Таблетка от любви можно ли вылечить чувства химией

 

Таблетка от любви: нейропрепараты против губительной привязанности

Читайте нас в Telegram


Любовь не всегда может быть так хороша, как пишут о ней в романах. Она способно вызывать не только эйфорию и ощущение близости, но и боль потери, психологические травмы и даже подстрекать насилие.

И все же с точки зрения физиологии мозга любовь со всеми ее крутыми поворотами, взлетами и падениями — только лишь гормональный процесс, контролировать который частично можно прямо сейчас. Группа экспериментаторов из Оксфордского университета опубликовала научную статью о препаратах, помогающих вылечится от страсти, симпатии и привязанности.

Рассказываем очень важное о технологиях и этике химического прерывания любви.
Желание освободится от любви, кажется, есть так же, сколько сама она: у Овидия Назона, Тита Лукреция Расправа, Уильяма Шекспира и большинства иных авторов можно найти строки про то, что это ощущение бывает сродни заболевания. Разрушительная, глубоко травмирующая страсть, ревность, непонимание, одиночество и горе, — все это может быть плодами любви, и это все мы неоднократно встречали в литературе, философии, драматургии и в своей жизни.

Мы знаем, что проблематичная любовь может быть не только неразделенной: желание оставаться рядом с человеком, склонным к домашнему насилию, инцестуальная влюбленность, страсть к главе культа и соблазнительный интерес к несовершеннолетним тоже вызывают много неприятностей, даже в том случае, если человек способен устоять от действий.
Попытки «создать что-то» с лишними страстями предпринимались всегда: в различные эпохи плохо влюбившихся пытались вылечить кровопусканием, спортивными упражнениями, жёстким режимом питания и молитвой. И данные средства, к несчастью, помогали не всегда.

Тогда любовь воспринималась как нечто, прочно укореняющееся в теле, — впрочем на данный момент нам известно, что это правильно только частично.

Вечное блеск чистого разума: любовь глазами мозга

С точки зрения нейробиологии любовь считается продуктом деятельности мозга головы — сложным нейробиологическим феноменом, появившимся в ходе эволюции. Он опирается на механику доверия, удовольствия и вознаграждений и тесно связан как с работой коры больших полушарий, так и с работой лимбической системы, которая размещается в глубине черепной коробки и считается одним из очень древних элементов мозга, ответственным за элементарные реакции выживания: «беги», «спаривайся», «ешь» и так дальше.
Любовь, способная свести людей вместе и удержать их рядом для рождения и выращивания потомства, с доисторической эпохи является основой выживания вида. По мнению нейробиолога, специалиста в области антропологии Хелен Фишер и ее исследовательской группы из Ратгерского университета (Нью-Джерси, США), она опирается на три нейрофизиологических системы, запускающие сексуальное желание, симпатию и привычка.

Сексуальное желание, которое выходит на сцену первым, толкает нас ко встречам с потенциальными партнерами, симпатия дает возможность подобрать среди них подходящего, а привычка помогает создать долгосрочную связь и даёт нам силы сотрудничать между собой до той поры, пока не будет исполнен родительский долг.
Работа каждой из трех систем основывается на эффектах гормонов и нейромедиаторов, которые вырабатываются в нашем организме. К примеру, сексуальное желание связано с эстрогеном и тестостероном — половыми гормонами, которые есть как и у мужчин, так и у женщин.

Способность оценить чью-то привлекательность ассоциируется с гормонами удовольствия и стресса: допамином, серотонином и адреналином, — которые дают возможность нам сосредоточить внимание на объекте влечения, мысленно возвращаясь к нему опять и опять, и чувствовать приятное оживление в его наличии. Что же до привязанности, то тут в ключевой роли выступают нейромодуляторы окситоцин и вазопрессин.

Они внушают нам ощущение покоя и решительности и по настоящему подталкивают нас к поведению, потенциально благоприятному для отношений.
Сложность заключается в том, что эти все системы работают одновременно, так что мы можем желать одного потенциального партнера, считать привлекательным иного и поддерживать частые отношения с третьим. В то же время независимыми действия «элементов любви» назвать совсем нельзя.

К примеру, тестостерон активизирует производство вазопрессина, что хорошо сказывается на формировании привязанности, а окситоцин оказывает влияние на активность допаминергических путей, связывая привычка с красотой, — так что самым любимым становится тот, кто ближе всех.

Против похоти: нейропрепараты и антиандрогены

Ученые уверены, что в дальнейшем в арсенале докторов, психотерапевтов и психиатров появятся «нейропрепараты» — высокоэффективные искусственные модуляторы активности мозга, — которые направлены на конкретные рецепторы в тех либо других рефлекторных дугах и способны помочь человеку справиться с нежелательной страстью. Сегодня подобных лекарственных средств нет, — но многие препараты, предназначающиеся совсем для остальных целей, подавляют сексуальное желание в качестве побочного эффекта.

К примеру, антидепрессанты — а именно селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, — блокируют производство половых гормонов. Либидо уменьшают также обезболивающие с буталбиталом, опиаты и иные лекарства.
В судебной практике США, России, Англии и других государств в качестве наказания за сексуальные преступления против несовершеннолетних применяется кардинальная процедура химической кастрации, при которой антиандрогены блокируют андрогенные рецепторы клеток, препятствуя действию тестостерона, из-за чего сексуальное желание пропадает. У подобных препаратов есть побочные эффекты, которые могут сохраняться всю жизнь: очень высокая ломкость костей, ожирение и др.
С точки зрения выполнения прав человека химическая кастрация сегодня признается очень неоднозначной процедурой. В истории есть варианты, когда она становилась орудием гомофобии или применялась неправомерно.

К примеру, всем известный английский математик, логик, криптограф Алан Тьюринг, взломавший код «Энигмы» Фашисткой германии, в 1952-м согласился на химическую кастрацию в добровольном порядке, во избежание заключения в тюрьме за собственную гомосексуальность. В то время в Англии она преследовалась согласно законодательству и считалась психическим отклонением.

В качестве наказания «виновный» мог подобрать химическое пресечение либидо или тюрьму. Тьюринг избрал первое.

Спустя 2 года он погиб от отравления цианидом, которое многие экспериментаторы считают самоубийством.

Против симпатии: лекарства от ОКР

Во второй половине 90-ых годов двадцатого века группа профессиональных мастеров под управлением нейробиолога Донателлы Мараззити из Университета Пизы выяснила, что в начальные месяцы любовь напоминает обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). И в том и другом случае участники исследований беспокоились из-за малейших деталей и страдали от навязчивых мыслей; более того, доктора выявили у них изменения в работе транспортных белков, перемещающих серотонин.

Уровень этого белка и самого серотонина у всех людей был одинаковым, — однако не подходил норме. «Это наводит на мысль, что любовь в прямом смысле слова вводит нас в состояние, которое невозможно назвать нормальным», — отметили профессионалы. Когда же через 12–18 месяцев они опять протестировали влюбленных участников эксперимента, стало известно, что уровень серотонина у них вернулся к обыкновенным значениям, — и назойливая идеализация партнера (способность к порождению отвлеченных и определенных психических отображений отсутствующих стимулов) исчезла.
Все это означает, что лекарства от ОКР, говоря иначе, помогают и от чрезмерной симпатии к объекту влюбленности. Пациенты с обсессиями и компульсиями хорошо реагируют на лечение селективные ингибиторами обратного захвата серотонина, который, так же как мы знаем, подавляет и либидо.

Еще эти антидепрессанты воздействуют на высвобождение допамина, вызывая снижение эйфорических настроений, которые помогают создать привычка. У селективных ингибиторов обратного захвата серотонина есть и очередной второстепенный эффект, который как правило оказывает влияние на любовные отношения: они уменьшают способность волноваться о чужих ощущениях.

Правильно ли выгонять того, кто тебя любишь?

Так что прием данного вида антидепрессантов уменьшает риск влюбиться. Для больных депрессией это, возможно, и к лучшему, ведь влюбленность, при всех приятных чувствах, — это все же крепкий стресс.

Против привязанности: дофаминовые антагонисты

Ответственные за привычка и уменьшающие стресс гормоны вазопрессин, окситоцин и допамин вырабатываются у человека и прочих моногамных млекопитающих во время прикосновений, объятий, поцелуев, поглаживаний, секса, оргазма и вскармливания грудью. Непосредственно они, в большинстве случаев, удерживают вместе пары, и еще матерей и их потомство.

При этом окситоцин и вазопрессин помогают создать систему сигналов, важных для удачного поиска собственного партнера или ребенка среди прочих существ того же вида и пола (и в результате вы можете «выяснить милого по походке»), а допамин участвует в процессе формирования вознаграждающих переживаний: радости, нежности, воодушевления и прочих.
Ученые выяснили, что прямое введение окситоцина в мозг самок серой полевки и вазопрессина в мозг самцов того же вида делает легче для зверьков созидательный процесс связей даже в периоды, когда они не были готовы спариваться. Если же грызуны получали допаминовые или окситоциновые антагонисты — препараты, блокирующие подходящие рецепторы, — они лишались собственной подверженности к моногамии и переходили к кратковременным полигамным связям.
Разумеется, нельзя говорить, что механизм формирования амурной привязанности у человека устроен точно также, как у серой полевки, но определенное сходство между нами есть. Более того, в ходе многих исследований в последнее время нейробиологам и антропологам получилось узнать некоторые забавные факты о любви: а именно, то, что с точки зрения картины выработки допамина она напоминает кокаиновую зависимость.

Для ее лечения в наше время используются допаминовые антагонисты, которые «смогут помочь» и от романтической привязанности.

Этичность отказа: персональный ответ

Все это, конечно, не значит, что любовь считается наркотической зависимостью, хотя, с точки зрения системы гормональной системы вознаграждений в нашем мозгу, она работает собственно как зависимость. Ведь любовь есть на планете значительно дольше, чем наркотики, которые просто применяют механизмы, предназначающиеся абсолютно для остальных целей: поддержания межличностных связей, успешного воспитания потомства (своего или усыновленного) и, в конечном счете, эволюции как вида, так и личности.

И все же любовь, говоря мягко, не всегда приводит к последнему и заместо личностного роста или родительского успеха оканчивается болезненым разрывом, психологическими или физическими травмами, насилием и убийствами. Можем ли мы «лечить» тяжёлые ситуации химически или попытка оградиться от ненужных впечатлений приведет нас в мир антиутопии?

Правильного ответа на данный вопрос, наверное, нет, и в любом случае решение должно быть индивидуальным. И все же если неминуемое насилие или погибель можно устранить, а безысходную боль потери — преуменьшить, отнюдь не сложно понять тех, кто готов на это пойти.

 

Лекарство от любви

Немолодая супружеская пара, сидящая передо мною, выглядела в прямом смысле подавленной, будто бы на их плечах давно лежит реальная физическая тяжесть, вдавливающая их в кресла. Видно было, что страдают они не первый год и даже срослись с собственным горем. " Беда у нас с дочкой.

Свете вот уже выполнилось двадцать шесть, и она. В общем, она уже семь лет влюблена в одного мужчину.

Сергей старше Светы года на 4-ре, их роман начался, когда она училась на втором курсе, а он — в аспирантуре. Года два чувства были обоюдными, Света мечтала о замужестве, а потом Сергей как-то охладел к нашей дочурки: встречи стали реже, у него возникли иные дамы.

Нет, мы на него не в обиде: он Свете ничего не обещал, наоборот, изначально говорил, что жениться собирается годам к сорока, а в настоящий момент для него основное — работа. Но Света. эти все семь лет она живёт только им.

Вечера просиживает у телефона — ждет его звонка. По первому его приглашению — а он зовет ее редко, приблизительно раз в течении месяца — несется к нему, как на крыльях, проводит с ним вечер и ночь, возвращается весёлая, но следующий звонок раздается нескоро.

Мы, да и сам Сережа уговариваем ее встречаться с кем-нибудь иным, однако она про это и слышать не желает. Ей звонят молодые люди, куда-то приглашают — она отказывается. Говорит: " Либо дождусь Сергея, либо одна останусь!"
Света, вошедшая после ухода родителей, оказалась милой и пленительной молодой женщиной. Как удалось узнать, она и сама несколько раз пыталась "оторваться" от Сергея, встречалась в иными мужчинами, вступала с ними в любовные отношения, но, по ее своим словам, "совершенно ничего не чувствовала".

В то же время близость с Сергеем доставляет ей большое удовольствие и приводит к яркой, сильной оргазменной разрядке. С Сергеем она "горит от желания", совершенно раскована, готова к любой форме секса, а вот с другими — ни руками к члену прикоснуться не может, ни губами.

Когда-то она считала собственного любимого человеком необыкновенным, исключительным, в настоящий момент понимает , что человек он самый простой, хотя и хороший. Но освободится от необычайно сильного влечения к нему — влечения душевного и телесного — не может, хотя и желает.

А годы идут, и жизнь ее пуста, и времени для создания семьи остается все меньше, но Света ничего не может с собой поделать. Уже и сама хорошо понимает , что не любовь это, а какая-нибудь болезненная зависимость от Сергея, от его голоса, рук, тела — но иные мужчины для нее также не существует.
Женщин, аналогичных Свете, фиксировавшихся или, как говорят в народе, "зациклившихся" на одном, очень часто — равнодушном к ним мужчине, разумом отлично сознающих, что отношения эти необходимо остановить, но фактически сделать это не способных — очень много. Дамы эти — величайшая загадка и величайшая боль психотерапии.

Климакс: лечить или само пройдет? Здоровье. 02.12.2018

Каких только терминов не выдумали мы для определения этого состояния: тут и "романтическая болезнь", "чувственная сверхзависимость", и "сверхценная фиксация", и "компульсивное желание" и сотня иных. А мой американский друг и коллега Фрэнк Питман называет его "романтичным безумием".

Как всем известно, 23 % жительниц мегаполисов нашей родины вообще ни разу не выходили замуж ( совсем не были ни в ЗАГСе, ни во дворце Бракосочетания !).
Эти пациентки поставили перед профессионалами два труднейших вопроса. Первый: какова причина подобных состояний, делающих вполне здравомыслящую, часто и незаурядную женщину несчастной, разрушающих их жизнь, обрекающих их на одиночество?

И второй, еще намного сложнее: как помочь жертвам " романтичного безумия", как оторвать их от человека, которому они не требуются, каким методом их сделать открытыми для новых привязанностей, новых чувств, в конце концов, для создания семьи? Ни одно невротическое расстройство не порождает столько разногласий, споров, научных споров, сколько романтическая зависимость, причем споры длятся столько, сколько есть научная психотерапия.
Ответ на первый вопрос, не обращая внимания на бесчисленные исследования целой армии профессиональных мастеров в различных государствах, не обращая внимания на бессчетное кол-во статей и книг об таких состояниях, мы сегодня знаем весьма и весьма смутно. Изумляться тут не приходится: психотерапия — наука довольно молодая, ей только что выполнилось сто лет, а дело она имеет со сложнейшим механизмом, "венцом творения" — психикой человека, если сравнивать с которой космический корабль — просто игрушка для детей.

Знаем мы, что "чувственная сверхзависимость" появляется тогда, когда абсолютно традиционный российский ( или зарубежный ) мужчина сходится с образом безупречного партнера в бессознательной части психики. А для того, чтобы такое совпадение случилось, необходимо несколько условий и обстоятельств.

Во-первых, этот бессознательный безупречный образ должен быть строго очерченным, очень четким и энергетически мощным, способным "притянуть" к себе настоящего мужчину — а подобное случается вовсе не у каждого, у многих идеал достаточно гибок — и слава Богу. Второе, необходимо, чтобы в те два-три дня или недель, когда такая фиксация происходит, женщина переживала некое особенное состояние: "жажду любви", сильную необходимость в ярких ощущениях.

3 СПОСОБА РАЗЛЮБИТЬ Как Забыть Любовь ЛАЙФХАКИ Как побороть безответные чувства

Необходимость эта увеличивается в периоды напряженности, каких-то жизненных сложностей — довольно часто она даже и не осознается, однако из глубин психики управляет нашими действиями. Встретился в это время женской жизни некий мужчина, "накладывающийся" на бессознательный образ любимого, подходящий к нему ( иногда чисто поверхностно ) как ключик к замку — и замок защелкнулся, часто на долго.

Женщина появилась в плену у своей страсти.
Нужны для подобного "защелкивания" и конкретные характерности личности дамы, прежде всего — неудовлетворительная гибкость психики. "Защелкивание" часто поддерживается иными, дополнительными факторами: неуверенностью в собственной привлекательности для остальных мужчин, страхом перед завязыванием новых отношений: а вдруг на меня обрушится новая обида? К тому же построение новой привязанности требует больших душевных расходов, эмоциональных усилий, а откуда их взять, если все чувства, весь энергетический потенциал отданы иному человеку?
Я знаю большую группу психотерапевтов, которые считают, что "романтическая болезнь" вообще никакого отношения к любви не имеет, а собой представляет сексуальную девиацию ( отклонение), причем нестандартны женскую — ведь у мужчин "романтическая зависимость" почти что не встречается. Эти профессионалы детально исследовали тот в-общем — то факт который знают все, что любовные отношения "любовно больных" с объектом зависимости выделяются изумительными возбуждением, "охваченностью" и страстью, причем и возбуждение, и "охваченность" со временем нисколько не становятся меньше, а увеличиваются — а это отличительно собственно для сексуальных девиаций.

В то же время их половые отношения с другими мужчинами ( и в желании вырваться из зависимости, и после разрыва зависимости) полностью, качественно и количественно, выделяются от секса с "предметом фиксации". Отличия эти столь глобальны ( например, очень сильный анальный оргазм с "любимым" и полнейшее неприятие ректального секса с другими партнерами), что фактически идет речь о "раздвоении личности" — разумеется, только в сексуальной сфере! И данное обстоятельство тоже необычайно похоже на поведение сексуальных девиантов: ведь у фетишистов, к примеру, бывают жены или любовницы, но с ними они не испытывают и сотой доли той страсти, какую они ощущают, сжимая в руках вожделенный предмет женского санузла. ( Кстати, степень возбуждения в данных случаях несколькими экспериментаторами измерялась не только путём самоотчетов, самооценки по конкретным шкалам, но и очень современными электронными методами — от детектора лжи до электроэнцефалограммы с обработкой на компьютере — и величина обнаруженных различий на самом деле составляла приблизительно 100 раз !)
"Дело не в любви, — говорят психотерапевты, придерживающиеся этой точки зрения. — А дело все в том, что конкретно эти руки, это тело, этот аромат и иные факторы пробуждают в "зависимой" 150 % её сексуальности, а иные руки ( даже больше ласковые !), другое тело не пробуждают ничего, совершенно ничего. А ведь конкретно такая сверхизбирательная реакция, когда один стимул вызывает бурю страсти, а все другие — не работают никак, и составляет основу сексуального отклонения.

Несколько последних американских официальных учебников по пограничным расстройствам психики уже поместили "амурную зависимость" в главу "Сексуальные девиации". Если романтическая зависимость — грубое сексуальное отклонение, а не личностная характерность, то и лечить ее необходимо абсолютно по-другому, чем мы это делаем сегодня.
Иная группа психотерапевтов — как правило британцы и голландцы возглавляемые блестящим психиатром Энтони Кларком — говорят, что романтическая зависимость — только одно из проявлений столь популярного среди молодых женщин расстройства — мягкой эндогенной подавлености, и лечить таких клиенток необходимо конкретно от подавлености. Новую связь женщинам мешает завязать не столько сверхфиксация, сколько свойственное депрессиям снижение умственной и эмоциональной активности, а сама фиксация на одном мужчине — тоже присущее подавлености и описанное еще Авиценной "цепляние" за все старое, обычное, пускай и абсолютно неуместное ( к примеру, депрессивные пациенты необычайно привязаны к привычной одежде).

Собственное осознание "амурной зависимости" они подкрепляют тем фактом, что в собственных центрах они лечат это расстройство антидепрессантами и противодепрессивными психологическими упражнениями- и довольно удачно. Также, они доказывают, что по минованию "амурной зависимости" большая часть клиенток становится подавленными, у них уменьшаются интересы, активность — другими словами вырисовывается мягкая депрессия.
Но ведь одни дамы, Удостоверившись в бесперспективности собственного пускай большого и великолепного чувства, с каким то периодом перестраиваются, оказываются в состоянии привязаться, а потом и полюбить иного, более подходящего им мужчину, делают с ним семью, а иные, сродни моей клиентке Свете, на долго "застревают" на недоступном для них человеке. Как отличаются первые от вторых?

Почему "сверхзависимости" мы почти что не встречаем у представителей мужчин? Какие характерности психики дамы выполняют ее уязвимой для "амурной заболевания" ? Ответов на данные вопросы, как и на иные, мы пока не знаем.
Какие только методы не применяли профессионалы для помощи женщинам, попавшим, как Света, в психическую и сексуальную зависимость от мужчины, которому они совсем и не требуются! Тут и психоанализ, и гештальт-терапия, и трансактный анализ, и нейролингвистическое программирование, и методы, сформированые на изменении сознания — пневмокатарсис и рибефинг — я мог бы продолжать перечень.

Иван Царевич и Серый Волк (Мультфильм)

Лет пятнадцать назад поняли, что индивидуальная терапия таким женщинам помогает слабо, и стали соединять их в специализированные группы "зависимых" — по типу "Анонимных Пьяниц" с их двенадцатью ступенями. Последний метод даёт чуть лучшие результаты, но в общем результативность нашей терапии все равно оказывается , прямо скажем, довольно невысокой: лечение долгое, сеансов много, а результаты скромные: дамы продолжают сидеть у телефона, дожидаясь звонка его, единственного и оригинального, однако не звонящего.

Самым эффективным на Западе в наше время является метод Сюзан Гиверц, взятый ею у индейцев Тихоокеанского берега: на расстоянии полукилометра от обрыва "зависимая" ( при помощи терапевта) лепит из глины очень большую статую собственного героя, после отламывает от нее отдельные части ( руки, ноги, голову, член) и в жару ( в Оранж Каунти она может достигать 32 — 38 градусов) носит к обрыву и сбрасывает в него, произнося особенное заклинание. Эффект великолепный — любовь меняется неприязнью, но метод прекрасен только для молодых и сильных женщин.
На фоне подобных неудач профессионалы многих стран стали обращаться к несколько забытому и не довольно распространенному методу гипнотического внушения, несколько видоизменив его. Нужно сказать, что гипноз как метод помощи в последние несколько десятков лет отступил на второй, а то и на 3-ий план, прежде всего, под давлением все новых и современных способов психотерапии, может показаться, многообещающих, но совсем не всегда оправдывающих наши ожидания.

Более того, великий Зигмунд Фрейд, без особенных на то причин и разъяснений, гипноз недолюбливал, и авторитет создателя научной психотерапии дамокловым мечом висел над данным вариантом.
И вот усилиями нескольких профессиональных мастеров, отечественных и заграничных, понемногу выкристаллизовалась, оформилась техника " гипнотического отрыва ": особенными формулами внушения образ любимого убирается, выводится из психики. В результате "любимый" воспринимается как человек из далекого прошлого, к которому когда- то вы на самом деле испытывали сильнейшее желание, однако это было так давно, много — несколько лет назад.

Техника эта сегодня позволяет, в конце концов, за 3 — 4 — 5 сеансов спасти женщину от ставшей ей в тягость зависимости, от страданий и мук, высвободить ее для новых отношений, новой любви, новых радостей. Надеюсь, что после нескольких недель и моя клиентка Света сможет ходить на свидания, встречаться и влюбляться, наслаждаться сексом, сможет создать семью, стать женой и матерью.

 

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + пять =