Семейный киднеппинг – что делать, если второй родитель похитил собственного ребенка

 

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

Домашний киднеппинг – что сделать, если второй родитель похитил своего ребенка?

Моя КОРПОРАЦИЯ ЗОМБИ в ROBLOX Я Создал Своего Зомби в игре Роблокс выживание в городе от FFGTV

От домашнего киднеппинга могут пострадать, как матери, так и отцы.

Часто в новостях мелькают заголовки “отец похитил ребёнка”. Не очень часто встречаются новости “мама похитила ребёнка”.

Но нужно помнить, что от домашнего похищения, прежде всего, страдают дети.
Термин “киднеппинг” означает похищение человека. Исходя из этого домашний киднеппинг — похищение и удерживание ребёнка одним из родителей.
О чем статья:
К большому сожалению, даже в сегодняшнем цивилизованном мире очень часто происходят аналогичные ситуации, когда один из родителей может забрать собственного ребенка и без следов исчезнуть.
Очень часто папы после развода или крупной ссоры забирают ребёнка — и прячутся в малоизвестном направлении. Среди матерей также такой случай — не редкость, но всё-таки большинство похитителей такого рода — мужчины.

Согласно данным статистики они выполняют это на порядок чаще женщин.

Наказание за семейное похищение ребенка

Родительский киднеппинг — страшная проблема. Ещё более ужасает, что в отечественном законодательстве нет подобного понятия, как семейное похищение.
В настоящий момент эти ситуации совсем не изменяется.

Благодаря этому почти не существует возможностей, как с этим бороться.
А дело все в том, что суд решает, с кем из родителей остаётся ребёнок, впрочем никакого наказания за несоблюдение данного решения не рассчитано.

Родитель просто может заплатить административный штраф — и продолжать удерживать у себя ребёнка.
Максимальное наказание за аналогичное действие сейчас — арест на 5 суток.

Но в большинстве случаев виновнику выходит его избежать.

Похитителю удаётся прятать ребёнка от иного родителя годами, и ни решения суда, ни судебные приставы ничего не способны сделать.
Такая ситуация осложнена тем, что за длительное время ребёнок может забыть второго из родителей — и в перспективе он сам не захочет к нему вернуться.

За длительное время разбирательств в суде ребёнок может вообще забыть, как смотрится его мама или отец, и затем не принимать их.

Благодаря этому он получает психологичную травму.
Для того, чтобы он вспомнил собственного родителя, нужно понемногу налаживать общение.

В этом случае с небольшим пострадавшим должен работать психолог.

Понемногу ситуация выправится и контакт между близкими людьми будет налажен.
Вообще тем родителям, которые попали в такую ситуацию, тоже не будет мешать помощь психолога.

Причём она необходима двоим родителям.
Происходит так, что родитель-похититель увозит ребёнка в другой город или регион.

Может быть, даже в иную страну.

Это ещё значительней осложняет проблематику. Но не стоит сдаваться: даже эти ситуации не считаются безвыходными.

В большинстве случаев детей удаётся вернуть достаточно быстро.
На западе существует уже давно практика уголовной ответственности за домашний киднеппинг.

Возможно, когда-либо это будет узаконено и у нас в государстве.
На этот же момент, правонарушение такого рода не считается таким страшным, из-за того что ребёнок все равно остаётся с близким человеком.

Бывает, что родителям даже после подобных больших конфликтных ситуаций удаётся свыкнуться.

Возможно, уголовное наказание только ухудшит проблематику, но начать настраивать подобающим образом ситуации домашнего киднеппинга всё-таки нужно.
А пока — родителям, попавшим в подобную ситуацию, имеет смысл узнать, что же делать в ситуациях, когда родитель где нибудь держит собственного ребёнка, без ведома второго.

Что сделать, если вы стали жертвами домашнего киднеппинга

В случае если второй родитель забрал вашего общего ребенка и не сообщает, где он находится, то можно начать действовать уже в тот же день:

  • Для начала, следует обратиться в полицию и объяснить собственную ситуацию. В том случае, если Вы вдруг не вкурсе номер собственного участкового, можно просто позвонить по номеру 112. Скажите подробности случившегося: где и когда видели ребенка в последний раз.
  • Обратиться к детскому омбудсмену, в органы опеки , чтобы они тоже подключились к ситуации.
  • Подать заявку в полицию. Сделать это необходимо в отделении по месту проживания. В заявлении необходимо показать на привлечение супруга/супруги к административной ответственности по статье 5.35 КоАП РФ (ст. 5.35. Неисполнение родителями или другими законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних).
  • Показать перечень мест, где могут прятать ребёнка. Сначала необходимо проверить не находится ли он у близких людей, друзей, знакомых.
  • Забрать из детской поликлиники медицинскую карту. Это поможет в случае если супруг (или супруга) начнёт оговаривать вас в некорректном уходе за ребёнком.
  • Обратиться с просьбой о помощи в социальной сети . Расположить информацию и фотографию ребенка, с просьбой помочь определить его местонахождение.
  • За помощью или советом можно обратиться в объединение “СТОПкиднеппинг” (или на ресурсе stopkidnapping.ru).
  • Важно записывать все разговоры по телефону с супругом , хранить все переписки с ним же, они могут потребоваться в суде.
  • Нужно уменьшить ребёнку выезд за границу .
  • В случае если вы обладаете информацией о каких-нибудь противозаконных делах супруга , даже не связанных с похищением ребёнка, то будет полезно сообщить эти данные полицейским, или уже в суде.

Дела такого рода решаются через суд. Розыскную работу в случае домашнего похищения проводят судебные приставы.

Благодаря этому необходимо также пойти в суд с иском об определении места проживания ребёнка.

Ключевые документы, которые потребуются в суде:

  • Свидетельство о заключении брака (если таковое есть).
  • Свидетельство о рождении ребёнка.
  • Выписка из исковой книги для доказательства регистрации.
  • Исковое заявление.
  • Прошение о принятии судом обеспечительных мер о возвращении ребёнка в обычную остановку: в нём нужно ссылаться не только на законодательство РФ, но и на Декларацию прав ребенка, Конвенцию о правах ребенка, Европейскую конвенцию по защите прав человека (статья 8).
  • Дополнительные материалы, к примеру: характеризующий материал на себя и ребёнка с места проживания, работы, общеобразовательных учреждений и дополнительных секций, которые посещал ребёнок.

Потом будет полезно предъявить копию искового заявления в органы опеки и попечительства. Это поможет сделать быстрее суд.

Необходимо обратить своё на то внимание, что физически забрать ребёнка у похитителя может лишь родитель.

Третьи лица сделать это не имеют право. Они могут только помочь в данном процессе, либо же воспрепятствовать причинению ущерба вам или ребёнку.

Как избежать родительского киднеппинга

Довольно нелегко может развиться домашний инцидент, если муж — иностранец, и вы живете у него на родине. Мусульманские страны не могут предположить наличия прав у матери на ребёнка — в случае развода он остаётся с отцом.

Очень часто и в прочих государствах закон таким образом оберегает интересы отца.
В отечественном законодательстве, согласно ст.

61 Домашнего кодекса, отец имеет равные права с матерью в отношении детей.

Впрочем на деле суд в полном множестве случаев решает оставить ребенка с матерью. Поэтому, некоторые папы теряют рассудок — и воруют ребёнка у матери.

В зоне риска находятся обеспеченные семьи, так как на то, чтобы организовать кражу собственного ребёнка, а потом ещё длительное время прятаться, меняя адреса, необходимы деньги.
Также похитители расходуются на адвокатов, посредников, приватные детсад или школу.

Стоит сразу сказать, что от подобной неприятности никто не застрахован.

Но большое внимание необходимо обратить тем женщинам, которые во время семейных ссор получают от мужа угрозы забрать собственного ребёнка. Стоит вернуться к данному вопросу, Находясь уже в спокойном состоянии — и оценить, как серьёзно настроен супруг.

Нельзя пугать его тем, что вы заберёте ребёнка и не допустите встреч с отцом, ведь он запросто может сделать то же самое.

Спокойно попытайтесь объяснить, что даже в случае развода не будете мешать общению, что ребёнку необходимы оба родителя. Иногда супруги после развода прямо ненавидят друг друга, но всё-таки нельзя воспрещать видеться с ребёнком.

В другом случае есть опасность родительского киднеппинга.

Нужно помнить, что для нормального душевного и психического состояния ребёнка между родителями должны оставаться нормальные дружеские отношения. В другом случае, младшему члену семьи может быть нанесена нравственная травма.

Нельзя ни в коем случае настраивать плохо его против иного родителя!
В РФ уже рекомендуют ввести уголовное наказание за похищение ребёнка одним из родителей.

В данном варианте, за еще одно несоблюдение решения суда последует уже уголовное наказание.

Благодаря этому, возможно, ситуация с семейными похищениями в недалеком будущем может радикально измениться.
Были ли у нас в жизни похожие ситуации?

И как вы из них выходили?

Поделитесь собственными историями в комментариях ниже!

Остановить похищения детей

Группа посвящена проблематике родительского киднеппинга.
Это информационная площадка, освещающая попавшие в средствах массовой информации и соц.сети истории домашнего киднеппинга.

Мы не оказываем юридические и др.коммерческие услуги!

Мы не делаем бизнес на горе родителей похищенных детей.
Показать полностью…
Мы поддерживаем изменения закона относительно домашнего киднеппинга, а конкретно за введение уголовной ответственности за факт насильственного физического изъятия ребенка одним родителем у второго родителя, а именно при помощи организованных групп людей (что должно являться отягчающим обстоятельством). Мы думаем, что такие деяния должны подпадать под 126 ст.

УК РФ (похищение человека), и также под 127 ст.

УК РФ (нелегальное лишение свободы).
Мы также выступал за изменения в Семейном кодексе, а конкретно за изменение ст.

69 СК РФ (лишение родительских прав), в которой должно быть разъяснено, что родительское похищение ребенка являтся собственно ожесточённым обращением с ребенком, также физическим и психическим насилием над ним, и также злоупотреблением родительскими правами, за что родитель-похититель, кроме уголовной ответственности, должен быть лишен родительских прав по вышеизложенным основаниям.
Мы поддерживаем изменение ст.

73 СК РФ (ограничение родительских прав) и думаем, что в статью должна быть введена часть, благодаря ей родитель, с кем живет ребенок, за неисполнение конкретного судом графика общения ребенка со вторым родителем должен быть ограниченный в родительских правах на 6 месяцев (с правом восстановления в родительских правах в случае изменения собственного поведения), а ребенок передан второму родителю или в государственное учреждение в принудительном порядке до момента правового разрешения вопроса относительно прав двоих родителей.

Например если ограниченный в родительских правах родитель в течении 6 месяцев не изменит собственного поведения, его действия должны расцениваться как злоупотребление родительскими правами и считаться ожесточённым обращением с ребенком, также психическим насилием над ним, а сам родитель-нарушитель должен быть лишен родительских прав согласно ст. 69 СК РФ.
Мы поддерживаем изменение полномочий судебных приставов, полагая, что они обязаны быть награждены правом использования физической силы к должнику (родителю-похитителю, уклоняющемуся (в т.ч. злостно уклоняющемуся) от выполнения судебного решения об определении места проживания детей или о графике общения детей с родителем, проживающим отдельно) в рамках исполнительных производств по такой категории дел, также с правом вовлечения отрядов силового обеспечения выполнения судебного решения, правом вскрытия помещения, в котором прячут ребенка и т.д.
Также мы выступал за введение принудительной стационарной (!) экспертизы (психиатрической, прихологической, сексологической, комплексной и др.) двоих родителей по заявлению любого из них на проведение такой экспертизы. На Время проведения экспертизы родителям должнен быть предъявлен оплачиваемый отпуск (необходимы поправки в Трудовом кодексе), а дети обязаны быть на время помещены в государстенное учреждение либо во временную опекунскую семью (с согласия двоих родителей), либо находиться в оздоровительном экспертном учреждении с одним из родителей под надзором, а дети на ГВ обязаны быть расположены с матерью в палате.
На введение подобных изменений необходима политическая воля, которой нет в РФ на данное время.
_______________________________________
Принцип 6 Декларации прав ребенка
"Декларация прав ребенка"
(Принята 20.11.1959 Резолюцией 1386 (XIV) на 841-ом пленарном совещании Генеральной Ассамблеи ООН):
Малолетний ребенок не должен, помимо тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем с собственной матерью.
Конституция РФ, ключевой закон РФ:
Ст. 15, п.4: Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договора РФ являются важной частью ее правовой системы.

У МИЛАНЫ АЛЛЕРГИЯ на кошку? Мама в шоке не знаем что делать НАШ ОДИН ДЕНЬ

Домашний киднеппинг: что сделать, когда ребенка похитил один из родителей?

Общественники рекомендуют менять законодательство

«Я с 2011 года в разлуке с собственной дочкой… Когда супруг похитил ее, девочке было всего 11 месяцев, а в настоящий момент ей уже 7,5 лет.

Она выросла и не знает, что ее мама ищет ее, вот уже больше 6 лет…» — Алина Брагина (родоначальник проекта STOPкиднеппинг) в разлуке с дочкой с 2011 года, на руках у нее 12 судебных вердиктов про то, что дочка, Ариана Казанская, должна обитать с мамой, впрочем бывший сожитель прячется от судебных приставов, и решение суда не исполнено.

«Приставы взамен того, чтобы оберегать мои интересы, были на стороне отца. „Вы не замечаете, ребенок с вами не желает общаться“, — утверждали мне они, когда я пыталась забрать ребенка согласно суденому вердикту. Ребенка научили таким образом, чтобы он отказался от меня во время процедуры передачи от отца», — Юлия Яцевич говорит, что не смогла забрать ребенка у отца, из-за того что тот настроил его против матери.

«В декабре супруг втайне от меня вывез ребенка в Красноярск.

Сначала я верила в то, что мне поможет полиция, потом я верила в опеку, потом я пошла в суд. Согласно суденому вердикту сын должен находиться со мной, но, не обращая внимания на это все, передо мной закрываются двери, мне угрожают, меня даже вывозили в лес, сказали забыть ребенка», — согласно суденому вердикту сын Татьяны Колиберды должен находиться с ней.

Но, не обращая внимания на правовое решение, женщина не может забрать сына в течение четырех месяцев.

Эти истории, от них у любой мамы кровь стынет в жилах, в РФ, к большому сожалению, не редкость.

Согласно Семейному кодексу в случае развода родители должны собственными силами договариваться, с кем остается ребенок.

Если они договориться не могут, дело подается в суд. Но случается так, что один из родителей прячет общего ребенка, лишая иного родителя возможности общаться с ним, несмотря на решение суда.

«Мы обязаны создать советы, чтобы добавить корректировки в законодательство России. Сложность в том, что заявление от потерпевшего родителя в полицию не принимается, из-за того что это не похищение.

Это все особенно трудно психологически и для родителей, и для малышей», — сказала первый помощник председателя Комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, материнства и детства Юлия Зимова.

Она также презентовала памятку для родителей на случай похищения ребенка.
«В декабре прошлого года я первый раз столкнулся с данной проблемой, услышав об определенных случаях, был удивлен несовершенством законодательства и минусом межведомственного взаимные действия.

Мы сегодня делаем большой шаг с целью решения этой проблемы», — сказал первый помощник председателя Комиссии по общественному контролю и взаимному действию с общественными советами Артем Кирьянов.
Приватный детектив, со-основатель проекта «STOP киднеппинг» Екатерина Шумякина рассказала о собственном опыте в поисках похищенных одним из родителей детей.

«Наша социальная организация воссоединила около 100 мам, нами возвращено на данное время 12 детей.

В 50 процентах случаях решение суда выносится в пользу мамы, однако при этом дамы не видят собственных детей годами. К большому сожалению, в законе РФ отсутствует закон, устанавливающий ответственность за действия, когда один из родителей хитростью или силой забирает и прячет общего ребенка от иного родителя, лишая его возможности общаться с ребенком.

Нам случалось столкнуться с тем, чему даже нет определения в российской правовой системе — говоря иначе с семейным киднеппингом», — сказала Шумякина.
В онлайн режиме в совещании стола круглой формы приняла участие Светлана Агапитова, уполномоченный по правам ребенка Петербурга: «В настоящий момент у нас на контроле несколько данных случаев, они все связаны с неправомерной работой отцов, хотя были и ситуации, когда мамы прячут детей.

Судебным приставам исполнить решение суда очень часто нереально.

Нынешний закон даёт повод злоупотребления права одним из родителей. Сегодня целесообразно скорректировать законодательство и предъявить безусловное право текущей опеки лишь одному из родителей.

За злоупотребление правами родителя, не исполняющего решения суда, нужно уменьшить его в правах или лишены их. Когда один из родителей исчерпывается в правах, то судебным приставам легче действовать».

В ходе споры заместитель руководителя Управления организации исполнительного производства Федслужбы судебных приставов (ФССП) Дмитрий Желудков рассказал, почему судебные приставы не могут исполнить решения суда: «Сложность в том, что сам ребенок не хочет идти к другому родителю».

Он привел в пример случай, когда ребенок отказался решительно иди к матери, устроив истерику: «У нас подобных дел более 800, более 70 процентов исполнено, но имеются такие очень острые ситуации, когда мы не можем оказывать физическое действие на ребенка, выполняя решение суда».
Заместитель начальника УФССП России по Московской области Игорь Никишин, подтверждая слова Желудкова, отметил: «При совершении исполнительных действий основное — это ребенок.

В непростых случаях к совершению исполнительных действий мы привлекаем органы опеки и психологов.

Был случай, когда психологи работали с ребенком на протяжении полутора месяцев, лишь после этого мы смогли передать его матери. В прошедшем сезоне при помощи этой процедуры мы осуществили семь судебных вердиктов».

За неисполнение судебного решения судебные приставы тоже должны отвечать, считает член ОП РФ Галина Осокина.
«Это вопросы не просто безопасности семьи, а безопасности общества.

У нас нет системы безопасности. Должен быть создан закон про безопасность.

И должен быть закон об обязанности выполнения решения суда», — выделила она.
Осокина предложила ввести административный штраф, если один из родителей уклоняется от решения суда в первый раз и лишать родительских прав, если ответчик не исполнил решение суда во второй раз.

Беслан. Помни / Beslan. Remember (english & español subs)

В ходе споры были разобраны прецеденты похищения детей одним из родителей, обсужден потенциальный алгоритм действий второго родителя в данном варианте и предложения для изменения системы работы в данной области.

Пострадавшим мамам была предоставлена возможность получить консультации по каждому случаю с руководителями профильных ведомств.

«Мы сегодня рекомендовали всевозможные изменения в законодательство, которые связаны с введением уголовной ответственности за неисполнение решения суда. Родители рекомендовали ввести практику обязательного участия психологов на всех стадиях — и в работе приставов, и в работе судов», — подытожила Юлия Зимова.

Общественница отметила, что все предложения участников стола круглой формы будут оформлены в пакет мер, который станет отправлен на рассмотрение в государственную думу РФ.
Пресс-служба Общественной палаты Российской Федерации

Инструкция для родителей «Что сделать, если ваш муж или супруга «похитил/а» вашего ребенка?» (Скачать — 324.84 кБ)

«Сдохнуть хочется от того, что случилось»

Российские родители воруют друг у друга детей. Полиция ничего не сделает

«Помогите найти дочь, ее похитил отец», «я уже девять месяцев не знаю, где находится мой ребенок» — сейчас родители стали делиться случаями домашнего киднеппинга в соцсетях. Они рассказывают, как обивают пороги здешних органов правопорядка, борются за детей в суде и разыскивают их в каждом населенном пункте, а порой и за ее границами.

Закон во множестве ситуаций такого рода бессилен. «Лента.ру» записала истории похищенных детей.

«Нет никаких оснований, чтобы забрать ребенка»

«Мама видела, как Олег повалил меня на пол и начал бить ногами в живот. Она в ужасе сказала: »Сама не уходишь, хоть о ребенке подумай, что станет, когда она все будет понимать?» Я сомневалась: как же наша семья, как же дочка без отца.

Но я и так упустила большое количество времени. Потом упустила и очень важное — собственного ребенка.

Еве был год и восемь месяцев, когда ее похитил свой отец», — рассказывает мама Елена.
С будущим мужем они познакомились во всемирной сети семь лет тому назад.

Елена уже на протяжении многих лет работала в Москве аудитором по качествам и занимала должность руководителя.

Олег не был трудоустроен: с работой и деньгами ему иногда помогал отец. Им двоим было по 33 года, когда поженились.

Через пару месяцев он в первый раз ее избил. Она не смотря ни на что хотела сберечь семью, и через 2 года появилась на свет Ева.

«Его враждебность проявилась, когда мы еще начали встречаться, — вспоминает Елена. — Я видела, как он вел себя в магазине, когда, к примеру, ему попадался просроченный товар или неверно посчитанная сдача. Он накидывался на продавца или кассира: »Да я на вас претензию накатаю!

Да как вы смеете, да кто вы такие!» Казалось, что это просто характерность характера: человек — борец за справедливость».

Но потом эта характерность обернулась против нее самой.
От близких людей мужа Елена выяснила, что и отец Олега много раз бил его маму — на глазах у сына.

Прошение о побоях Елена написала в первый раз в ноябре 2015 года, когда супруг избил ее и заодно — ребенка.

В полиции женщину напугали: «Для чего дочке отец-уголовник?» Она написала отказную. Через 4-ре месяца Елена решила бросить мужа , даже собрала вещи.

Когда Олег увидел, как супруга пакует чемоданы, вдруг очень быстро выбежал из жилой площади. «Я сначала подумала: "Ну и слава богу".

А потом до меня дошло, что он поехал в детсад. Он забрал Евочку».
Олег отвез дочь к собственному отцу.

Когда вскоре туда приехала Елена, супруг избил ее и скинул с лестничной клетки. В полиции ей сказали: «Вы же в браке, у вас равные права, ничего сделать нельзя.

Нет никаких оснований, чтобы забрать ребенка».

Потом был суд: оказалось, Олег достаточно давно подал на развод. Еву на определенный период времени процесса оставили жить с ним, а маме выделили 48 часов на протяжении месяца для посиделок.

Елена считает, что супруг стал мстить ей за то, что она «вынесла сор из избы», рассказав в полиции о побоях, и планировал похищение. Она утверждает, что дочкой он никогда не интересовался.

Однако в последние месяцы супружеской жизни очень часто стал спрашивать, как за Евой ухаживать, чем кормить.

Она тогда радовалась, что у Олега в конце концов проснулись отцовские чувства.
Но положенные 48 часов на протяжении месяца Елена с дочкой Евой не виделись.

Отец очень часто девочку прятал.

А мама после встречи с отцом ребенка уходила с побоями. В полиции разводили руками: «Ничем не можем помочь.

Если вас бьют, поехали с нами, направим в поликлинику для снимания побоев. Не бьют — обращайтесь к приставам».

Елена вспоминает: «Как то он сказал, что даст мне Евочку для встречи, если я дам ему 20 тысяч рублей "за охрану ребенка от меня".

Он попросил перевести наличные средства банковскую на карту. Я засомневалась, что договоренность будет сделана.

И предложила вернуть средства при встрече. Олег не ответил».

В декабре 2016 года суд вынес решение о проживании дочки с мамой.

Только в летний период 2017 года ей напоследок получилось забрать дочь. Но вскоре бывший супруг подкараулил Елену с дочкой на прогулке и вырвал ребенка из рук на улице.

На День рождение мама отправила Еве по почте презент: посылка вернулась обратно. На звонки и сообщения Олег не отвечал.

«Ты больше никогда не увидишь собственную дочь!» — последнее, что Елена слышала от мужа. Сегодня и Олег, и Ева по заявлению Елены объявлены в федеральный розыск.

Мама уже девять месяцев не видела Еву и даже не знает, жива ли она: «Вот поговаривают, что у нас закон всегда на стороне матери.

А в реальности сделать что-то тяжело. Мой бывший супруг совсем не олигарх, у него нет никаких материальных ресурсов.

Существует только безнаказанность. Не знаю, что еще придёт в его безумную голову.

Я очень скучаю по дочке и изо дня в день надеюсь на чудо.

В моих снах мы с ней всегда вместе, играем и смеемся. Я буду бороться за собственную Евочку всю жизнь, если это потребуется».

«Дети — заложники взрослой истории.

Когда ребенку что-то внушают про иного родителя — это нелегкий для него эмоциональный инцидент, — отмечает домашний психотерапевт Анна Варга. — В сущности-то он привязан и к папе, и к маме, и для него естественно предпочитать их двоих. Если ему внушают какие-нибудь иные, неестественные чувства в отношении к родителю, с которым он не живёт, ему особенно трудно.

 

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

Это как бы эмоциональное насилие. Он либо начинает прятать собственные переживания, либо прикрепляется к внушающему родителю и развивает еще наиболее яркие внушаемые чувства, либо эмоционально рвет с иным родителем.

Эмоциональные разрывы — крайне вредная вещь.

У подобного человека, как показывают исследования, со здоровьем и работоспособностью хуже, и чувственная жизнь беднее, потомства нет. Это удар.

Такие разрывы нужно заращивать.

Ребенок должен взглянуть на этого родителя собственными глазами, а не мамиными или папиными. Речь идет даже не о любви и дружбе, а о контакте.

Родитель ему может абсолютно не понравиться.

Однако это уже становится его своим опытом, а не присвоенным чужим. Вот это важно».

За прошлый год около 800 российских детей должны были быть переданы родителям согластно судебному вердикту.

Более 230 пап и мам так и не получили ребенка от бывших супругов. Про это в апреле на открытом заседании в Общественной палате рассказал заместитель руководителя Управления организации исполнительного производства Федслужбы судебных приставов (ФССП) Дмитрий Желудков.

«Во многих случаях главной причиной домашнего киднеппинга считается мотив власти, — считает домашний психотерапевт Александр Черников. — Тем более когда родитель, похитив ребенка, сам им не занимается. Другими словами понятно — это похищение не ради сына или дочурки, а для удовлетворения собственного самолюбия.

Также может быть так, что "похититель" воспринимает расставание с супругом как оскорбление, унижение и пытается отомстить, ударив по самому заболевшему. Похищение тут исходит не из привязанности и любви, а из мотива самоутверждения».

Адвокат по семейным делам Максимилиан Буров разъясняет, что напрямую законодательством домашний киднеппинг не изменяется никак: «Статья 126 УК РФ ("Похищение человека") не учитывает ответственности для родителей: считается, что родитель не может быть похитителем, так как ребенок не понимает аналогичные действия как похищение.

Стало быть, можно обратиться исключительно к статье 5.35 Кодекса об административных правонарушениях ("Неисполнение родителями обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних"). Однако тут проблема заключается в том, что ответственность по данной заметке символическая, и привлечь к ней можно лишь в течение 2-ух месяцев с момента составления протокола.

Другой вариант — статья 330 УК РФ "Самоуправство". Мне известно три случая с возбуждением дела по данной заметке.

Но до приговора, который получил юридическую силу, не дошло ни одно. Решение по такой статье тоже символичное и не учитывает лишение свободы.

Если даже дойдет до приговора, кончится все штрафом.

Так что настоящего регулирования данной ситуации у нас никакого нет».

«Да вы ждите, когда ему 18 лет будет, сам приедет»

47-летний Виталий не видел собственного сына уже восемь лет. Его бывшую жену Таню осудили в 2009 году по делу об обороте наркотиков.

Тогда шестилетний Толя и пропал. Бабушка, которая и привела собственную дочь в криминал, забрала его и сбежала из-под подписки о невыезде.

Через шесть месяцев их нашли в Ярославской области.

Бабушку арестовали, а Толю отдали в приют, обещая скоро вернуть папе. «Скоро» затянулось. Отец обежал все приюты, но Толю не отыскал.

Виталий обращался в самарскую полицию, в прокуратуру, к уполномоченному по правам ребенка.

Но ответа нигде не было. Годом ранее мальчик должен был получить паспорт, отец искал его в базе ФМС.

Но человека с подобным именем там не оказалось.

Была у Виталия информация, что он может быть где-нибудь в Московской области, в закрытом поселке недалеко от Дубны, куда можно попасть только со спецпропуском.
Виталий переселился в Самару из Алма-Аты.

Они с Таней оказались соседями: 18-летняя художница и 31-летний физик, который интересовался плазменными технологиями и писал стихи.

Они поженились, и спустя год появился на свет Толя. Ничего не предвещало беды.

Виталий вспоминает: «Танины мысли стали уходить все дальше и дальше.

Мы начали браниться. Ей уже необходим был принц на золотом коне.

Жаловалась, что мало денег: мама зарабатывает больше.

Мы расстались. Ребенка оставили с ней.

Я потом два раза пытался обжаловать решение, но все откладывалось».
С мамой у Толи были непростые отношения.

Она могла поднять на него руку. «К примеру, перевернул краски ее, — вспоминает отец, — она его долбанет. Толик потом ревет.

Карандаш сломал — даст ему подзатыльник: "Что ты делаешь, бестолочь!"» Толик как-то сказал папе про маму с бабушкой: «Я вырасту и взорву их».

Как то бабушка Людмила Дмитриевна попала в поликлинику. Виталий с Таней видели, что с ней происходит что-то непонятное, однако ничего не понимали.

В поликлинике доктора сказали, что у нее психическое заболевание. А потом психиатр подозвал Виталия отдельно и предупредил: «Скоро и у жены вашей будет то же самое».

Виталий ищет собственного сына уже восемь лет. По прошествии этого времени он слышал в собственный адрес многое: «Да вы ждите, когда ребенку 18 лет будет, сам приедет», «Ты ему не требуется».

«У меня опускаются руки, — объясняет отец Толи. — Психовал часто, что полиция ребенка не искала.

Ну что они там: походили, походили, пособирали бумажки. И все на этом кончается.

Пообещали лишь, что смогут помочь. А потом стопор. Я уже никому не верю.

Сдохнуть иногда хочется от подобной жизни, от того, что случилось. Но нужно бороться до конца.

Искать. А что еще мне делать?»

«Был случай, — рассказывает адвокат Максимилиан Буров, — когда отец с официальной заработной платой в 20 тысяч заплатил пять тысяч алиментов, сел в Ferrari и уехал.

Обыкновенная практика, и всем плевать. Приставов привлечь за ничего не деланье неимоверно тяжело.

Как вообще приставы кого-то ищут: сидят и оновляют базу.

Обновил — не изменилась регистрация, обновил — снова нет, еще раз — ах, должник переселился в другой регион, передаю производство. А если идет речь о розыске, приставы напрямую говорят: "Поищите, и мы приедем".

Никакого настоящего розыска не идет.

Кроме того, есть коррупционная составная часть. На моих глазах как то пристав вырвал ребенка у мамы из рук.

А потом ездил на исполнительные действия с должником на одной машине.

Судьи тоже себя ведут по-разному. Как то судья заявила маме во всеуслышание: "Как вы вообще могли кинуть такого мужчину?" А там такой был человек — на полном обеспечении родителей, он даже в полицию с папой ходил.

А в сообщениях бывшей супруге писал: "Я маг, я чародей, я космос!

У меня задача, а твой адвокат проклят!" И потом психиатрическую экспертизу предлагали провести маме, а не ему».

Что СКРЫВАЕТ ЗЛОЙ МОРОЖЕНЩИК? #1 Он ПОХИТИЛ нашего ДРУГА? Милана и папа в игре Ice Cream от FFGTV!

«Не стесняясь, он всем рассказывал, как купил суд»

В первый раз отец забрал Диану летом 2015 года, когда ей было 6 лет. Он сказал маме Екатерине, что поведет дочь в кино, а сам отправил ее за границу наряду с бабушкой и няней.

Денис сообщил Екатерине: «Ребенка я похитил, увез в Болгарию.

Хочешь, беги в полицию, подавай в суд. Деньги я уже приготовил».

Помогать в поиске без решения суда никто не хотел.

Мама нашла Диану сама через два с половиной месяца на Крымском побережье, охрипшую и с зелеными соплями. Доктор ей потом говорил: «Мамаша, вы где были, у вашего ребенка в легких пятна и дыры.

Либо пневмонию, либо коклюш пропустили».

Екатерина подала в суд. Местожительство ребенка было определено с отцом: «Девочка достигла шестилетнего возраста, и больше в постоянной материнской опеке не нуждается».

Денису 39 лет, он рейдер.

С Екатериной они познакомились в августе 2008 года. Она не сразу разглядела его враждебность: очень быстро они стали жить вместе и появилась на свет Диана. «Если там твоя семья, живи там», — сказала Екатерина Денису, когда он, как и каждый Новый год, хотел уехать один — отмечать праздник с мамой.

Он ударил ее по губам. Она тогда была беременна вторым ребенком. Но перенервничала и случился выкидыш.

Целиком они расстались в феврале 2011 года, через два с половиной года жизни вместе. «Мы поругались из-за какой-то ерунды, он меня опрокинул в ванную и стал душить. Няня его оттаскивала, — вспоминает Екатерина. — Потом Денис жил у мамы.

Через пару месяцев я позвонила ему ради дочурки.

Он сказал: "Катя, мы с тобой расстались! И вообще, я сплю".

Я поставила точку. Диане было полтора года».

Все таки, в последствии Денис мог видеться с дочкой, когда хотел. Даже когда Екатерина опять вышла замуж и родила вторую дочь Мирославу.

Но отношения между отцом и матерью нормальными так и не стали.

С самого утра 9 сентября 2016 года на Екатерину и ее дочь напали: Денис, его брат и еще несколько мужчин на 2-ух машинах. Мама вспоминает: «Диана плохо кричала и так цеплялась за мою шею, что даже повредила позвонки.

Свидетель вызвал полицию, однако она приехала буквально через пару минут после того, как Диану увезли. Если бы я хотя бы еще немного продержала ее…» Денис начал нападать Екатерину с каждой стороны. «Не стесняясь, он всем рассказывал, как купил суд, арестовал мое имущество, как разорил моего второго мужа и завел на него уголовные дела, — вспоминает мама Дианы. — Он хотел, чтобы я не работала, не имела возможности продать жилую площадь, чтобы мне неоткуда было брать деньги на адвоката.

Так я не имела возможности по-новому подать на пересмотр дела. Иначе ему бы понадобилось еще 1 миллион долларов на это потратить».

Диану мама нашла только в декабре 2017 года.

В одной из школ подружка встретилась с ней фотографию у охранников, а под ней телефонный номер людей Дениса — звонить, если Екатерина придёт. В первые за практически полтора года разлуки встречу Диана кричала собственной маме: «Уходи!

Ты меня похитишь! Я хочу жить с папой!» Ей необходимо было пару минут, чтобы "взять себя в руки" и обнять маму: «Давай изо дня в день видеться, обещаешь?» Мама с дочкой могли встречаться урывками на площадке у школы и исключительно под надзором учительницы и водителя.

Его чуть не выгнали с работы, когда он разрешил им пойти в соседнее кафе.

Екатерина приходила изо дня в день, чтобы хотя бы на пятнадцать минут увидеть ребенка.

Однако уже пару месяцев она не знает, где находится Диана.

Отец девочки не дал маме поздравлять ее с днем рождения даже по телефону.

Мама Дианы убеждена: ребенок Денису особо не требуется. В настоящий момент Дианой занимаются шофер и няня. «Для него и встречи с ребенком были чем-то вроде галочки: вот он пришёл, погулял, сходил с ней куда-то, галочка».

Екатерина связует это с тем, что самого Дениса наряду с его братом мама в раннем возрасте забрала у отца: «Он как-то говорил моей маме: »Я так Кате благодарен, что мы расстались, однако у нас сбереглись хорошие отношения, и она не запрещает мне видеться с дочкой. А вот собственной маме я никогда не прощу этого»».

Катя вспоминает — до недавнего времени только и делала, что хныкала. «Просто была раздавлена и уничтожена, мне не хотелось жить.

Диана часто мне снится, разговаривает со мной: »Мамочка, потерпи еще немного, мы скоро будем вместе». Я думаю о ней каждую ночь и не могу уснуть.

Душа болит.

Мне ничего не остается, как бороться за собственную дочь. И я готова к борьбе.

К Денису у меня абсолютно нет злости.

Мне его жаль. Из-за того что я понимаю, что Диана ему этого не простит, когда вырастет.

Он сам это понимает. Эта боль остается с нами уже насовсем, наверняка… Надеюсь, что мы когда-либо сможем забыть этот ужас и жить в мире».

«Иногда киднеппинг связан с детским опытом похитившего родителя. К примеру, это может быть следствием воспитания, когда ребенок думает, что есть у него особенные права и он может не считаться с остальными.

Такое ощущение вседозволенности. Оно развивается, когда один из родителей балует ребенка и все позволяет.

Либо же человек мог пережить опыт глубокого одиночества и «отвердения» в раннем возрасте.

Все это приводит к появлению нарциссических черт характера: такой человек воспринимает уход партнера как унижение и умаление его значительности.
Более того, мотивом может быть страх потери.

Например, когда сам «похититель» в раннем возрасте перенес опыт запрета на общение с папой или мамой.

У него вырисовывается нежелание опять пережить утрату. Тем более, если в последствии он активно занимался воспитанием собственного ребенка.

Он может воспринимать мужа или жену как постоянную потенциальную опасность отношениям с ребенком и предупредительно строит защиту.

Абсолютно не имеет значения, какими правильным обоснованиями все это подкреплено. Во всяком случае, это игры про власть, а не про любовь», — рассказывает психолог Александр Черников.

«А мама буду лишать родительских прав»

Дочь 37-летнего москвича Дмитрия (все имена изменены по просьбе героя) имеет двойное гражданство. Супруга сделала ей молдавское, когда первый раз вывезла к близким людям.

Потом ему только сказала: «Я оформила нашему ребенку второе гражданство — ты же не против?» А теперь она вывезла Алину из России, хотя Дмитрий успел поставить запрет на вывоз: они проехали через Беларусь. «И как бы есть документы, — говорит отец девочки, — однако, как оказалось, их можно скорректировать: одна-две буквы, и ребенка вывезли. И по нашим законам ей за это не будет ничего.

А вот в Молдавии за преступный вывоз ребенка дают от 2-ух до 6-ти лет».
Дмитрий познакомился с Никой на работе в сети торговли в 2009 году.

Ему 28 лет, она на 4-ре года моложе. Через 2 года они поженились, появилась на свет Алина. «Столько лет мы жили спокойно: я работал, помогал ей встать на ноги, оплатил ее усредненное специализированное образование, курсы разные, автомобильную школу.

Она подрабатывала, маникюры-педикюры людям делала. Готовила хорошо, вела хозяйство.

А когда появилась на свет дочь, начались какие-нибудь непонятки.

Как это накрыло мою жену, не понимаю. Нормальная была девушка, активная, веселая.

Она стала всего бояться, стала очень часто ходить в церковь», — вспоминает отец Алины.

Ника ездила домой три-четыре раза в течении года, иногда оставалась там на месяц, а потом могла вернуться без Алины.

Дмитрий вспоминает: «Посещали иногда такие мысли: вот попаду я в аварию, она вообще обо мне будет беспокоиться?

Не желает она отвечать за семью. Ее несу только я. И я часто чувствовал, что я не требуется».

Сам он никогда не был в ее родном селе.

Раньше у него не было заграничные паспорта. По его подозрениям, дядя жены Богдан «ударился в церковь и похоже стал фанатиком».

Яблоком раздора стала работа. Ника жаловалась мужу: финансов не хватает.

И предлагала завести второго ребенка. Дмитрий отвечал: «Какие проблемы?

Давай хоть сразу 3-го, только иди сначала заработай на памперсы». Он так привык: в его семье трудились и отец, и мама.

Ника забрала четырехлетнюю Алину и уехала в Молдавию.
В настоящий момент Алине практически 7 лет. Последний раз отец видел ее в январе: ребенок не знает цифр, ею никто не занимается. Общаться с
отцом дочурки первое время разрешали исключительно по телефону. Но в определенный момент Алина практически забыла российский, начала говорить по-молдавски, а потом и совсем перестала брать трубку.

Дмитрий пытался выяснить что-то у здешних органов опеки в Молдове, но ему не ответили. От близких людей жены лишь одна претензия: он не дает ребенка.

Плюс ко всему есть решение российского суда про то, что ребенок будет жить с папой.
«Иногда казалось, вдруг супруга на следующий день позвонит, скажет: "Митенька, все хорошо, я здорова, приезжай, бери дочь", — вздыхает Дмитрий. — Но нет, такого не будет.

Ну, если супруга не станет думать собственной головой и беспокоиться об Алине, я выкраду дочь из Молдавии.

А мама буду лишать родительских прав, если она и дальше будет прятать от меня дочь».
«Родитель, у которого похищают сына или дочь, не представляет реальной опасности. В большинстве случаев через ребенка сводятся счеты супругов между собой.

Данное слово в их конфликтном диалоге.

Ребенок считается таким «расходником», и, в основном, взрослые не исходят из его интересов.
Дети включены в эмоциональное поле семьи.

И если там страх, тревога, гнев — ребенок этим заряжается.

Он ощущает состояние родителей. Может либо к нему приобщаться, либо очень пугаться (когда, к примеру, гнев он поделить не может).

Минимум, что происходит в последствии, — ему тяжело эмоционально сепарироваться от родительской семьи. Также могут возникать трудности в разработке семьи своей», — отмечает психотерапевт Анна Варга.

«В апреле был стол круглой формы в Общественной палате, который организовало волонтерское движение "STOPкиднеппинг". Мы рекомендовали ввести уголовную ответственность за домашний киднеппинг (ясно, что она обязана быть намного меньше, чем за простой), и также ограничение в родительских правах за злостное неисполнение решения суда об определении места проживания ребенка.

Из-за того что практически в настоящий момент такие похитители дают понять, что решение суда — это просто бумага, над которой можно посмеяться, даже не имея существенного административного или ресурса в финансовом плане. Тут, разумеется, интерес не в контакте с ребенком.

Это просто месть, — говорит юрист Максимилиан Буров. — Чтобы возвращать мамам детей, их необходимо забирать, а если ничего не делать, они сами не материализуются».

 

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − десять =