Созависимость с матерью причины и особенности поведения

 

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

Родителям

Созависимость с матерью причины и особенности поведения

Признаки, которые смогут помочь вам понять, созависимы ли ваши отношения с мамой и папой

Созависимость отношений с мамой и папой

Когда мы слышим слово «созависимость», первым делом мы хотим представить себе насилие во взаимоотношениях между парнем и девушкой. Но суть не всегда в этом.

В это сложно верить, но самая сильная созависимость – во взаимоотношениях между одним из родителей и ребенком, а не между парнем и девушкой. В созависимых отношениях родителей и детей черта между защитой и навязчивостью, между нормальной и чрезмерной вовлеченностью сильно размыта.

Выявить созависимость во взаимоотношениях между одним из родителей и ребенком достаточно проблематично.
Рассмотрим несколько признаков, которые смогут помочь определить созависимость во взаимоотношениях между родителями и детьми.
1. Созависимые родители показывают мышление жертвы
Все мы встречаемся с жизненными трудностями, но созависимые родители думают, что в этом виноваты окружающие (а тем более – их дети). Часто родители прививают детям ощущение вины с целью получить сочувствие от ребенка за собственные отрицательные переживания и в конечном счете – достичь от него необходимого поведения.
Тут и прячется проблема. Взамен того чтобы справляться с собственными эмоциональными травмами здоровыми способами (при помощи саморефлексии и психотерапии), созависимый родитель переключается на ребенка и требует компенсации.
Эта компенсация может принимать разные формы. К примеру, мама, которая рано родила дочь, возлагает на нее большие надежды, чтобы через нее возместить то, чего сама она не смогла достичь в жизни.

Созависимый отец может требовать от сына достижений в спорте, чтобы возместить то, что в раннем возрасте он сам не был спортивным ребенком. Если ребенок принимает решение идти собственным жизненным путем, родитель будет манипулировать при помощи чувства вины, чтобы достичь его подчинения.
2. Созависимые родители никогда не совершают ошибки
В нормальных отношениях иногда прав кто-то один, иногда – другой. В созависимых отношениях ребенка и родителя последний считает, что собственно он всегда прав.

Даже когда ребенок уже достиг зрелого возраста, родитель не обсуждает собственную позицию и даже не допускает, что он может заблуждаться. Взамен этого он всегда стремится навязать собственное мнение и «поправить» мнение ребенка.

В созависимых отношениях не разрешается открытое рассмотрение, в котором с самого начала нет ни правых, ни виноватых.
Созависимый родитель не прислушивается к чувствам и проблемам ребенка и не пытается узнать лучше его как личность. Каждую спорную ситуацию он воспринимает как опасность собственному авторитету.
Если даже станет понятно, что родитель неправ, он не будут оправдываться или сделает это вынужденно и неискренне. Он нуждается в полном превосходстве над ребенком, и любое признание его неправоты будет воспринято им как признак слабости и повод обжаловать его главенство во взаимоотношениях.
3. Созависимые родители чрезмерно эмоциональны
Люди иногда плачут, кричат или выражают собственное отношение к происходящему молчанием, однако у созависимого родителя эти действия доведены до идеала. Когда родители ощущают, что теряют контроль над ситуацией или право окончательного слова в споре, они начинают хныкать, кричать или запугивать ребенка еще одним вариантом, чтобы повернуть ситуацию в собственную пользу.

Прибегая к данной тактике действия, созависимый родитель часто обвиняет ребенка в том, что он безжалостный или хладнокровный, или сам выполняет вид, что не понимает ситуацию.
Если ребенок плачет или выражает боль или злость, созависимый родитель может выражать непривычную для него злость и говорить, что ребенок так себя ведет, чтобы манипулировать родителями. По правде говоря родитель расстроен, что его тактика обернулась против него самого.
4. Созависимые родители никогда не слушают детей
Большинство детей созависимых родителей говорят, что общаться с собственными родителями – все равно, что говорить с стеной из камня. Какими бы убедительными ни были аргументы ребенка, созависимый родитель никогда не изменит собственного решения, а начнет опровергать доводы или же просто их проигнорирует.
5. Созависимые родители бездумно повторяют слова и фразы
Взамен того чтобы прислушаться к чувствам ребенка, созависимый родитель бездумно повторяет, отражает или передразнивает его слова и фразы. К примеру, если ребенок говорит, что родитель задевает его чувства, тот через пару часов может обвинить его в том же самом.

На что бы ни жаловался ребенок, созависимый родитель всегда оборачивает эту ситуацию против него, переходя от защиты к нападению. Если открыть такую стратегию родителя, он проигнорирует ваши слова, разозлится или смутится.
6. Созависимые родители испытывают перепады эмоций
Сильные перепады настроения могут происходить на протяжении как пары минут, так и нескольких суток. Но созависимый родитель может быстро переходить от одной крайности к другой.

Это случается, когда он при помощи действий смог достичь того, что ребенок пошёл на уступки. Созависимый родитель может кричать и впадать в истерику, однако, как только он добьется желаемого, может сразу стать жизнерадостным.

И наоборот, он может принять хмурый вид, чтобы справиться с чувством вины, которое появляется в результате такой действия.
К примеру, мама может кричать на сына благодаря тому, что он нечасто ей звонит. В результате сын может сдаться и посулить звонить чаще.

ОБИДА НА РОДИТЕЛЕЙ / психотерапия с Димой Печкиным / Созависимые отношения

Когда мама достигнет желаемого, для закрепления собственной победы она может сказать: «Мне все равно, будешь ты звонить либо нет. Но ты должен это делать».

После чего сыну придется не только чаще звонить, но и уверять мама в том, что он на самом деле выполняет это по своей собственной воле, таким образом освобождая ее от любой ответственности и вины.
7. Созависимые родители всеми силами пытаются удержать контроль
Контроль – остаточная цель всех созависимых родителей. Большинство из них ждут от детей некрасиво сильной любви и обожания, чтобы возместить то, чего им не хватает в иных отношениях.

Созависимые отношения. Причины и выход

Часто созависимые родители стремятся получить от своих детей любовь и внимание, которые они не сумели обрести от своих своих родителей. Это меняет роли во взаимоотношениях между родителями и детьми и выполняет их ядовитыми.
независимо от того, что стремится получить родитель в созависимых отношениях с ребенком, он часто теряет самообладание, когда не может достигать желаемого. Если родитель принимает роль жертвы, чтобы вызвать у ребенка ощущение вины, он может неожиданно стать агрессивным, если его план не приносит результата.

И наоборот, если родитель манипулирует ребенком при помощи пассивно-агрессивного поведения, он может начать преобладать и говорить с ребенком открыто.
Необходимо помнить, что подобные изменения в поведении – это не случайная перемена настроения. Созависимый родитель показывает собственную истинную сущность, а в другое время он действует по намеченному плану, чтобы достигнуть собственной цели.

Когда цель не достигнута, продолжать действовать по плану больше нет смысла.
8. Созависимые родители мастерски манипулируют
Самая эффективная форма действия – спрятанная. Примерами скрытых действий могут быть игнорирование, пассивно-агрессивные комментарии, отказ от причинения ущерба, проекции и т. д. В созависимых отношениях ребенок часто находится в замешательстве: кто из двух поступает неверно – он или родитель?
Часто созависимые родители прибегают к манипуляциям подсознательно. Они искренне верят, что поступают в детских интересах, и не замечают собственного манипулятивного поведения.

Когда им прямо на это указывают, они искренне и глубоко расстраиваются.
В действительности созависимые родители часто манипулируют не благодаря тому, что хотят этого, а благодаря тому, что им это необходимо. Они не знают иного варианта контролировать собственного взрослого ребенка.

По этой причине они будут манипулировать при помощи денег, впечатлений, чувства вины и любых прочих инструментов, чтобы поддерживать созависимые отношения.
Как общаться с созависимыми родителями
Вышеприведенный перечень – достаточно не полный, признаков созависимых отношений на порядок выше. Созависимые отношения не так легко узнать, однако при этом они резко отличаются от здоровых отношений между родителями и детьми.
Нет обычных и быстрых вариантов борьбы с созависимыми отношениями. Они в большинстве случаев зависят от личностных свойств родителей и ребенка и от того, насколько сильна созависмость.

Внимательный контроль собственных границ, обсуждения и сеансы семейной психотерапии способны помочь созданию здоровых отношений между детьми и родителями.

Созависимость матери от успешности обучения её ребёнка

Подобного рода созависимость вырисовывается у матерей в желании всеобщего контроля за успехами их ребёнка в учёбе, а еще их поведения в школе. Такие матери начинают жить учёбой и поведением их ребёнка в образовательном учреждении — учатся одновременно с ним, либо даже за место них.
Подобного рода поведение спровоцировано, разумеется не одной основой, а целым комплексом причин, посреди которых – инфантильность матери, непроработанные детские страхи, волнения, психологические травмы, скопившиеся стрессы, неврозы, неврозоподобные состояния, невротизация в общем, акцентуации характера, психопати?и, неправильные модели поведения и воспитания детей, неправильные установки матери в отношении ребёнка и воспитания, и мн. др.
Чтобы оценить степень созависимости, приведём следующий перечень моделей поведения при созависимых отношениях (по книге Б. Уайнхолд, Дж. Уайнхолд — Освобождение от созависимости) с маленькими изменением и дополнениями в конце перечня.
Авторы отмечают следующие характерности поведения созависимых. Хочется обозначить для себя те модели поведения, которые появляются у матери в отношении ребёнка.

Чем больше подобных пунктов, тем, исходя из этого, больше созависимость.
? немогут отличить собственные мысли и чувства от мыслей и чувств иных (вы думаете и испытываете ответственность за остальных людей);
? ищете внимания и одобрения иных, чтобы ощущать себя хорошо;
? ощущаете волнение или вину, когда у прочих “появились трудности”;
? делаете все, чтобы угодить иным, даже когда вам этого не хочется;
? не знаете, чего вы желаете или в чем нуждаетесь;
? возлагаете на иных обозначение ваших желаний и потребностей;
? верите в то, что иным виднее, чем вам, что для вас лучше;
? концентрируете всю собственную энергию на иных людях и их счастье;
? пытаетесь довести иным, что вы достаточно хороши, чтобы вас предпочитать;
? не уверенны, что можете сами беспокоиться о себе;
? верите, что каждому человеку стоит доверять;
? идеализируете иных и разочаровываетесь, когда они живут не так, как вы надеялись;
? хнычете или дуетесь, дабы получить то, что желаете;
? чувствуете, что иные вас не ценят и не замечают;
? вините себя, когда дела идут плохо;
? думаете, что вы не достаточно хороши;
? испытываете страх быть отвергнутым (отвергнутой) иными
? проживаете так, будто бы вы — жертва обстоятельств;
? хотите больше нравиться иным и желаете, чтобы они вас больше любили;
? пытаетесь не предъявлять требований к остальным;
? боитесь выразить собственные истинные чувства из страха быть отвергнутым;
? позволяете иным огорчать вас, не пытаетесь обезопасить себя;
? не доверяете себе и принятым вами решениям;
? испытываете трудности наедине с собой;
? делаете вид, что с вами ничего плохого не происходит, даже в том случае, если это совершенно не так;
? все время находите себе занятие, чтобы отключиться от мыслей;
? видите все или в черном, или белом свете — для вас или все хорошо, или все плохо;
? лжете, чтобы обезопасить или выгородить людей, которых вы любите;
? находите, что быть ближайшим с другими сложно;
? полагаете, что неожиданно веселиться и действовать сложно;
? регулярно ощущаете волнение, не зная почему;
? ощущаете себя вынужденным работать, есть, пить или заниматься любовью даже в том случае, когда это вам не доставляет никакого удовольствия;
? беспокоитесь, что вас могут кинуть;
? ощущаете себя погрязшим в отношениях;
? чувствуете, что вам необходимо заставлять, манипулировать, просить или подкупать иных, дабы получить то, чего вы желаете;
? плачете, дабы получить то, чего вы желаете;
? чувствуете, что вы руководствуетесь чувствами иных;
? ощущаете себя бессильным скорректировать собственное положение или достичь изменений в себе;
? думаете, что кто-то должен преобразился, Для того чтобы поменялись вы сами.
? практически все время думаете о поведении собственного ребёнка, его успехах в школе.
? неосознанно ожидаете, что позвонят из школы и сообщат, что-то досадное про вашего малыша.
? часто мысленно, в собственном сознании представляете, как вы будете реагировать на малоприятные сообщения из школы
? часто думаете и представляете себе, как вы будете общаться с вашим ребёнком, после получения вами малоприятных новостей из школы.
? регулярно переживаете про то, что ваш ребёнок вновь получит в школе двойку или нарушит дисциплину.
? угрожаете собственному ребёнку применить к нему малоприятные для него меры воздействия, если он вновь будет вести себя «плохо» в школе или получит двойку, либо предлагаете ему одобрение за прекрасное поведение и учёбу.
? не можете согласиться с тем, что ваш ребёнок не такой умный и/или покорный, как бы вам того хотелось.
? из-за проблем вашего малыша в школе, вы испытываете злость, ощущение вины, ощущение стыда, бессилия, непринятие ситуации, ощущение безысходности, обиды.
? чувствуете, что подобные отношения с ребёнком вас тяготят, но как их скорректировать вы не знаете.
? считаете, что ребёнок в собственном поведении не должен делать ничего, что вас раздражает, обижает, злит или пугает. (И вообще у вас внушительный список: «ребёнок должен…).
Созависимые отношения всегда деструктивны. В случае созависимых отношений между матерью и ребёнком (хочется ещё один раз выделить, речь идёт о созависимости собственно матери от ребёнка, а не наоборот) это приводит к тому, что со временем ребёнок начинает пытаться вырваться из лап подобных отношений.

В подобных отношенях есть явление домашнего гипнотизма.
Домашний гипнотизм один из видов животного магнетизма, проявляющийся в излишнем, ненужном контроле одного члена семьи иным, во имя семейных уз и др. (детальнее о животном магнетизме см. тут https://www.b17.ru/article/20694/).
Ребёнок начинает сопротивляться всему, что исходит от матери, это может выражаться в грубом поведении по отношении к матери, оскорблениях, противопоставлению себя ей и всем её указаниям, просьбам, «деланием на зло», реакциях протестного поведения, демонстративности, негативизма, злобности, вспышках ярости и гнева и остального аффективного и неадекватного поведения. Причём это переносится и на иных взрослых, в самой разной степени, в особенности на педагогов.

Мотивационная сфера такого ребёнка также страдает. Уменьшается учебная мотивировка, и, как последствие, ребёнок начинает хуже учиться, прогуливать уроки, а то и целые дни в школе.

Исходя из этого, из школы начинает поступать все больше жалоб, замечаний и использование административных мер к родителям. Это все приводит созависимых матерей к стремлению ещё больше начать контролировать жизнь и учёбу ребёнка, либо такая мама опускает руки и перестаёт принимать какие либо воспитательные меры, т.к. контролировать больше не выходит, а по-иному такая мама не может, не умеет.

Такая ситуация может привести к родительской депривации.
Родительская депривация лишение, минус любви родителей, заботы, ласки и внимания.
В отношении матери к собственному ребёнку и семейной ситуации в общем тут просматриваются следующие модели воспитания и отношения:
взаимоотношения в созависимых семьях отличаются как независимое, параллельное существование матери и ребёнка, и еще непоследовательность воспитательных воздействий со стороны родителей в отношении к ребёнку; нервозность и авторитарное пресечение матерью активности ребёнка; пресечение агрессивности, семейные конфликты; преобладание матери, неудовлетворенность ролью владелицы дома, самопожертвование в роли матери;эмоциональная дистанция между матерью и ребёнком, для которых отличительно пресечение внесемейных влияний, активности ребенка, что говорит об лишней концентрации матери на его проблемах. В подобных семьях родительско-детские отношения часто строятся по принципу либо потворствующей, либо преобладающей гиперпротекции.

Ребёнок в такой семье находится в самом центре внимания, семья стремится к самому большому удовлетворению его потребностей; стремление сберечь позитивное впечатление о семье среди окружающих;избегание помощи снаружи (психологической, социальной, медицинской и др.); проецирование собственных минусов и комплексов на ребёнка; стремление «переделывать» ребёнка, а не пытаться поменяться самому.
Из этого всего понять можно, что ребёнок в такой семье становится козлом отпущения, его считают возмутителем спокойствия в семье, источником всех её бед: «Если бы не ты, у нас все было бы хорошо». На научном языке такого человека именуют идентифицированный заказчик.
Как правильно указывают Р.Т. Байярт и Дж. Байярт: «Если вы испытываете проблемы с вашим сыном или вашей дочкой, то, очень возможно, вы делаете нечто одно (а может быть, и то и другое) из 2-ух:
1. Вы точно не справляетесь с вашей важнейшей обязанностью, состоящей в том, чтобы делать счастливой свою свою жизнь.
2. Очень возможно, что вы на себя возлагаете труд руководить жизнью собственного ребенка, что являетесь уже не вашей заботой, но прямой обязанностью вашего ребенка».
Как указывалось тут выше, мама такого ребёнка желает, чтобы «переделали», изменили её ребёнка, но сами такие матери, очень часто меняться не готовы. Такие матери приходят к психологу с такими требованиями:
«Сделайте с ним/ней что-нибудь», «сделайте таким образом, чтобы он/она себя так не вёл/вела», «я не знаю что с ней/ним делать, она/он не слушается», «я не знаю что с ним/ней происходит, дома он/она ведёт себя хорошо» и т.п.
Когда такому клиенту начинаешь объяснять, в чём (или точнее, в ком) суть дела, у клиента (матери) неминуемо появляется ощущение вины. Ей кажется, что её обвиняют, осуждают в том, что она плохая мама.

 

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

Поэтому некоторые из клиентов начинают ощущать гнев, недовольство на специалиста (психолога/психотерапевта). Это со своей стороны затрудняет работу по корректировки и психотерапии негармоничных нюансов семейно-системных моделей этой определённой семьи.

В данных случаях нужно очень правильно дать понять клиенту, что задача психолога/психотерапевта состоит в том, чтобы дать увидеть клиенту его/её неправильные действия, поведение, отношение в отношениях и воспитании ребёнка и объяснить, в чём лежит выход из подобной ситуации. Обнадёжить в помощи и поддержке на этом пути, снизив, таким образом, фрустрацию клиента, одновременно заручившись его доверием и намерением пройти этот путь.
В отношении матери, терапия должна содержать снижение эмоционального накала, в связи с трудностями в воспитании ребёнка, изменение отношения к ребёнку, к ситуации, к себе, формирование образа «Я», работа с травмированным «внутренним ребёнком», поиск и излечение детских травм, которые послужили появлению комплекса мученика и жертвы, формирование позитивного отношения к себе, решительности, решительности, увеличение (или формирование) мотивации изменения себя и ситуации в общем, обучение навыкам более продуктивного общения с ребёнком и его воспитания и мн. др. Также мамам можно посоветовать чтение литературы по воспитанию детей и посещение семинаров и тренингов на данную тему.
Перечень литературы на данную тему может быть достаточно внушительный. Сюда можно включить:
Гиппенрейтер Ю. Общаться с ребёнком. Как?
Продолжим общаться с ребёнком. Так?
Родителям: Как быть ребёнком.
Байярт Р.Т.,Байярт Дж. Ваш тревожный подросток
Кэмпбелл Р. Как в действительности предпочитать собственного ребёнка.
Кэмпбелл Р. Как предпочитать собственного подростка.
Добсон Д. Непокорный ребёнок.
Ледлофф Ж. Как вырастить ребёнка радостным.
Фабер А. Как говорить, чтобы дети слушали.
Фопель К. Как обучить детей сотрудничать.
Мальханова И. Школа для сложных родителей: любой может стать учителем.
Эда Ле Шан Когда ваш ребёнок сводит вас с ума.
Элфи Коэн Абсолютные родители.
Сюда же можно включить книги Нины и Заряны Некрасовых и мн. др.
В отношении ребёнка, методы и виды терапии/корректировки должны подбираться под каждый определенный случай индивидуально, т.к. многообразие эмоциональных и поведенческих реакций в любом случае может быть велико. Все таки, данная работа должна содержать работу по отреагированию отрицательных мыслей, чувств и впечатлений ребёнка в отношении матери и ситуации гиперопеки, уменьшению агрессивности, негативизма, появлению позитивного образа матери, её значимости для ребёнка, прививание социально желаемых форм поведения, повышению учебной мотивации.
Удачи всем в воспитании детей . и себя!

1. Эмоциональные особенности зависимости | Лекции по зависимости и созависимости | В. Новикова

  1. Байярт Р.Т, Байярт Дж. Ваш тревожный подросток
  2. на следующий день Б. , Уайнхолд Дж. Освобождение от созависимости


При копировании статьи, ссылка на сайт b17 — обязательна!

Ребенок насовсем: как вырабатывается созависимость и почему она мешает выстраивать свои границы

У каждого человека есть шанс в эмоциональном проекте насовсем остаться трехлетним ребенком — дело все в спецификах нашего раннего развития. Сначала мы накрепко связаны с матерью, а потом должны правильно от нее отлипнуть, обучиться ощущать чужие свои границы и выстраивать свои.

Дмитрий Борисов объясняет, почему это выходит вовсе не у каждого, хотя обучиться этому можно и даже нужно.

Где начинается и кончается «я»?

По мнению кенийского палеоантрополога Ричарда Лики, человеческие дети рождаются «недоношенными».
Жеребята пытаются встать через 30 минут после возникновения на свет, а через час-два у них в большинстве случаев это выходит. Новорожденные бабуины крепятся на шерсти матери, которая одновременно с ними прыгает с ветви на ветку.

Орангутанги, гориллы и шимпанзе могут питаться материнским молоком пару лет, обращение с потомством у данных приматов в общем похоже на человеческое. Разница в том, что их детеныши рано приспосабливаются к жизни — ходят, бегают, прыгают и показывают иную активность.
Человеческий же ребенок находится в состоянии практически полной беспомощности первые год-полтора. Это и есть признак «недоношенности» по Лики. Шея не имеет должного тонуса — пару месяцев уходит на то, чтобы начать настойчиво «держать голову».

Мышцы и суставы не до конца сформированы, и данный процесс длится вне утробы — требуется время и усердие, чтобы обучиться сидеть-стоять-передвигаться.
«Раннее» рождение — эволюционная привыкание к новым обстоятельствам. У Homo erectus, вставшего на ноги, сократился таз, по этой причине более развитый и большой плод просто не прошёл бы через него, считает ученый.

Если эту теорию перенести в контекст изучения психики человека и этапов ее развития, можно провести аналогию с «социальной беременностью».

Человек учится не только понимать речь и коммуницировать с окружающими, но и проводить границы между собой, миром и прочими людьми. В первом приближении это кажется самоочевидным: все знают, где кончается «я» и начинается что-нибудь другое. А в действительности — нет.

Не все знают.
Так, в любом случае, считают психологи Берри и Дженей Уайнхолд. В книге «Освобождение от созависимости» они пишут:
«Приблизительно 98% американцев [опыт подсказывает, что это можно отнести и к населению других государств. — Прим. ред.] мучаются от значительных нарушений, которые сегодня именуют созависимостью. Оценки показывают, что менее 1% таких людей более-менее ознакомленны о воздействии созависимости, но мало кто из них принимает какие-нибудь меры, чтобы убрать эти воздействия.
Ключевые симптомы созависимости:

  • чувство нахождения в ловушке унижающих, контролирующих отношений,
  • необходимость в систематическом одобрении и поддержке,
  • чувство бессилия что-нибудь скорректировать в деструктивных отношениях,
  • необходимость в алкоголе, пище, работе, сексе или в каких-нибудь иных внешних стимуляторах для отвлечения от своих переживаний,
  • неразбериха психологических границ…»


Созависимость — как и вообще любая зависимость (от человека, вещества, процесса/состояния) — указывает на незрелость личности. «Общественное рождение» может затянуться на долго, а может и совсем никогда не случиться. Человек покинет этот мир, так и «не родившись».

И это не только метафора, но и факт обыкновенной жизни. Эту фактичность можно трактовать как «нехватку», «внутреннюю пустоту» и т. п. — в обыденном лексиконе существует очень много слов, чтобы описать состояние, имя которому созависимость.
Чаще данное слово применяют, если говорить о созависимых семьях пьяниц/наркоманов. Правильно, но данные случаи — приватное проявление общего порядка.

Читайте также:

Да и медицинский подход к проблеме созависимости, по мнению супругов-психологов, предусматривает работу с «симптоматикой», а не поиск ее причин:
«Хуже всего… что медицинским сообществом (включая большинство терапевтов) созависимость в большинстве случаев лечится как первичная болезнь… Ваш доктор или психотерапевт быстрее всего будут рассматривать ее как постоянную, наследственную, прогрессирующую и, может быть, даже летальную».

Как вырабатывается созависимость

Причина созависимости — незавершенность установки психологической автономии, одного из наиболее определяющих этапов развития психики.
В работе венгерской психиатра-клиницистки Маргарет Малер, написанной в соавторстве с ее коллегами Фредом Пайном и Анни Бергман, подчеркивается:
«Биологическое рождение человеческого младенца и психологическое рождение индивидуума не совпадают во времени. Первое — это светлое, наблюдаемое и имеющее установленные границы мероприятие, второе — неторопливо разворачивающийся внутрипсихический процесс.
Мы рассматриваем психологическое рождение как процесс сепарации-индивидуации: установление чувства своей отдельности и формирование отношений с настоящим миром, тем более в нюансе опыта, связанного со своим телом и с основным представителем окружающего мира — первичным объектом любви. Как любой психический процесс, сепарация-индивидуация влияет на весь цикл жизни полностью…»

Может быть интересно:

Опираясь на эту теорию, Берри и Дженей Уайнхолд говорят о четырех стадиях развития психики человека:

созависимость > контрзависимость > независимость > взаимозависимость

На шаге созависимости вырабатывается осознание постоянства объектов и закладывается фундамент для возникновения собственных границ. Это происходит благодаря противоположному сепарации процессу — полному слиянию с родительской фигурой.

На этом этапе созависимость нормативна. Кроме того, она считается обязательным требованием для последующего развития — перехода на следующие стадии.
Возраст нормативной созависимости — от 0 до
3 лет (это индивидуально, чаще данный этап не заканчивают совсем, о чем скажем ниже). Ребенок в это время должен «рефлексировать» приблизительно так:
«Я могу формироваться и имею на это право — в мире безопасно. Мир добр ко мне, и я могу претендовать на удовлетворение собственных желаний» [итог опыта созависимого слияния. — Прим. ред.].
«Часть мира, удовлетворяющая мои потребности, постоянна. Я могут не беспокоиться об этом.

Особенности мышления созависимых людей

Я могу рассчитывать на то, что мир не пропадет. Я могу рассчитывать, что мне не грозит смерть. В настоящий момент со мной все в порядке, и нет причин, по которой что-то может поменяться.

Я получаю и буду получать именно столько благ, сколько мне требуется для жизни. Та часть мира, от которой я завишу, предсказуема и надежна» [итог опыта формирования постоянства объектов. — Прим. ред.].
На шаге созависимости вырабатывается представление:
Если ребенок убеждается, что с миром в общем все в порядке, основа для собственных границ заложена и можно начинать их очерчивать. Это небыстрый процесс (спойлер: успеха могут достигать немногие, в этом-то и беда).

Начинается контрзависимый этап — стадия отделения.

Созависимость с матерью причины и особенности поведения

Контрзависимость: трехлетки начинают и… не выигрывают

Данному этапу Берри и Джейн Уайнхолд посвятили отдельную книгу — «Бегство от близости».
Во время контрзависимости ребенок первый раз сталкивается с чужими границами. С одной стороны, он начинает заявлять о собственных желаниях, со второй — открывает для себя, что они могут не совпадать с родительскими:
— Мама, хочу конфету!
— Конфету дам исключительно после супа.
— …
— Мама, дай мне эту вещь!
— Это моя вещь. Я не хочу, чтобы ее брали без моего разрешения.
— …
Ребенок первый раз сталкивается с ограничением собственных возможностей. Ему это нечасто нравится, субъективно ситуация воспринимается как «несправедливая», «плохая».

Главное открытие на этом этапе: в мире, который ок, ребенку можно не все. С этим он соглашается не сразу, проходя раз за разом через обычные стадии отрицания-злости-торга-депрессии-смирения.
— Мама, дай конфету!
— Конфета после супа.
— Нет, все равно дай! (отрицание)
— После супа.
— Нет, дай! Дай в настоящий момент! (стучит ложкой по столу — злость).
— После супа…
— Ну, хотя бы небольшую, пожалуйста… Ну, или полконфеты? (торг)
— После супа.
— Ты плохая! И злобная! (слезы)
— Милый… Конфету дам после супа. Обещаю.
— Ну ладно. Давай суп. (смирение).
Этот цикл может повторяться много раз и в разнообразнейших ситуациях — именно столько, сколько психике ребенка требуется для усвоения того факта, что у матери есть свои границы, за которые она его не пускает.
«Не дам мою вещь».
«Не могу в настоящий момент играть с тобой».
«Мне необходимо на определенный период времени уйти, в настоящий момент я занята».
«Благодарю, я не хочу пирожное».
Когда ребенок это усваивает, он начинает копировать поведение матери: начинает сам проводить границы допустимого с ним обращения — учится говорить «нет». Причина пресловутого «кризиса трехлеток» — в желании будущей личности начертить собственные границы, стать самостоятельной — «стоять самой», без поддержки.

Созависимость с матерью причины и особенности поведения
Созависимость с матерью причины и особенности поведения

Но все не так, парни

Если на шаге контрзависимости мама не принимает границы/чувства ребенка и осуждает их, то усваивается обманчивый посыл:
«Иметь свои границы — ненормально».
Если родитель вымогает ребенка и манипулирует им (к примеру, применяя собственное самочувствие — «если ты будешь плохо себя вести, я расстроюсь, заболею и умру»), месседж усваивается следующий:
«Иметь собственные границы — смертельно страшно для мамы» [в перспективе — для любого иного человека. — Прим. ред.].
Если ребенок сталкивается с границами матери, но его свои границы игнорируются, грядущая личность вырабатывается по виктимному типу :
Если же он сталкивается с отсутствием границ матери и признанием собственных, то его личность вырабатывается по агрессивному типу :
Если родители непоследовательны и то признают/проводят границы, то их игнорируют, — ребенок усваивает два амбивалентных посыла. Работать в его жизни, в зависимости от обстоятельств, будут две установки.
В каждом из данных вариантов нереально окончание контрзависимости и психологическое отделение. А четкие частые границы личности ребенок получает только после окончания данного этапа. Их формирование — требование для перехода на очередную ступень — стадию независимости .
Когда две независимые личности встречаются и знают, что необходимы другу другу, — это взаимозависимость . Этому этапу характерны отношения, в которых партнеры имеют хорошее представление, где начинается и где кончается их «я», не избегают ответственности за собственные действия, слова и желания, не боятся выражать их. У них все ок.

Ну, или практически все (так как реальное/совершенное — традиционная категориальная оппозиция: что по настоящему, то не замечательно, а то, что замечательно, не проживет в реальности).
Скажут: так не бывает. Собственно — не бывает. Практически.
По мнению Берри и Джейн Уайнхолдов, независимыми становятся небольшое меньшее число. Большинство «зависает» либо на созависимом шаге (оставаясь эмоционально и эмпатически на уровне приблизительно трехлетнего ребенка), либо на контрзависимом («сильные» и «успешные» избирают тактику ухода в интроверсию и отказываются от всего, что кажется им «лаской», «заботой» и «близкими отношениями» — так как опыт столкновения с этим всем был очень травматичным).
Можно рассчитывать, что в настоящий момент ситуация очень сильно поменялась, ведь первое издание книги супругов-психологов, желающих «спасти мир» (а в их тексте прочитываются собственно такие амбиции) вышло во второй половине 80-ых годов двадцатого века. Российский перевод «Освобождения от созависимости» издалека в 2002-м, «Бегство от близости» — в 2011-м. Шансы, думается, все же есть…
А если оставить иронию, то тяжело не согласиться с тем, что:
«Всю нашу культуру можно именовать созависимой… Все ключевые институты нашего общества базируются на зависимом поведении. Социальная структура, которая создана нами, на самом деле может оставаться созависимой, если подобное поведение будет сохраняться в последующем у большей части населения.
Современная история большинства выстроенных подобным образом обществ показывает, что конкретные группы занимают очень высокое положение если сравнивать с другими. К примеру, мужчины стоят выше женщин, а управляющий штат сотрудников — выше исполнителей.

Наличие наиболее сильной группы,под контролем которой находиться ресурсы, создаёт предпосылки для появления и поддержания созависимых отношений. Впрочем, если люди начнут менять собственные созависимые модели, возникнут изменения и в очень крупных социальных структурах…»
В следующий раз мы будем позитивнее — и расскажем, каким, как утверждают эксперты, может быть выход из данного порочного круга.

 

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − 5 =