношений было стадо. Предки человека жили стадами, что позволяло всем особям наилучшим образом защищаться от врагов, оказывать взаимопомощь друг другу.

Фактором, влияющим на превращении обезьяны в человека, стада — в общество, была трудовая деятельность т. е. такая деятельность, которая совершается людьми при совместном изготовлении и употреблении орудий.

Разница между психикой человека и психикой животного

В психике человека и животного можно заметить некоторые сходные черты. К примеру, общей является способность испытывать различные эмоции.

Тем не менее человеку свойственно то, что остается недосягаемым даже для высших, наиболее развитых животных. В чем состоит преимущество людей, и чем отличается психика человека от психики животного?

Попытаемся найти ответ на эти вопросы.

Общее понятие психики

Термином «психика» обозначается особый аспект, присутствующий в жизнедеятельности таких высокоорганизованных существ, как животные и человек. Данный аспект заключается в способности взаимодействовать с окружающей реальностью и отражать ее своими состояниями.

Среди процессов и явлений, связанных с психикой, называют: восприятие, ощущения, намерения, эмоции, сны и прочее. Психика приобретает свою высшую форму в виде сознания.

Только человек из всех живых существ обладает сознанием.

Сравнение

Познавательные способности

И люди, и животные воспринимают происходящее и запоминают информацию. Но у человека восприятие особое – предметное и осмысленное.

По поводу образности восприятия у высших животных ведутся споры. Память только у человека может быть произвольной и опосредованной.

Разница между психикой человека и психикой животного

Животным познание действительности лишь обеспечивает приспособление к окружающим условиям. И выживают те из них, которые приспособились лучше.

Человек умеет видеть существующие закономерности и сравнивать факты. Благодаря этому он может прогнозировать события и даже влиять на их течение.

Кроме того, люди имеют способность к самопознанию, что позволяет им контролировать себя и заниматься самовоспитанием и самосовершенствованием.

Особенности мышления

Хотя бы элементарным практическим мышлением обладают существа обоих видов. Но отличие психики человека от психики животного состоит в том, что только люди обдумывают и планируют предстоящие дела, намечают цели и рисуют у себя в голове предполагаемый результат.

Животное же может создать что-то, поражающее своей правильностью (например, пчелиные соты), но о представлении результата здесь речи не идет.
Животное, выполняя какие-либо действия, не способно выйти за рамки существующей ситуации.

Оно мыслит конкретно, опираясь на то, что видит и ощущает в данный момент. Человек же, находясь в определенной ситуации, может в уме оторваться от нее, просчитать шаги и последствия.

Иначе говоря, он наделен способностью мыслить абстрактно. Вдобавок к этому мышление человека способно принимать словесно-логическую форму, в то время как животным не доступны ни логические операции, ни понимание слов.

Эмоции и чувства

И человеку, и животному присуще испытывать эмоции. И проявляться они могут похожим образом.

Но человек – единственное существо, обладающее еще и чувствами.

Это выражается в способности людей сопереживать, сожалеть о чем-то, радоваться за другого, наслаждаться закатом и т. д. Если эмоции даны от природы, то нравственные чувства воспитываются именно в социальных условиях.
Люди общаются с помощью речи.

Этот инструмент способствует передаче общественного опыта, который имеет очень длительную историю. Благодаря речи у человека есть возможность получать сведения о явлениях, с которыми он никогда не сталкивался лично.

Животные издают голосовые сигналы. Подобные сигналы могут быть связаны лишь с явлениями, ограниченными настоящей ситуацией, или эмоциями, испытываемыми в данный момент.

Условия развития

Увидеть, в чем разница между психикой человека и психикой животного, можно, и проанализировав, что требуется для ее формирования в каждом случае. Так, механизмы развития психики животных не выходят за биологические рамки, и в человеческом обществе любая особь будет проявлять себя только как животное.

Человек же становится личностью и его психика развивается только среди других людей, при общении с ними, усвоении опыта всего человечества. В этом случае определяющим является общественно-исторический фактор.

Отличие психики человека от психики животного

Сравнение психики животного с человеческой позволяет выделить следующие основные различия между ними.
1. Животное может действовать только в рамках ситуации, которая воспринимается непосредственно, а все осуществляемые им акты ограничены биологическими потребностями, то есть мотивация всегда биологическая.
Животные не делают ничего такого, что не обслуживает их биологических потребностей.

11 Психика животных

Конкретное, практическое мышление животных делает их зависимыми от непосредственной ситуации.

Лишь в процессе ориентированного манипулирования животное способно решить проблемные задачи. Человек же благодаря абстрактному, логическому мышлению может предвидеть события, делать согласно познавательной необходимости — сознательно.

Мышление тесно связано с вещанием. Животные лишь подают сигналы своим родственникам по поводу собственных эмоциональных состояний, тогда как человек с помощью языка информирует других во времени и пространстве, передавая общественный опыт.

Благодаря языку каждый человек пользуется опытом, который выработан человечеством в течение тысячелетий и которого он никогда не воспринимал непосредственно.
2. Животные способны использовать предметы в качестве орудия, но ни одно животное не может создать орудие труда.

Животные не живут в мире постоянных вещей, не выполняют коллективных действий.

Даже наблюдая за действиями другого животного, они никогда не будут помогать друг другу, действовать сообща.
Только человек создает орудие по продуманному плану, использует их по назначению и сохраняет на будущее.

Он живет в мире постоянных вещей, пользуется орудиями совместно с другими людьми, перенимает опыт пользования орудиями труда и передает его другим.
3. Отличие психики животных и человека состоит в чувствах. Животные также способны переживать положительные или отрицательные эмоции, но только человек может сочувствовать в горе или радости другому человеку, наслаждаться картинами природы, переживать интеллектуальные чувства.

4. Условия развития психики животных и человека являются четвертым отличием. Развитие психики в животном мире подчинено биологическим законам, а развитие психики человека детерминируется общественно-историческими условиями.

И человеку, и животному свойственны инстинктивные реакции на раздражители, способность приобретать опыт в жизненных ситуациях. Однако присваивать общественный опыт, который развивает психику, способен лишь человек.
С момента рождения ребенок овладевает способами использования орудий и навыками общения.

Это, в свою очередь, развивает чувственную сферу, логическое мышление, формирует личность индивида.

Обезьяна в любых условиях будет проявлять себя как обезьяна, а человек только тогда станет человеком, если его развитие проходит среди людей. Это подтверждают случаи воспитания человеческих детей среди животных.
ПРИМИТИВНАЯ ИЗОЛЯЦИЯ.

Уход из негостеприимного Внешнего Мира во Внутренний. Младенец, наплакавшись, просто засыпает.

Взрослый погружается в мир собственных фантазий (хуже — применяет алкоголь или наркотики).
Девиз:Кролика дома нет! Помните эпизод из Винни-Пуха, когда Винни пришел к Кролику, а тот вещал из норы: «Кролика нет дома!» — «А куда он ушел?» — «К своему другу Винни-Пуху»/. — «Но я и есть Пух!» — «Ты уверен?» — «Конечно!» — «Тогда входи».
Достоинство: Поскольку Внешний Мир полностью игнорируется (Кролик не принимает!), он и не искажается (Кролик способен опознать Винни-Пуха).
Недостаток: Внешний Мир выключен. Какие бы проблемы не загнали Кролика в его нору, там он их не решит.
Заболевание:: Кролик, вообще-то, обсессивно-компульсивная личность (о типах личности, вообще, и о Кролике, в частности, см. Лекцию 1 на нашем сайте).

И действительно, «ведущей защитой у людей с преобладанием ОБСЕССИВНОЙ симптоматики является изоляция» [М-В, с.363]. «Обсессивность» современные психотерапевты применяют вместо старого термина «навязчивость» (надеюсь, что не из вредности, а в альтруистических целях — чтобы не пугать пациента; но если пациент знает английский или не поленится заглянуть в словарь, «навязчивость», в полном соответствии со своим смыслом, вернется). «Обсессивный» действует по принципу «я должен» и «если не я — то кто?». Очень утомительный стиль взаимодействия с Внешним Миром!

Если применять его постоянно, неудивительно, что время от времени хочется забраться в нору и никого не принимать.
Другой любитель уходить в себя — это счастливый обладатель шизоидной личности; если в норе он по делу (творит!) — все OK, но если просто непрерывно отсиживается, то ставится диагноз ШИЗОИДНОГО РАССТРОЙСТВА ЛИЧНОСТИ.
2. ОТРИЦАНИЕ.

 

Отказ принять само существование проблемы.
Девиз:No problem! или Все к лучшему в этом лучшем из миров!
Достоинство:
Способность эффективно действовать в экстремальных ситуациях. Отменное настроение.
Недостаток: А кто будет решать эту проблему? Кролик?

Нерешенные проблемы накапливаются, и в конце-концов обваливаются лавиной.
Заболевание — МАНИЯ. Состояние, что и говорить, субъективно приятное, но, к сожалению, рано или поздно заканчивается «обвалом», вплоть до МАНИАКАЛЬНО-ДЕПРЕССИВНОГО ПСИХОЗА.

Более легкий вариант: БИПОЛЯРНОЕ АФФЕКТИВНОЕ РАССТРОЙСТВО (то же, но на уровне вменяемости). Еще легче, скорее на уровне характера, чем заболевания: ЦИКЛОТИМИЯ (периодическая смена настроений: подьем — упадок).

3. ВСЕМОГУЩИЙ КОНТРОЛЬ.

Иллюзия возможности безграничного влияния на Внешний Мир.

У младенца это — нормальная фаза развития, когда в ответ на импульс голода в его распоряжении оказывается материнская грудь, а на импульс холода — теплое одеяльце. Чем взрослее, тем яснее, что грудь принадлежит не ему, а маме, что — кричи не кричи — если мамы нет рядом, пища не появится.

Ну почему так нельзя всегда?! Такова жизнь, малыш. Вырастай поскорей!

Но некоторые так и не вырастают.

Вопреки очевидности, они верят, что сохраняют магическую власть над миром.
Девиз:Все схвачено! или Если человек по-настоящему захочет — он все сможет!

(У Коэльо в «Алхимике» сказано даже, что в этом случае «вся Вселенная будет помогать ему».

Не заблуждайтесь, Дорогой Читатель! Вселенной нет дела до Вас — она занята своими туманностями. Остап Бендер ближе к Реальности: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих!»)
Достоинство: применяемая уместно, эта защита поддерживает жизненно важное чувствокомпетентности и эффективности личности.
Недостаток: неоправданно большие ожидания вводят в заблуждение и себя, и других. Вот недавно посмотрел я по ящику выступление Алана Чумака в «Школе злословия».

Ну ладно, Чумак хоть гуманист. А вот если всемогущим контролем заражены анти-гуманоиды, да еще и обладающие реальной властью над Внешним Миром — беда!

Отвратительные примеры: Гитлер, Сталин; отвратительные результаты.
Заболевание — СОЦИОПАТИЯ, причем низшего уровня (см. Лекцию 3 на нашем сайте).
4. ПРИМИТИВНАЯ ИДЕАЛИЗАЦИЯ И ОБЕСЦЕНИВАНИЕ.

Тоже иллюзия о всемогуществе — но не собственном, а заботящегося о нас лица (родителей, учителей, супруга, друга, психотерапевта). А поскольку это — иллюзия, то чудесные ожидания рано или поздно будут обмануты, и вслед за идеализацией неизменно следует обесценивание, чтобы освободить место для очередного объекта идеализации.
Девиз:О, как я в Вас разочарован! (А кто просил очаровываться?)
Достоинство: Живешь, «как у Христа за пазухой»: тепло и безопасно.
Недостаток: Периодический обвал-обесценивание и период беззащитности, пока не найден новый объект, пригодный для идеализации. Эффективный способ избежать обесценивания — это возвести объект на недосягаемый пьедестал, откуда его невозможно сбросить.

Конечно, это — Бог, который «непознаваем», «един в трех лицах», а также идет «неисповедимыми» путями. Впрочем, когда надоест плыть по течению с хоругвью «Все в руках Божьих», и Бога можно обесценить — повод всегда найдется.
Заболевание — НАРЦИССИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО ЛИЧНОСТИ, для которого как раз характерен скачущий драйв «идеализация-обесценивание» значимых селф-объектов (см.Лекцию №2).
5. ПРОЕКЦИЯ, ИНТРОЕКЦИЯ и ПРОЕКТИВНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ.
Мак-Вильямс объединила три защитных механизма по признаку «недостаточностьпсихологического разграничения собственной личности и окружающего мира» [М-В, с.144]. Разница все же есть:
— в ПРОЕКЦИИ внутреннее состояние ошибочно принимается как приходящее извне.
— в ИНТРОЕКЦИИ, напротив, приходящее извне ошибочно приписывается внутренним процессам.
— ПРОЕКТИВНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ смешивает оба процесса с результирующим агрессивнымвыбросом во Внешний Мир: объект не только не опознается, но и подвергается давлению, чтобы походить на проецируемую конструкцию.
Девиз:
— ПРОЕКЦИИ: Вот пришел к тебе маньяк. (см начало этой Записки).
— ИНТРОЕКЦИИ: Советское — значит отличное! Это — один из наиболее безобидных интроектов «совка».

Кто хочет современный девиз — легко подберет подходящий по пути на работу (метро — оклеено, улица — увешана). Только помните: интроект надо заглотнуть, а не выплюнуть сразу же — выплюнутый интроект интроектом не является.

А невыплюнутый долго и тяжело переваривается; при этом переваренный интроект интроектом уже не является. Признак настоящего (непереваренного) интроекта — расстройство.

Депрессняк, грубо говоря.
— ПРОЕКТИВНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ: Если я тебя придумала, стань таким, как я хочу. (Из песенки 60-х годов прошлого века.

Что-то потянуло в совковость. Тема, наверное, такая).
Достоинство:
— ПРОЕКЦИИ: служит основой эмпатии, т.е. способности «вчувствования» в психический мир другого, выбрав и спроецировав на него подходящую частичку из собственного душевного запаса. Например, вы не садист, но если в Вас есть хоть тончайшая садистическая струнка, Вы можете, настроив и спроецировав ее, понять сидящего напротив матерого садиста;
— ИНТРОЕКЦИИ: служит основой обучения тривиальным вещам, не требующим критического переосмысления (матушка, к примеру, учила меня пользоваться специальным кошачьим туалетом — и я без обсуждений заглатывал эту информацию, какой бы чуждой она мне тогда не казалась);
— ПРОЕКТИВНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ: если Вы видите в ближнем доброго и благородного человека (даже если на самом деле это категорически не так), то под грузом Ваших радостных ожиданий он может сломаться и сделать шаг в заданном направлении. Пример:Иешуа у Булгакова непрерывно повторяет «Добрый человек!» и неустанно аргументрует-внедряет свою проекцию.

Он успешно «обработал» таким образом Римского наместника, но не успел — местную власть, и потому был все же казнен. (А вот Алан Чумак, похоже, сумел бы «зарядить» всех).
Недостаток:
— ПРОЕКЦИИ: искажение объекта (Вы не видите, кто же на самом деле «пришел»);
— ИНТРОЕКЦИИ: искажение субъекта (Вы «не видите» себя, принимая чуждые, «непереваренные» интроекты за части своей собственной личности); в СССР целые поколения «строителей коммунизма» страдали соответствующим несварением;
— ПРОЕКТИВНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ: вы вредите не только себе, но и объекту, заставляя его «глотать» ваши собственные интроекты (как это сделать — см. в Лекции №3, раздел «И социопату нужна защита»).
Заболевания: ПАРАНОЙЯ (для проекции), ДЕПРЕССИЯ (для интроекции), СОЦИОПАТИЯ и ПОГРАНИЧНОЕ РАССТРОЙСТВО ЛИЧНОСТИ (для прективной идентификации).
6. РАСЩЕПЛЕНИЕ (splitting).

Черно-белое восприятие действительности.

Нормальная фаза начального развития, когда малышу для возможности социально приемлемого взаимодействия с Внешним Миром необходимо знать «что такое хорошо — и что такое плохо». Маяковский написал инструкцию для детей.

Но если на таком уровне действует взрослый — дело плохо: он не видит доступных зрелому сознанию полутонов и красок Внешнего Мира, но, в отличие от ребенка, может обладать реальной властью к его изменению.
Девиз:Я знаю, как надо.
Достоинство: снижает тревогу осмысления сложных (ни плохих — и ни хороших, т.е.реальных) объектов.
Недостаток: Внешний Мир воспринимается неадекватно, потому что он НЕ черно-белый.Галич предупреждал: «бойтесь тех, кто знает, как надо». Деление на «плохих» и «хороших» всегда ведет к конфликтам и, в конечном итоге, к войне.

Мы были на грани 3-ей Мировой, когда «хорошие» коммунисты насмерть противостояли «плохим» империалистам — и наоборот. Все — с самыми лучшими намерениями по Спасению Мира.

К счастью, большинство землян было не в курсе конкретной хроники спасения (все то, что могло взорваться, но по счастливой случайности — или жертвенной мужественности — не взорвалось). Теперь вот исламские экстремисты «знают как надо».

Остальные — уже воочию — пожинают плоды террора.
Заболевание — ПОГРАНИЧНОЕ (borderline) РАССТРОЙСТВО ЛИЧНОСТИ. (Разъяснение: «пограничное» не значит возникшее в результате перехода государственной границы. Не значит оно также некое промежуточное, смазанное состояние.

Это качественно выделяемое расстройство на границе между неврозом и психозом).
7. ДИССОЦИАЦИЯ.

Мак-Вильямс сомневалась, куда отнести эту защиту — к низшим или высшим.

Для высших не подходит «неразделимость Я»: диссоциирует (временно изменяется) вся личность в целом. Для низших не подходит ее «ненормальность»: все другие низшие защиты в разумных объемах естественно используются каждым в повседневной жизни, а диссоциация, по определению, происходит лишь в особых, экстремальных условиях.

Вот тут позвольте частично не согласиться. Диссоциация как ролевое поведение в ярко игровом стиле есть нормальный способ функционирования личности гистрионного (театрального, истерического) типа (см.

Лекцию №4), а таких среди нас немало, и они вполне в норме, если только не заболеют личностным расстройством.
Девиз: по Пушкину — Что наша жизнь — игра! или, по Шекспиру — Жизнь — игра, а люди в ней — актеры.
Достоинство: вносит радость и осмысленность во взаимодействие Личности с Внешним Миром.
Недостаток: можно «заиграться» и запутаться. Тогда роли становятся неадекватными или же выходят из под контроля.

Контакт с Внешним Миром ухудшается: стимулы не опознаются, реакции неверны.
Заболевание: ГИСТРИОННОЕ (истерическое) РАССТРОЙСТВО ЛИЧНОСТИ, ДИССОЦИАТИВНОЕ РАССТРОЙСТВО ЛИЧНОСТИ (непроизвольная диссоциация от незначительного стресса), МНОЖЕСТВЕННАЯ ЛИЧНОСТЬ (тяжелая патология, когда ролевые субличности не осознают друг друга).
Переходим к защитам ВЫСШЕГО УРОВНЯ. По Мак-Вильямс их шестнадцать.

Это сколько ж места надо!

Хозяин мне голову оторвет! (Проекция? Проективная идентификация?) Есть выход: Вы, Дорогой Друг, почитаете блистательную Мак-Вильямс самостоятельно, а Здесь и Сейчас я представлю высшие защиты чисто символически.
1. РЕПРЕССИЯ (ВЫТЕСНЕНИЕ).

Пустяки, дело житейское! (См. Защиту Карлссона в Лекции №4)
2. РЕГРЕССИЯ. — А я маленький такой! (см. там же)
3. ИЗОЛЯЦИЯ. — Не тронь Ребенка!

«Ребенок» — эмоциональная сфера, поскольку здесь прячется не вся Личность, как в ПРИМИТИВНОЙ ИЗОЛЯЦИИ, а только ее эмоциональная часть.

Цель — изолировать неуместный или травмирующий аффект (сильную эмоцию), чтобы не быть захлестнутым им. Имеет ТРИ ПРОИЗВОДНЫХ ЗАЩИТЫ:
4. ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИЯ — бесстрастно описывает аффект, не переживая его;
5. РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ — объясняет аффект или его фрустрацию по принципу Хорош виноград, да зелен;
6. МОРАЛИЗАЦИЯ — оправдывает аффект (гнев, ненависть, жестокость и т.д. — то, что нуждается в оправдании).
7. КОМПАРТМЕНМЕНТАЛИЗАЦИЯ (РАЗДЕЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ).

Удивительное сосуществование двух противоположных действий или идей, каждая из которых осознается, а противоречие между ними — нет. Пример: учитель-педофил.
8. АННУЛИРОВАНИЕ (UNDOING).

Покаяние, например. (Все же хорошая штука — религия! Сколько защит обеспечивает!)
9. ПОВОРОТ ПРОТИВ СЕБЯ. Любимая защита ДЕПРЕССИВНЫХ и МАЗОХИСТИЧЕСКИХ личностей.

Негативный аффект от недостижимого или опасного объекта (Бог, родитель, начальник, президент и т.д.) переносится на себя: «Это я виноват, что отец — алкоголик, начальник постоянно недоволен, в стране бардак, и всю неделю идет дождь».
10. СМЕЩЕНИЕ.

Уже лучше: негативный аффект бьет не по Вам, а по другому объекту — живому или неживому.

Просто учитесь автоматически выбирать подходящий объект. Если аффект тревоги сместился в метро или в паука — развивается фобия.

А вот если гнев на жену или начальство затратить на вскапывание огорода или приведение в порядок рабочего стола — это то, что надо.
11. РЕАКТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ.

В стремлении «быть хорошим» вы отрицаете «плохие» чувства: гнев, ненависть и т.д., и перерабатываете их в противоположные — доброжелательность, любовь. Похвально.

Но не учитывает природу Человека, который, к примеру, к одному и тому же объекту испытывает одновременно и любовь, и ненависть. Выбирая только одно, например, любовь, и «подгоняя» к нему другое, вы рискуете получить что-то вроде ЛЮБВИ ДО СМЕРТИ или ДРУЖБЫ ДО ГРОБОВОЙ ДОСКИ.

Если постоянно возникнет желание отсекать альтернативы, вспомните Кролика. Обсессивно-компульсивныйКролик предлагал Винни-Пуху на завтрак мед или сгущеное молоко. «И то, и другое!» — радостно отвечал не отягощенный патологией Пух. Надеюсь, я тоже не отягощен, поэтому быстренько заканчиваю:
12. РЕВЕРСИЯ — с субъекта на объект, и обратно; например, депрессивный (личностная особенность) психотерапевт, помогающий пациенту преодолеть клиническую депрессию, сам получает облегчение;
13. ИДЕНТИФИКАЦИЯ — от «идентификации с агрессором» до зрелых форм, способствующих развитию Вашей Личности;
14. ОТРЕАГИРОВАНИЕ — освобождение от беспокоящих внутренних импульсов; от примитивного «Сам дурак» до развитых и социально приемлемых форм (регулярные занятия спортом, например);
15. СЕКСУАЛИЗАЦИЯ (ИНСТИНКТУАЛИЗАЦИЯ) — кто спорит: здоровый секс — всегда хорошо!
16. СУБЛИМАЦИЯ — высшая из высших защит: перевод беспокоящих импульсов и аффектов в творчество.
Уффф. Всё!

Теперь читайте Мак-Вильямс, а я пошел: не все же сублимировать, так и заболеть недолго!

Запомните: использование только одной защиты, пусть и высшей, ведет к патологии. Чем больше «защит» (а на самом деле это просто разные способы взаимодействия Личности с Миром), тем богаче и устойчивей Личность.

В интересах пациентов Кот-Супервизор просто обязан активно применять не менее пяти высших защит ежедневно!
P.S.

Вчера, когда я описывал Низшую Защиту №5 (проекция-интроекция-проективная идентификация), то никак не мог вспомнить действующее лицо «Мастера и Маргариты», которое как раз и «обрабатывал» Иешуа.

Назвал его «наместник Рима». Вспомнил только сегодня: «Пятый прокуратор Иудеи, всадник Понтий Пилат».

А ведь это — рефрен, самые «заряженные» слова романа Булгакова.

ВЫТЕСНИЛ. Думаю потому, что бессознательно не хотел анализировать Иешуа, сопоставлять добро и любовь с «проективной идентификацией».

Я и сейчас думаю, что формально я прав, но этически.
Так вот, защиты действуют втихую, бессознательно. Если процесс осознается — это уже не защита (так, по крайней мере, по Мак-Вильямс).

Тогда интересно, как же я буду применять по 5 высших защит ежедневно, если не должен осознавать этого? Вопрос к Хозяину!
Комментарий Хозяина:
Да что там о сознательности-бессознательности! У тебя вообще беспредел.

Одна формулировка, что заболевание возникает в результате развития защиты, чего стоит! Чрезмерное развитие какой-то защиты лишь МОЖЕТ стать фактором (одним из многих!), который МОЖЕТ способствовать развитию коррелирующего с этой защитой заболевания.

А может и не стать.
Маниакально-депрессивный психоз, будет тебе известно, устаревший термин.
Еще — пограничное расстройство личности, которое якобы на границе между психозом и неврозом. Расстройство личности вообще не имеет отношения ни к неврозу, ни к психозу.

Можно говорить об УРОВНЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ личности — психотическом, или невротическом, или пограничном.
А что там у тебя с фобией: «Если аффект тревоги смещается в метро или паука — развивается фобия». Ну, извини!
— Мр-р-р-р.
— Я же говорил тебе, Василий, что защиты — тема трудная.
P.P.S. Нет ничего трудного для Кота-Супервизора! Тьфу!

Примитивное ОТРИЦАНИЕ. Надо разбираться. Не знаю, как Вы, Дорогой Читатель, а я вполне управляю своими защитами, по крайней мере, высшими.

Значит так.

Сначала ИЗОЛИРУЮ аффект («Мр-р-р-р…»), в том числе с помощью РАЦИОНАЛИЗАЦИИ и ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ (МОРАЛИЗАЦИЮ — отставить). А потом сплавлю Мысль и Чувство в экстазе СУБЛИМАЦИИ, отрясая с лап ошибки (незначительные) и развивая озарения (пограничные — между гениальностью и просто талантом) в рамках неуклонно назревающей темы: Как стать героем.

До встречи!
Не нашли то, что искали?

Воспользуйтесь поиском:

LiveInternetLiveInternet

Музыка

Цитатник

Без заголовка Еще одна наша с Владом статья для журнала MAXIM .
Дерек Сиверс: «Метод интервального повторения — лучший способ изучения языков программирования» .
Энергичный танец 10-летней девочки (werk) Энергичный танец 10-летней девочки (werk). Очень инт.

Ссылки

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Друзья

Постоянные читатели

Сообщества

Трансляции

Статистика

Разница между психикой человека и животных, это разница в степени, а не в качестве

Александр Костинский, Александр Марков
14.04.06
Существует ли непреодолимая граница между мышлением человека и элементами рассудочной деятельности животных? Действительно ли наш вид абсолютно уникален в этом отношении?

И насколько эти различия являются качественными, или, может быть, они только количественные? И можем ли мы утверждать, что все наши способности, такие как разум, сознание, память, речь, способность к обобщению, к абстрагированию, — так уж уникальны?

Или, может быть, все это есть прямое продолжение тех тенденций эволюции высшей нервной деятельности, которые наблюдаются в животном мире?
На эти вопросы отвечает руководитель лаборатории физиологии и генетики поведения биологического факультета МГУ доктор биологических наук Зоя Александровна Зорина: «Уникальные способности человека, его мышления действительно имеют биологические предпосылки.

И между психикой человека и психикой животных нет той непроходимой пропасти, которую долгое время как-то по умолчанию приписывали и подразумевали.

Причем еще в середине XIX века Дарвин об этом говорил, что разница между психикой человека и животных, как бы она ни была велика, это разница в степени, а не в качестве».
— Следовательно, Дарвину в какой-то момент перестали верить.
— Может быть, не поверили или оставили в стороне. Потом эта мысль была слишком провидческой.

Черниговская Т.В. — Человек и животное: главное отличие

И это вопрос не веры, а фактов и доказательств. Экспериментальное изучение психики животных началось в XX веке, в самом начале XX века.

И весь XX век — это история открытий, история приближения к признанию того положения, что мышление человека четко имеет биологические предпосылки, включая самые сложные его формы, такие как человеческая речь. И доказательство последнего положения были достигнуты только в конце XX века, последняя треть.

И сейчас эти исследования продолжают бурно и блистательно развиваться. То, что приматы приближаются к человеку, особенно антропоиды — это как-то можно себе представить.

А вот более такой неожиданный и не так укладывающийся в сознание факт — это то, что зачатки мышления в общем-то появлялись на более ранних стадиях филогенетического развития у более примитивных животных. Мышление человека имеет далекие и глубокие корни.
— Существует ли вообще определение мышления? Как провести формально грань между инстинктивным, бессмысленным поведением и именно мышлением?
— Давайте отталкиваться от определения мышления, которое дают психологи, что мышление прежде всего обобщенное опосредованное отражение действительности. Есть это у животных?

Есть. В разных степенях изучается и показано, в какой мере оно обобщенное и у кого и в какой мере оно опосредовано.

Далее: мышление основано на произвольном оперировании образами. И эта сторона психики животных тоже изучена и показано, что это есть.

Удачным ключом может служить определение Александра Луриа, который говорил, что акт мышления возникает только тогда, когда у субъекта есть мотив, делающий задачу актуальной, а решение ее необходимым и когда у субъекта нет готового решения. Что значит готового?

Когда нет инстинктивной, запаянной программы, алгоритма, инстинкта.
— Алгоритм может быть записан, а вот решение задачи добыть значительно труднее.
— Когда животное не имеет этого алгоритма наследственного, когда нет возможности этому научиться, нет времени и условий совершать пробы и ошибки, которые лежат в основе приобретенного поведения, а когда решение нужно создавать экстренным путем, вот сейчас, на основе некоторой экспресс-информации. Мышление — это решение задач, с одной стороны, с другой стороны, параллельный процесс — это постоянная переработка информации, ее обобщение, абстрагирование.

У человека это формирование вербальных понятий, а у животных раз слов нет, значит обобщений быть вроде бы не должно. Современные исследования — это одна из сторон развития науки о мышлении животных, изучение их способности к обобщению, то есть к мысленному объединению предметов, явлений, событий по общим для них существенным свойствам.

Вот оказывается, что животные способны не только к такому примитивному эмпирическому обобщению по цвету, по форме, но они способны выделять довольно отвлеченные признаки, когда информация в результате обобщения приобретает высоко абстрактную форму, хотя и не связана со словом. Я приведу пример из наших исследований – это обобщение признака сходства.

Вот вороны, на которых мы работаем, способны научиться сортировать предъявляемые им для выбора пары стимулов, выбирать из них тот стимул, который похож на предлагаемый им образец. Сначала показывают птице черную карточку, перед ней стоят две кормушки, накрытые черной крышкой и белой крышкой.

Она долго и упорно учится выбирать черную, если образец черный, выбирать белую, если образец белый. Это требует большого времени и труда и от нас, и от птицы.

А затем мы предъявляем ей цифры.

И вот она видит цифру два, выбирает два, а не три и не пять. Цифра три — выбирает три, а не четыре и не пять.

Выбирает такое же. Когда мы предлагаем ей выбирать, допустим, карточки с разными типами штриховки, она учится уже побыстрее.

Потом мы предлагаем ей множество: выбирай на образце три точки, выбирай тогда любой стимул, где три элемента, пусть это крестики, нолики, все, что угодно, но три, а на других карточках четыре, два, один. И последовательными шагами каждый раз ей надо учиться все меньше времени, хотя порядочно.

Но наступает момент, мы называем это тестом на перенос, когда мы предлагаем совершенно новые стимулы, например, вместо цифр от 1 до 4 — цифры от 5 до 8. За правильный выбор каждый раз она получает свое подкрепление. Хорошо уже обученной вороне мы предъявляем стимулы другой категории, новые, незнакомые ей.

Новый набор закорючек, с первого же раза они четко совершенно выбирают по принципу — такой же, сходный. А дальше мы предлагали им фигуры разной формы и предлагали выбирать: на образце маленькая фигура, а для выбора предлагаются две другие геометрические фигурки — одна маленькая, другая большая, больше никакого сходства нет, только размер.

И ворона, увидев маленький квадратик, выбирает маленький квадратик, если на образце маленькая пирамидка. И это признак другой категории — это сходство по размеру, ничего похожего, общего с исходным моментом, выбирай черное, если черное, уже нет.

Это высоко абстрактный признак: выбирай любой стимул, соответствующий образцу. В данном случае, сходный по размеру, независимо от формы.

Таким образом нашим классиком Леонидом Александровичем Фирсовым, ленинградским приматологом, были сформулированы представления о довербальных понятиях, когда животные достигают такого уровня абстрагирования, что формируют понятия, довербальные понятия о сходстве вообще. И у Фирсова была даже такая работа «Довербальный язык обезьян».

Потому что масса информации, судя по всему, хранится в такой форме абстрактной, но не вербализованной. А вот работы конца 20 века преимущественно наших американских коллег, работы на человекообразных обезьянах показывают, что в определенных условиях обезьяны могут довербальные представления, довербальные понятия связывать и с некими знаками, не с устными словами, они просто не могут ничего произносить, но они связывают это с жестами языка глухонемых или со значками определенного искусственного языка.
— Зоя Александровна, скажите несколько слов об эволюционном развитии мышления.

Можно сказать, есть ли какая-то связь между сложностью строения нервной системы и сложностью поведения?

Как это развивалось в эволюции?
— Если говорить с самых общих позиций, то ключом здесь, наверное, может служить давняя работа Алексея Николаевича Северцева, который говорил о том, что эволюция психики шла не только в направлении выработки конкретных программ, типа инстинктов, но в направлении повышения потенциальной способности к решению разного рода задач, повышения некоей общей пластичности. Он говорил о том, что у животных, высокоорганизованных животных благодаря этому создается некая потенциальная психика или запасной ум.

Вот чем выше организовано животное, мы и видим, собственно, это и в эксперименте, то именно эти потенциальные способности и проявляются, выявляются экспериментом и иногда проявляются в реальной жизни. Когда стали наблюдать за поведением горилл в природе, то, читая дневники Шалера, можно было подумать, что он за стадом коров наблюдает, потому что: покормились там, поспали, поели, перешли, такие деревья, другие деревья.

Но при этом те же гориллы, те же шимпанзе и все антропоиды способны к решению кучи задачи, вплоть до освоения человеческого языка, которые совершенно отсутствуют, не говоря о коровах, извиняюсь, а просто не востребованы в их реальном поведении. И запас когнитивных способностей у высокоорганизованных животных огромен.

Но чем ниже мы спускаемся, переходим к не столь высокоорганизованным животным, вот этот запас, эта потенциальная психика становится все меньше. И одна из задач биологических предпосылок мышления человека не только понять, где верхняя планка и как они приближаются к человеку, но и нащупать простейшие вещи, какие-то универсалии, откуда, из чего все берет начало.

 

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − три =