Переодеваем людмилу прокофьевну из служебного романа в современный дресс код

 

Переодеваем Людмилу Прокофьевну из Служебного Романа в современный дресс код

Наша команда решила провести отважный эксперимент и переодеть героинь старых советских фильмов. Сегодня мы покажем вам, как могла бы смотреться Людмил Прокофьевна из фильма «Карьерный роман».

Фильм «Карьерный роман», который вышел на советские экраны во второй половине 70-ых годов XX века быстро стал распространенным и в следующем году стал лидером проката в государстве после того, как его посмотрели более 58 млн человек.

История любви, которая разгорается между начальницей и рядовым служащим статистического бюро наполнена интригами и переживаниями.

Переодеваем людмилу прокофьевну из служебного романа в современный дресс код

Главная героиня, Людмила Прокофьевна Калугина к тридцати пяти годам достигла восхитительных карьерных успехов, но в собственной жизни поныне была полная тишина.

Не обращая внимания на материальные блага, она была одинокой женщиной. Очень характерно для женщин нашего времени, согласны?

Могла бы она жить в последнее время? Разумеется да.

И если проявить немного фантазии, можно было бы представить, как она выглядела бы в настоящий момент.
Постоянным аксессуаром теперешней женщины на должности руководителя давно стал строгий деловой костюм.

Он обязан быть традиционного кроя, без излишне броских деталей и спокойной темной расцветки.

Под пиджак могла бы быть одета строгая светлая блузка. Для бизнес переговоров или поездки к министру мог бы подойти подобный вариант:

Если судить по рассказам собственному возлюбленному, Людмила Прокофьевна иногда вечерами выезжала с коллегами в ресторан, где «угощалась… купатами, шашлыками, сациви и арагви». Для выхода вечером ей вполне могло бы подойти черное шелковое платье прилегающего силуэта с запахом и накладными карманами.

Такое, как это:

Собственное изменение Людмила Прокофьевна, как женщина, которая «сделала себя сама», выполнила собственными силами после нескольких советов собственной секретарши.

И после того, как она привыкла к тому, что всегда смотрится прекрасно, искала бы стильный набор для каждого дня. Очень прекрасно подойдет для носки каждый день деним, который давно завоевал популярность на всем земном шаре благодаря продуктивности и разнообразию красок.

Современная Людмила Прокофьевна, безусловно, ценит подобные свойства качества.

Благодаря этому ее комплект из данного материала мог бы состоять из модных брюк-бананов и стильной блузы с рюшами, которая выделяет ее короткую прическу.

«Мымра» или законодательница моды: Как героине «Служебного романа» получилось перевоспитать советских чиновниц

Получайте на почту 1 раз в день одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и Vkontakte.

Иных претенденток и быть не имело возможности

На роль Калугиной Алису Фрейндлих, как и прочих исполнителей главных ролей, взяли без проб. У Рязанова не было иных кандидатур: во-первых, только Алиса Бруновна, на его взгляд, замечательно могла сыграть перевоплощение из грубоватого трудоголика в эффектную красотку, второе, приглашение на съемки в «Служебном романе» было как бы компенсацией за ее несостоявшееся участие в иных картинах Рязанова.

К примеру, в «Гусарской балладе» Элиса Фрейндлих превосходно отыграла пробы, однако в завершальный момент было все же решено не идти на риск, так как в ее образе юноши-гусара все равно инстинктивно угадывалось что-то прекрасное.

Роль Людмилы Прокофьевны, без сомнения, обещала быть и отличительной, и интересной, благодаря этому Фрейндлих с радостью пошла на этот эксперимент.

С образом попали в точку

Чтобы создать образ Калугиной, актриса пересмотрела десятки костюмов «Мосфильма» и подобрала самый неказистый и изношенный костюм. У оператора картины валялись без дела старые очки в темной толстой оправе, и он предложил актрисе их померять.

Очки замечательно дополнили образ старомодно одетой начальницы, став самым узнаваемым элементом в ее имидже.

Если в фильме «мымра» специально генерировала элегантную походку, то сыгравшей ее актрисе, напротив, случалось тренироваться, чтобы изобразить, как ходят угловатые, грубые чиновницы, потому что в жизни она была сама изысканность.

Это в последнее время женщина-босс, в основном, посещает косметические салоны и одевается с иголочки. В советские же времена в учреждениях было много подобных «мымр», так что примеров для подражания у актрисы хватало.

Костюм, в котором Калугина обязана была появиться на работе после собственного изменения, сшили из полушерстяной шотландки в Доме моделей по специально разработанному для фильма эскизу. В платье угадывается летящий образ американских актрис послевоенных годов (неширокая талия, роскошная юбка), который в сознании многих советских женщин того времени закрепился как символ чудной красотки.

Чтобы показать образ чиновницы высокого положения, создатели фильма подобрали и подходящий дом.

Калугина, разумеется, не имела возможности жить на окраине, как секретарша Верочка, и, тем более, в Подмосковье, как рядовая работница Оленька. Благодаря этому ее поселили в кирпичной 12-этажке на Большой Никитской.

К тому моменту это был один из очень престижных современных домов в самом центре Москвы, где жили номенклатурные работники, большие начальники, и также видные деятели искусств.

Дополняли имидж богатой чиновницы и второсортные, кажется, штрихи.

К примеру, перед телефонным разговором с Новосельцевым Калугина вытирает пыль с люстры. Такие люстры из хрусталя с подвесками на рубеже 70-80-х годов были писком моды и считались символом обеспеченности владельцев.

Как бы случайно показана и дефицитная и современная в то время аппаратура в ее квартире. Все это намного больше подчеркивало одиночество дамы, у которой есть все, помимо личного счастья.

На съемках

Эльдар Рязанов понимал, что Алиса Фрейндлих – актриса в основном театральная и на съемочной площадке ей будет работать не так удобно, как на сцене. Также он правильно заметил, что вживаться в образ неотесанной «мымры» – дело не минутное, и снимать фильм, как принято в кино, небольшими частями, когда сцены перескакивают хронологически, в данном варианте не получится.

Ведь не может же Фрейндлих утром играть мымру, в вечернее время – влюбленную кокетку с прической и мэйк-апом, а наутро – снова мымру.

Благодаря этому режиссер решил отойти от правил и снимать картину, в том порядке, в каком идут события, большими длинными заходами. Более того, во время сцен с участием Калугиной камеры стояли так, что не были чрезмерно видны актрисе, а большие планы операторы делали не отдельно, а в процессе съемки.

Из-за этого Алиса Фрейндлих могла ощущать себя удобно.

Во время диалогов режиссер разрешал актерам фантазировать. Особенно творчески Фрейндлих и ее партнер Мягков вели себя во время сцены в доме Калугиной: весь этот кусочек фильма – одна непрерывная фантазия.

Собственно так, фактически нечаянно, появился на свет их всем известный разговор: «У меня к вам предложение». «Рационализаторское?»

 

Идол советских женщин и ориентир для чиновниц

После выхода фильма актриса обрела море писем от советских женщин. Они писали, что Людмила Прокофьевна в новом образе – их идол.

Зрительницы-портнихи во время просмотра кинофильма срисовывали контуры ее платья и затем пытались делать подобные выкройки, чтобы пошить себе что-то похожее. А посетительницы парикмахерских просили мастера сделать прическу, «как у Калугиной».

Нужно сказать, что платье Калугиной в последствии несколько раз мелькало еще в нескольких советских кинокартинах, но исключительно в «Служебном романе» оно произвело на зрителей такой фурор, сыграв на контрастности с прежним унылым костюмом.

Кстати, еще 1 прикольный факт. Замечено, что конкретно после возникновения на экранах фильма «Карьерный роман» многие советские начальницы, никогда не следившие за собственным видом, узнали в ее образе себя и пошли По ее примеру – изменили имидж.

Уж очень не хотелось начальницам, чтобы подчиненные, тоже смотревшие фильм, в кулуарах министерств и ведомств сравнивали их с героиней!

В конце концов в учреждениях стало гораздо выше элегантных, модно одетых чиновниц.

Вот так хорошо придуманый персонаж и образ перевернул понимание многих «синих чулков».

К сожалению, после выхода фильма Госпремию СССР из-за чего то получили фактически все основные фигуры картины, помимо Алисы Бруновны. Однако, она не особо обиделась, ведь в годы советского союза такие несправедливости случались сплошь и рядом и никого из актеров не удивляли.

Зато Алису Фрейндлих тогда назвали лучшей актрисой года по версии журнала «Коммунистический экран», что было действительно народным признанием.
Не менее интересны образы, которые создавал в кино Юрий Васильев , еще одна звезда советских экранов 70-80-х годов.

Понравилась статья?

Тогда поддержи нас, жми:

Баталов джинсы так и не возвратил: как героям советских фильмов получалось стильно одеваться

Андрей Миронов одним из первых начал носить водолазки в кино, а «Карьерный роман» – так и совсем коммунистический вариант makeover-шоу. Были на лекции московского проекта Fashion to Know, на которой Анна Баштовая, историк и автор телеграм-канала «Кинокостюм для чайников», рассказала о современных направленностях в советских фильмах.

Делимся любопытными фактами об одежде героев «Бриллиантовой руки», «Служебного романа» и «Москва слезам не верит».

«Бриллиантовая рука», 1968 (дизайнер по костюмам Константин Савицкий)

Самые яркие костюмы в данной советской комедии у Андрея Миронова – киноактера, который любил носить заграничную одежду и следил за популярными трендами. Во второй половине 60-ых годов XX века Пьер Карден предоставил летнюю коллекцию, в которой были представлены белые мужские водолазки.

Несколько лет через герой Миронова, контрабандист Геша Козодоев, носил их с однобортными пиджаками.

Водолазки для картины, как и серебристый костюм из японской дакроновой ткани, приобрели на чеки в валютном магазине «Березка». Все костюмы так понравились актеру, что после съемок он оставил их себе.

Одна из наиболее известных модных сцен в отечественном кинематографе – презентация летнего комбинированного костюма «Универсал-69». Место для его презентации подобрано ироничное – форум сегодняшней одежды в Житомире.

Почему этот белый костюм такой неестественный?

В конце 1960-х комбинаторность была большим направлением: гардероб советского человека должен был быть маленьким, но практичным. Собственно поэтому пиджак мог стать курткочкой, а брюки – шортами.

Если вы видите стильно одетого персонажа в советском фильме – быстрее всего, перед вами лиходей, соблазнительница Анна Сергеевна не исключение. Ее провокационный образ в халате с перламутровыми пуговицами – один из очень отважных в искусстве СССР.

В сценарии сразу было прописано, какими обязаны быть пуговицы, но достать их собственными силами костюмерному цеху так и не получилось: дефицит. Светлана Светличная, исполнявшая данную роль, доставила на площадку собственные пуговицы.

Всем известный зеленый купальник тоже выбрали самой актрисой.

Он напоминает бикини одной из первых девушек Бонда – фильм, в котором Урсула Андресс выныривает из воды, вышел на экраны в первой половине 60-ых годов XX века и вполне мог вдохновить Светличную.

«Карьерный роман», 1977 (дизайнер по костюмам Эдит Приеде)

Этот фильм – по существу, первое makeover-шоу (аналог «Снимите это немедленно!»), где простушке делают новый стильный образ – от прически до гардероба. Переодевание Людмилы Прокофьевны, директора в статистическом учреждении, было практическим руководством к действию для женщин всей страны: одинаковые пиджаки – снять, платья – одеть.

Костюм, в котором актриса бывает на работе сразу же после изменения – синее платье из полушерстяной шотландки, – стал настоящим хитом. Поклонницы завалили Алису Фрейндлих письмами, в которых признавались, что обязательно сошьют себе такое же.

Современным направлениям больше отвечает ее непримечательный коричневый костюм из первой части фильма. Найти его было сложно.

По словам актрисы, они наряду с режиссером Рязановым «облазили все костюмерные, подбирая самые гунявые платья, туфли и плащи», чтобы создать образ «настоящей советской замученной жизнью дамы».

Однако если сегодня мы зайдем в Cos, то легко сможем одеться в тематике «мымры».

Главная модница этого фильма – секретарша Верочка в применении Лии Ахеджаковой. Ее основные фишки – многослойность, брюки клеш и аксессуары светлого цвета.

Сегодня она с ног до головы одевалась бы в Gucci, это на 100 % ее стилевая позиция.

«Москва слезам не верит», 1979 (дизайнер по костюмам Жанна Мелконян)

Этот оскароносный коммунистический фильм показывает сразу две временные эпохи – конец 1950-х и 1970-е годы. У художника по костюмам была неразрешимая задача: показать героинь сначала 19-летними девчонками, а потом – женщинами под 40.

Омолаживали в конце концов не только прическами и костюмами. На помощь пришли корсеты – они делали походку и движения актрис более резкими, свойственными молоденьким девушкам.
Первый аутфит Катерины (Вера Алентова) в кадре – вышитый крестиком вручную синий сарафан. Зрители должны были заметить ее как скромную домашнюю девушку, которая сама могла оформить собственный костюм.

Юные героини Людмила (Елена Муравьева) и Катерина носят белые носки. Но вина этому не популярный тренд, а, скорее, безвыходное положение.

На новую обувь у создателей фильма не было денег, благодаря этому понадобилось взять со склада старую и, так как она была в незавидном состоянии и сильно давила, добавить носки.

В Америке, правда, данная деталь выполнила грандиозный эффект, даже в здешних газетах писали, мол, русские вернули в моду белые носки.
Еще 1 пример умелого расходования кинобюджета: платье Людмилы, в котором она пришла в зал Ленинской библиотеки, было сшито из галстучной ткани.

Твидовые костюмы для женщин в 1970-е не шили, благодаря этому образ директора комбината понадобилось создавать из 12 распоротых мужские брюк – вышел серый костюм-тройка.

Серый и бежевый цвета в этом фильме – признаки благосостояния, доказательство положения. А джинсы Wrangler для Гоши (Алексей Баталов) «сняли» с супруга художника картины Жанны Мелконян.

Баталов их надел в кадре первый раз – и так хозяину и не возвратил.

 

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − шесть =